Главная > Йога > Материалы > Книги > Айенгар 'Пояснение йоги' (Йога дипика) 1993

Артем Фролов - Йогатерапия. Практическое руководство

Сквозь призму современных анатомических, физиологических и клинических данных автор рассматривает принципы йогатерапии и построения практики хатха-йоги для людей, страдающих различными заболеваниями.
Руководство предназначено для преподавателей хатха-йоги, специалистов по физической реабилитации и лечебной физкультуре, а также всех, кто интересуется методами саморегуляции и оздоровления.

Содержание:

Артем Фролов
Йогатерапия. Практическое руководство

Теория – это придворная дама,
а практика – как медведь в лесу.
Преподобный Амвросий Оптинский

Введение

Любой метод лечения обычно проходит несколько этапов становления. Первый этап может опираться на логику и знание законов, по которым работает человеческое тело, а также понимание механизмов, по которым развивается заболевание. Исходя из этих предпосылок, мы можем предполагать, как следует строить терапевтическую схему.
Однако человеческий организм слишком сложен, чтобы можно было всегда безошибочно и с точностью заранее предполагать эффект тех или иных воздействий. В практической работе (второй этап становления метода), как правило, всё оказывается гораздо сложнее, чем в предшествующих теоретических рассуждениях. Каждый человек уникален в своих особенностях, в реакциях на терапевтические воздействия, а также по наличию тех или иных сопутствующих проблем. Поэтому практическая работа расставляет очень многие, подчас неожиданные, акценты в наших теоретических построениях. По мере накопления опыта работы с различной патологией формируется более чёткое понимание, как именно нужно строить практику йогатерапии в тех или иных случаях.
Ещё один важный этап становления лечебного метода – научные исследования. Наступившая эпоха доказательной медицины заставляет объективно и с научной строгостью подходить к любому методу терапевтического воздействия. Путём проведённых исследований на схожих по составу группах пациентов мы можем с точностью и объективно понять влияние тех или иных методов на здоровье человека, течение заболеваний, частоту осложнений и многое другое.
В данном руководстве изложены йогатерапевтические методики, при составлении которых автор опирался, во-первых, на логику; во-вторых, на собственный практический опыт работы с пациентами, а также на опыт своих коллег-йогатерапевтов; в-третьих – на научные, клинические и экспериментальные исследования, которые в настоящее время накоплены по данному вопросу.
Предлагаемое руководство рассчитано в первую очередь на преподавателей йоги и опытных практиков, поэтому не содержит подробных разъяснений по технике выполнения йогических упражнений, упоминаемых в тексте. Менее искушённый читатель, впрочем, также сможет извлечь из книги пользу, обратившись к соответствующим источникам и уточнив подробности выполнения конкретных упражнений.
Цель этой книги – в первую очередь формулировка принципов, по которым преподаватель йоги сможет строить программу занятий при определённых заболеваниях, исключая одни техники (потенциально опасные) и используя другие (потенциально полезные).
При этом отдельные направления практики – такие как йогатерапия позвоночника – рассмотрены максимально подробно и снабжены основательным иллюстративным материалом.
Автор выражает свою глубокую признательность Дмитрию Демину (Москва) за высококвалифицированную и скрупулёзную редакцию текста, Саги Ермолаевой (Санкт-Петербург) за неоценимую помощь в подготовке иллюстраций, Рашиду Шайхутдинову (Санкт-Петербург) за постоянную организационную поддержку, а также всем своим коллегам-йогатерапевтам, кропотливый труд которых помогает обобщать и накапливать столь ценный практический опыт.

