Главная > Йога > Материалы > Интервью Алексея Киселёва для блога 'Жизнь в стиле йоги'

Интервью Алексея Киселёва для блога "Жизнь в стиле йоги"

дата: 2017.03.19
интервью подготовили: Yulia Janaki Mamaeva
фото: Аксиния Леус (Aksinia Leus)

Оглавление

Часть 1. От толкинизма до хатха-йоги: Интервью с Алексеем Киселёвым

ЖСЙ: Ты же когда-то был толкинистом и профессиональным туристом. Расскажи, как ты от этих увлечений пришёл к йоге?

А.К.: Толкинизмом я увлекался во времена учёбы и работы в университете. Я работал с друзьями, которые этим занимались. Я был достаточно замкнутым человеком и специально направил себя в мир с множеством людей, которые очень любят поговорить и сыграть роль какого-то фэнтезийного персонажа. Затем в качестве подготовки к играм в лесу мы стали придумывать маршруты и каждые вторые выходные ходить пешком километров по 20 по Подмосковью. Потом я понял, что нахождение в лесу и общение с природой мне интереснее толкинистских игр. Поэтому в 24 года я ушёл в профессиональный туризм и одновременно занялся эзотерикой и саморазвитием, начав читать и практиковать ОШО-медитации.

ЖСЙ: Расскажи, пожалуйста, подробнее, как йога пришла в твою жизнь и когда появилось желание её преподавать?

А.К.: Примерно в 1994 году мы с мамой, сестрой и её подругой около полугода ходили на йогу. На занятиях вместе с асанами мы практиковали пранаямы, медитировали и слушали лекции. Мне всё очень нравилось. Я не помню все детали, но ключевые понятия из лекций наложили на меня глубокий отпечаток. Тогда я сформулировал для себя основные принципы жизни: понятие о душе, карме, энергиях, высших силах и духах.
Где-то в 24 года занялся изучением практик ОШО, практиковал дома динамические медитации по его системе и ездил на многодневные семинары. Я ещё больше погрузился в эзотерику и работал над своей личностью. Но я не видел общей структуры развития в этой системе.
В 26 лет в лесах Йошкар-Олы провёл несколько дней с йогами в попытках медитировать с ними под жужжание комаров. Они меня вдохновили вновь пойти на йогу, и по возвращении в Москву я пошёл в йога-клуб. Попал на занятия Егора Сидорина по универсальной йоге и просто влюбился. Йога меня поразила работой на всех уровнях — с физическим телом, дыханием и вниманием — и прописанной этапностью освоения (восемь ступеней).
Через год мне сказали, что приезжает основатель стиля Андрей Лаппа и что хорошо бы к нему пойти учиться. Я так и сделал: летом поехал на месяц к нему на семинар в Крым. Я проходил обучение для себя, для лучшего понимания йоги. А осенью его ассистент Иван Свиридов пригласил меня преподавать йогу и дал координаты фитнес-клуба, где требуется инструктор. Так я и стал преподавать йогу с осени 2008 года.

ЖСЙ: Почему ты пошёл на тичерс именно по универсальной йоге? Чем это направление отличается от других школ йоги?

А.К.: Это было логичным продолжением моей практики в этом стиле. Основное отличие, как мне кажется, в полной открытости знаний. Основатель стиля Андрей Лаппа объясняет, почему он использует тот или иной элемент в практике (асанах, пранаямах, техниках работы с вниманием) и почему именно в такой последовательности. Нет лишней мистификации и недомолвок. Человек быстро входит в изменённое состояние, и при регулярных занятиях это его быстро готовит к внутренним практикам.

ЖСЙ: Как тебе удаётся совмещать практику йоги с жизнью в мегаполисе в качестве женатого человека с маленькой дочкой?

А.К.: Интересно, что, когда меняется семейное положение (женитьба и рождение ребенка), отношение к практике и социальной жизни тоже меняется. Изменилось также моё отношение как преподавателя к ученикам. Времени на практику становится меньше, практика становится более сжатой, начинаешь использовать только то, что даёт реальный эффект на уровне тела-сознания. В домашней практике я не использую много асан. Основная моя практика направлена на работу с дыханием и вниманием.