Йогатерапия: пункты построения

Если поразмыслить о том, что именно делает йогу йогатерапией, то можно сформулировать несколько основных требований. Соблюдение их необходимо для того, чтобы практика йоги действительно стала терапевтической.
Первое требование, которому должна отвечать йогатерапевтическая практика, – это безопасность. Вспомним первую заповедь любого лекаря: "Не навреди!" К сожалению, порой приходится видеть, как практика йоги, вместо того чтобы улучшить состояние человека, наоборот, усугубляет и преумножает его проблемы со здоровьем. Если человек начал заниматься йогой и в результате занятий ему не стало хуже – уже можно считать, что успех частично достигнут. Для этого из алгоритма занятий следует исключить техники, которые будут негативно влиять на течение заболевания. К примеру, при задних межпозвонковых грыжах наклоны вперёд с высокой степенью вероятности могут вызвать выдавливание пульпозного ядра кзади и увеличить степень грыжевого выпячивания со всеми вытекающими последствиями. Поэтому из практики при поясничных грыжах исключаются наклоны вперёд к прямым ногам (пашимоттанасана, уттанасана и подобные им), при грыжах шейного отдела исключается джаландхара-бандха, а также асаны, в которых последняя выполняется. Таким образом, вся практика и каждый её элемент должны быть проанализированы на предмет потенциальной опасности и при необходимости исключены из алгоритма занятий.
Второе требование, которому должна отвечать йогатерапевтическая практика, – это эффективность. Желательно, чтобы позитивный эффект от практики был достигнут в кратчайшие сроки. Для этого в схему занятий должны быть введены элементы, оказывающие специфическое, необходимое в данном случае терапевтическое воздействие. К примеру, брюшные манипуляции (уддияна-бандха и наули), являясь мощными вакуумными приёмами, позитивно влияют на процессы венозного оттока и потому будут полезны при варикозной болезни. Однако например в общих классах начального уровня йоги Айенгара (притом что этой традицией накоплен огромный пласт информации в области йогатерапии) брюшные манипуляции не будут предложены на первом году обучения, между тем данные техники имеют особое значение для реализации быстрого терапевтического эффекта. Таким образом, после отсечения потенциально опасных техник мы должны включить то, что будет нести прямую терапевтическую направленность. И здесь – ничего не поделаешь – йогатерапевт должен понимать механизмы воздействия техник, которые планирует применить.
Третье требование, которому должна отвечать практика йогатерапии, – это доступность. Очень часто человек начинает свою практику йоги именно с йогатерапии. Кто-то, решив проблемы со здоровьем, углубляется в практику и движется в йоге дальше; кто-то остаётся на достигнутом уровне и использует йогу исключительно для поддержания здоровья. Но очень часто пациент йогатерапевта – это человек с нулевым уровнем, пришедший "с улицы" в поисках выздоровления, и очень важно, чтобы этот человек с первого дня смог бы выполнять предписанные ему упражнения. Для этого практика должна быть простой и легко воспроизводимой. Нет смысла рекомендовать человеку упражнения, на освоение которых в эффективном варианте уйдут месяцы и годы. Желательно, чтобы практикующий быстро добился хотя бы частичного облегчения (иначе энтузиазм его быстро угаснет), а для этого практика должна быть безопасной, эффективной и доступной.
Когда построен основной алгоритм практики, при её выполнении следует соблюдать несколько основных правил.
Во-первых, вся практика должна выполняться в режиме комфорта. Если движение или положение тела причиняет боль и дискомфорт, следует уменьшить амплитуду движения, темп, интенсивность (если речь идёт о динамических практиках), либо уменьшить глубину вхождения в асану (если элемент выполняется в статическом режиме). Из этого правила есть редкие исключения – например практика йогатерапии при плеврите: дыхательные упражнения и вьяямы могут вызывать болевые ощущения, но при этом они препятствуют образованию плевральных спаек, и практика может выполняться несмотря на наличие болевых ощущений. В основном же боль – это почти всегда признак микротравмирования, деструкции клеток и тканей, сигнал о том, что данное движение или положение носит неблагоприятный характер. Нежелательными симптомами также являются ощущение сердцебиения, одышка, головокружение, слабость во время и после выполнения упражнений. То есть практика должна выполняться в области комфортного самочувствия.

--------------------

Во-вторых, следует всегда выполнять подбор упражнений, двигаясь от минимального к большему, постепенно подбирая оптимальный для конкретного человека диапазон практики. То есть, к примеру, при выполнении вьяям на шейный отдел позвоночника начинаем движение с самых минимальных объёмов – наклон головы на сантиметр вперёд и на сантиметр назад; продолжая движение, с каждым циклом постепенно наращиваем амплитуду, внимательно наблюдая за ощущениями. При появлении боли или неприятных ощущений объём движения следует уменьшить, возвращаясь в зону комфорта. Таким образом подбирается амплитуда всех динамических практик: мы словно титруем дозу воздействия, постепенно увеличивая и останавливаясь там, где нужно. Другой пример: при подборе варианта капалабхати начинать следует с минимального количества дыханий за один цикл, делая их мягко, в небольшом темпе, прислушиваясь к самочувствию после каждого цикла. Постепенно увеличивая амплитуду и количество дыханий за один цикл, мы сможем безопасно подобрать вариант выполнения, подходящий для конкретного человека с конкретной патологией.
В-третьих, большое значение имеет установка на общую мышечную релаксацию. При выполнении всех практик те мышцы, которые не участвуют в поддержании позы или в выполнении движения, должны быть расслаблены. В общем-то, этот принцип должен касаться не только йогатерапии, но и йогической практики в целом: можно сказать, что искусство сознательной мышечной релаксации и управления своим мышечным тонусом – это один из краеугольных камней хатха-йоги. Но в йогатерапии это имеет особое значение, так как мышечные закрепощения зачастую поддерживают патологические взаимосвязи между ЦНС, опорно-двигательным аппаратом и многими другими системами организма. Холостые напряжения в тех или иных мышечных группах приводят к возникновению ненужных "помех" в проприоцептивном восприятии; образно говоря, каждая асана отражается в центральной нервной системе в виде определённого паттерна, рисунка, схемы. А лишние мышечные напряжения, создавая своего рода помехи, искажают и загрязняют эту схему.
В-четвёртых, огромное значение имеет работа дыхательной системы, которая должна функционировать в максимально естественном режиме. В тех случаях, когда движение координируется с дыханием, ритм выполнения должен задаваться дыханием (подробнее о принципах работы с дыханием в йогатерапии читайте в следующей главе). В тех случаях, если дыхание не соединяется с движением, дыхание должно оставаться свободным и не должно блокироваться.
И наконец, в-пятых, большое значение в йогатерапии имеет состояние сознания и внимания. Упражнения не должны выполняться механически, внимание практикующего должно быть по возможности сосредоточено на движении, положении тела, на ощущениях и на дыхании. Инструктор в течение занятия должен постоянно напоминать об этом, помогая занимающемуся "вести" внимание по телу, его рабочим зонам и отделам. Благодаря соблюдению этого принципа сознание практикующего получает определённую психоэмоциональную разгрузку, что приближает практику к варианту телесно-ориентированной психотерапии. Улучшение психоэмоционального тонуса пациента – важнейшее условие выздоровления, поэтому работа с вниманием во время практики – это не менее важный принцип, чем все остальные.