Продолжение следует...

Часть 2. Практика как стиль жизни: Интервью с Алексеем Киселёвым (Продолжение)

ЖСЙ: Откуда у тебя возник интерес к преподаванию йога-терапии опорно-двигательного аппарата? Интересно ли вести индивидуальные занятия для людей с нетипичным строением ОДА и возможными сопутствующими заболеваниями?

А.К.: Я боялся навредить тем, кто приходит на мои занятия, поэтому после нескольких курсов для преподавателей пошёл на курс по йога-терапии Артёма Фролова и Сергея Агапкина. К тому же часть людей приходит на йогу поправить здоровье. И когда видишь такое большое количество людей с проблемами, очень хочется им помочь. Хорошо, когда есть для этого знания и возможности.
В целом работа преподавателя йоги достаточно однотипна. Набор асан ограничен несколькими сотнями. Можно себя развлекать, меняя последовательность их подачи, но если давать по правилам подготовки и компенсации, то сильно варьировать тоже не получится. В начальной группе меняются только люди. Но все разные, и это интересно.
Поэтому и вести индивидуальные занятия с нетипичным случаем интересно. Это что-то новое, и есть возможность больше внимания уделить конкретной проблеме. И если человек занимается только с тобой, виден результат совместной работы. Правда для весомого результата необходимо практиковать каждый день. Это как принимать лекарство при болезни или как ежедневная тренировка для спортсменов.

ЖСЙ: Используешь ли ты в личной практике асаны повышенной сложности? В чём их смысл с точки зрения традиционной йоги?

А.К.: Я веду каждый день по несколько занятий и, показывая асаны, уже немного разминаюсь, поэтому дома делать простые асаны не имеет смысла и жалко времени. С другой стороны, после нескольких занятий в день чувствуется некоторая перетренированность, и предельными сложными асанами или работой в предельном режиме дома можно истощить тело. Поэтому я придерживаюсь, на мой взгляд, золотой середины. Делаю не очень сложные для меня симметричные асаны — глубокие наклоны и прогибы, работаю с конечностями и больше внимания уделяю работе с позвоночником, стараясь включить его малоподвижные сегменты. Много времени и сил в этих условно простых позах отдаю работе с дыханием и вниманием — дыхание замедляется, и можно почувствовать или представить, как энергия движется по телу. Или иногда я просто делаю небольшую разминку, чтобы потом можно было долго сидеть в позе лотоса с прямой спиной.
Сложные асаны помогают включить больше внимания, так как для их корректного удержания необходимо отслеживать больше деталей и ошибка чревата серьёзными последствиями. Каждая асана вводит нас в определённое состояние, и от сложных асан состояние более «концентрированное».
Опять же, что мы понимаем под словами «простые и сложные позы»? Для новичка все позы являются сложными, для опытного практикующего почти все простые, для опытного практикующего, углубляющегося в отстройки поз, даже самые простые позы становятся всё сложнее и сложнее по мере добавления новых деталей отстройки.
Практика асан даёт телу здоровье, готовит тело к долгому сидению и внутренним практикам. И для этой цели необязательно выполнять много сложных поз. Но можно использовать занятие с йога-асанами как непрерывную задачу на концентрацию и отрешённость, и тогда сложные позы будут играть роль пиковых нагрузок. При проведении занятий я чередую оба принципа, дома последнее время использую первый.

ЖСЙ: Что, помимо асан и пранаям, входит в твою личную практику? Используешь ли ты мантры или особые техники медитации?

А.К.: Мантры я использую в начале и конце занятия для настройки на практику и как выражение благодарности учителям и создателю йоги. Иногда пою их в повседневной жизни для включения спокойного состояния. В основном дома работаю с дыханием, стараясь удерживать при этом внимание. Как написано в текстах по йоге, пранаяма готовит ум к концентрации, а медитация сама наступает при длительной концентрации. Медитация — это прежде всего состояние, и практика пранаям даёт иногда очень глубокое погружение внутрь. Опять же, это происходит не всегда или бывает быстро проходит в социуме, поэтому считаю важным и работаю над тем, чтобы сохранить осознанность в обычной жизни после практики. Специальных медитативных техник в данное время не выполняю.