Принципы работы с дыханием в йогатерапии

Йогатерапию можно отнести к регулирующим методам лечения, то есть к тем методам, которые обеспечивают стабилизацию состояния здоровья за счёт общих, системных воздействий. Методы западной медицины в основном действуют точечно, исправляя некие локальные отклонения (например, блокируя желудочную секрецию или стимулируя почечную фильтрацию), при этом столь узкие воздействия нередко вызывают побочные эффекты и не способствуют настройке, гармонизации организма в целом. Регулирующие методы воздействия (такие, например, как аюрведа и традиционная китайская медицина) оказывают не только и не столько точечные, локальные воздействия, сколько способствуют восстановлению системного равновесия в организме. Они стабилизируют состояние регулирующих систем – и улучшая работу отдельных органов, и балансируя их общее взаимодействие.
Системное воздействие на организм может достигаться за счёт работы с дыханием, которое является универсальным общим знаменателем, связывающим воедино огромное количество процессов в нашем теле. Дыхание можно уподобить волнам, ритмично набегающим на берег и покидающим его; при этом вместе с этими волнами, словно бумажные кораблики на поверхности воды, движутся и волнообразно меняют свою активность сопредельные системы – кровообращение, тонус нервной системы и скелетной мускулатуры и многое другое. Рисунок нашего дыхания определяет очень многое, и поэтому при построении йога-терапевтических алгоритмов важно обращать внимание на то, как именно работает дыхательная система.
В данном разделе мы обсудим варианты дыхательных паттернов, позволяющие добиваться оптимальных регулирующих результатов в йогатерапевтической практике.
В основе спонтанной работы дыхания лежит деятельность дыхательного центра. Точная топографическая анатомия этого образования до сих пор остаётся предметом дискуссий. Можно сказать, что по настоящее время нет чёткого определения понятия дыхательного центра, и его локализация точно не установлена.
Учение о дыхательном центре (ДЦ) зародилось ещё во II веке нашей эры, когда римский врач Гален ввёл в медицинскую научную практику вивисекционные опыты на животных. После отделения головного мозга от спинного Гален наблюдал остановку дыхания и таким образом сделал вывод о местонахождении в головном мозге некоего центра, управляющего дыханием. Систематические исследования дыхательного центра возобновились лишь во второй половине XIX века, и с тех пор представления о дыхательном центре претерпели значительную эволюцию. Несколько упрощая, можно сказать, что в настоящее время под термином "дыхательный центр" понимается совокупность структур, необходимых для формирования периодического дыхания и расположенных в основном в ядрах продолговатого мозга.
Всего выделяют восемь популяций нейронов дыхательного центра, но, опять же упрощая, их можно разделить на инспираторные – обеспечивающие вдох – и экспираторные – участвующие в процессе выдоха.
Нейроны дыхательного центра способны к генерации спонтанной активности – это их основное качество. Возбуждение нейронов ДЦ по волокнам периферической нервной системы передаётся на дыхательные мышцы, которые возбуждаются, приходят в движение, расширяя грудную клетку и увеличивая её внутренний объём, за счёт чего и происходит вдох. К концу вдоха приходят в возбуждение экспираторные нейроны ДЦ, оказывающие тормозные влияния на процесс вдоха. Дыхательные мышцы расслабляются, эластическая тяга грудной клетки заставляет её пассивно спадаться, вследствие чего происходит естественный выдох. После этого система какое-то время сохраняет состояние покоя – до того момента, пока инспираторные нейроны дыхательного центра снова не придут в возбуждение, инициируя следующий вдох.
Какие же факторы влияют на активность дыхательного центра, частоту его импульсации и, как следствие, на частоту дыхания? Основным регулятором деятельности дыхательного центра является газовый состав крови. Концентрация углекислого газа – основного конечного метаболита энергетического обмена – наиболее активно влияет на активность инспираторных нейронов. Каждый дыхательный цикл, а точнее – каждый выдох, выводит СО2 в атмосферу, и уровень углекислого газа в крови снижается; нейроны ДЦ утрачивают активность, в деятельности дыхания наступает пауза. Далее вследствие продолжающихся метаболических процессов СО2 накапливается и, достигая определённого порога, возбуждает дыхательный центр. Последний, в свою очередь, возбуждает дыхательную мускулатуру, и начинается очередной вдох-выдох, снижающий уровень углекислого газа.
Кроме СО2 регулирующие влияния на дыхательный центр оказывает уровень кислорода в артериальной крови, а также кислотность крови, находящаяся в тесных взаимосвязях с уровнем СО2.
Таким образом, уровень газов крови оказывает основные регулирующие влияния на деятельность дыхательного центра. Изменения дыхания влекут за собой изменения газового состава крови – что в свою очередь меняет активность дыхательного центра, восстанавливая равновесие внутренней газовой среды.
Однако на деятельность дыхательного центра и нашего дыхания оказывают влияние ещё очень многие факторы – к примеру, тонус нервной системы. Увеличение мышечной нагрузки или психоэмоциональное возбуждение (повышение симпатического тонуса) снижает порог возбудимости нейронов дыхательного центра, и дыхание учащается; состояние психофизиологического покоя (повышение парасимпатического тонуса) делает дыхательный центр более пассивным, приводя к успокоению и урежению дыхания.
Таким образом, дыхательный центр очень чутко приспосабливает процесс дыхания к состоянию организма, регулируя и поддерживая равновесие внутренней среды, приводя многочисленные системы организма в соответствие с ситуацией – физической и психоэмоциональной нагрузкой, положением тела, газовым составом внешней среды и так далее.
При этом у дыхания есть уникальная особенность: по выражению академика Ноздрачёва, оно является самой кортикализованной из всех жизненных функций; другими словами, дыхательная система в исключительной степени подвластна волевому контролю и сознательному управлению. То есть дыхательный центр, находясь в тесной связи с "животными" функциями тела, при этом подвластен вышележащим структурам ЦНС (коре головного мозга) и в определённых обстоятельствах может исполнять "волю сверху" вне зависимости от того, какая ситуация складывается "внизу".