Продолжение следует...

Часть 3. От йоги к ведической традиции: Интервью с Алексеем Киселевым) (Продолжение)

ЖСЙ: Как ты относишься к джйотишу (традиционной ведической астрологии) и полезно ли, на твой взгляд, практикующему йогину знать определённые кармические паттерны, которые видны по натальной карте?

А.К.: К джйотишу отношусь с уважением, но не было возможности отследить на себе его пользу для практики йоги. Планеты, конечно, влияют на нас, и чем больше практикуешь, тем лучше чувствуешь их воздействие. Легче отследить это по Луне. В какие-то дни чувствуется больше энергии, в какие-то — меньше. Некоторые обряды и посты принято совершать в определённые лунные дни. Но для значительного прогресса практиковать йогу надо каждый день.
Один учитель йоги, разбирающийся в джйотише, говорил, что уже перестал трактовать натальные карты практикующим йогу. Просматривая натальную карту человека, живущего обычной жизнью, можно чётко проследить его тенденции и судьбу. Йогин, вставший на духовный путь, своим усилием и постоянной практикой включает второстепенные связи планет, и они влияют на него больше и вместе с практикой йоги сильно меняют его.
В книгах написано, что в конце пути йоги планеты уже перестают воздействовать. Но это очень высокий уровень. Многие практикующие носят камни, гармонизирующие влияние планет.

ЖСЙ: Как ты относишься к аюрведе? Может ли практикующий йогу использовать знания аюрведы для себя?

А.К.: Я обучался аюрведе у Андрея Головинова и Михаила Суботялова, поэтому в этом вопросе немного разбираюсь. В текстах по йоге написано примерно следующее: сбалансировав питание и уравновесив доши, можно приступать к пранаяме. Значит, перед практикой пранаямы можно воспользоваться знанием аюрведы, чтобы привести тело в порядок. В аюрведе есть понятия души, ума, чувств, энергий, и этим она близка йоге. Очень чётко описаны питание, правильный распорядок дня, условия жизни и профилактика болезней. Но есть и отличия. Большинство трактатов по аюрведе написаны для домохозяев, а методы йоги выходят за эти рамки. Приведу несколько примеров:

Но сейчас люди стараются совмещать йогу и семейную жизнь, и поэтому синтез йоги и аюрведы может быть очень гармоничен.

ЖСЙ: Какие задачи ты ставишь перед собой в личной практике и как преподаватель йоги?

А.К.: Есть хорошая фраза: «Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах». Поэтому я не люблю строить долговременных планов. Стараюсь честно, с отдачей выполнять свою работу, профессионально развиваться, практиковать, помогать людям и выполнять семейные обязанности (дхарму), а Бог сам решит, как моя жизнь пойдёт дальше.

ЖСЙ: Есть ли какие-то книги, музыка, произведения искусства, которые произвели на тебя глубокое впечатление и привели к прозрению или внутренним изменениям? Необязательно только специализированные книги по йоге.

А.К.: Где-то в 23 года большое влияние на меня оказали книги Кастанеды. Позже серия книг Лазарева «Диагностика кармы» и трёхтомник Антаровой «Две жизни». Когда занялся йогой — «Автобиография йога» Парамахансы Йогананды и «Хатха-йога» Теос Бернард.

ЖСЙ: Что вдохновляет тебя продолжать идти по пути йоги и есть ли какие-то советы, которые ты мог бы дать начинающим, чтобы они не «сошли с коврика»?

А.К.: Встав на путь саморазвития, я уже не могу остановиться, меняются методы, скорость продвижения, отношение к практике. Не все смогут дойти до конечной цели — просветления. Как некоторые говорят, важен сам путь, а не цель. Если получится стать более осознанным и более любящим других, это уже очень многого стоит. Начинающим советую найти хорошего учителя, обязательно регулярно ходить на занятия. И для большинства очень желательно найти группу единомышленников, чтобы была поддержка на пути, так как социум вначале будет не понимать вас и тянуть обратно к соблюдению шаблонов поведения.

Интервью для блога "Жизнь в стиле йоги" подготовили: Yulia Janaki Mamaeva
Фото: Аксиния Леус (Aksinia Leus)