--------------------

Это обстоятельство приобретает особое значение в контексте выполнения йогических и йогатерапевтических практик. Что касается собственно йогического управления дыханием – это большая тема для отдельного разговора; сейчас мы обсудим работу с дыхательным центром в йогатерапии.
Многие йогатерапевтические алгоритмы основаны на простых динамических связках, в которых осуществляется переход из одного положения тела в другое и обратно, причём это делается синхронно со вдохом и с выдохом. Стандартный пример подобных терапевтических связок – марджариасана и её многочисленные вариации либо динамические варианты ардха-шалабхасаны. Примеров может быть множество, общим принципом является синхронизация движения и дыхания. Обычно начинающие, выполняя динамические связки на вдохе-выдохе, привязывают дыхание к движению, что приводит к увеличению частоты дыхания по сравнению с нормальной. Само по себе стойкое учащение дыхания, приводящее к гипервентиляции (особенно выполняемое на протяжении всего занятия), может легко приводить к неблагоприятным изменениям мозгового кровотока и к нарушениям кислородного обеспечения нейронов. Отсюда вытекает важнейший принцип динамических терапевтических комплексов: движение должно происходить в ритме естественного дыхания.
Дыхательный центр имеет способность очень тонко и точно подстраиваться под текущее состояние организма, в том числе под работу скелетной мускулатуры, которая производит углекислый газ и таким образом влияет на активность ДЦ и частоту дыхания. В естественном режиме этот процесс происходит гораздо правильнее и точнее, нежели при волевом вмешательстве в процесс "сверху".
Для того чтобы практикующий мог "уловить" ритм естественного, спонтанного дыхания, следует понять структуру дыхательного цикла, который состоит из трёх фаз: 1) вдох; 2) выдох и 3) пауза после выдоха. Третий элемент – пауза после выдоха – является важнейшим структурным элементом естественного дыхательного цикла, лимитирующим его общую длительность, а в конечном итоге частоту дыхания и объём минутной вентиляции лёгких.
Для сохранения дыхания в спонтанном, естественном ритме практикующему следует отслеживать паузу после выдоха, сосредоточиваясь на ней, обращая внимание на то, чтобы начало вдоха было спонтанным, естественным, и никак не торопя его. Тут можно вспомнить технику, рекомендованную Шивой: "Когда дыхание поворачивает от вдоха к выдоху и наоборот, от выдоха к вдоху, – осознай эти оба поворота" ("Вигьяна-бхайрава-тантра"). В данном случае прежде всего следует сосредоточиться на "повороте" от выдоха к вдоху, то есть осознать паузу после выдоха, дать ей произойти и лишь с самопроизвольным началом вдоха продолжить движение.
В соответствии с этим принципом следует выполнять все динамические алгоритмы. Как правило, на вдохе выполняется прогиб, то есть включение мышц – выпрямителей позвоночника и задней поверхности туловища, а на выдохе – наклон, скругление спины либо просто расслабление задней поверхности тела. Этот принцип наиболее физиологичен, так как лишь подчёркивает, усиливает естественное участие скелетной мускулатуры в процессе дыхания: каждый раз, когда мы вдыхаем, тонус мышц – выпрямителей позвоночника увеличивается и грудной кифоз чуть уменьшается; на выдохе мышцы спины расслабляются и грудной кифоз увеличивается. То есть, входя в прогиб на вдохе и в наклон на выдохе, мы тем самым углубляем естественные экскурсии грудной клетки, помогая лёгочной ткани работать эффективнее. На более продвинутых стадиях практики могут использоваться парадоксальные варианты (прогиб на выдохе и наклон на вдохе), но на начальных этапах йогатерапии очень важно укрепить, упорядочить именно исходные, врождённые природные алгоритмы движения и дыхания.
По принципу сохранения естественного ритма дыхания могут выполняться как наиболее простые, общедоступные динамические связки (марджариасана и её цикл, динамический вариант двипада-питхасаны и т. п.), так и более сложные (например, сурья-намаскар в варианте традиции Шивананды). Подход во всех этих случаях остаётся общим: движение идёт вслед за дыханием, ритм выполнения задаётся дыхательным центром без волевого вмешательства; для этого сохраняется естественная структура дыхательного цикла: вдох – выдох – пауза. Например, применительно к сурья-намаскар, в каждом положении выдоха-наклона (уттанасана, адхо-мукха-шванасана и т. д.) практикующий пассивно "висит", ждёт спонтанного наступления следующего вдоха, чтобы продолжить движение, но не торопя его, а пассивно следуя за своим дыханием.
В результате такого подхода многие другие внутренние процессы: изменения кровообращения отдельных частей и зон тела, сокращения и расслабления мышц, колебания вегетативного тонуса – привязываются к основному биологическому ритму – дыханию, которое сохраняется в оптимальном, наиболее физиологичном режиме работы. Многие колебательные отклонения организма приводятся к одному общему знаменателю, с помощью дыхания мягко устанавливаются гармоничные взаимосвязи, оказывается благотворное регулирующее, системное воздействие.
На первых этапах практики принцип "движение в ритме естественного дыхания" используется без уджайи[1], поскольку для восстановления естественных, исходных взаимосвязей нужен минимум вмешательств и максимум естественности. Уджайи же, являясь по сути неестественным, искусственным вариантом дыхания, очень сильно вмешивается в процесс генерации дыхательного ритма, меняя давление в полостях тела, создавая дополнительную нагрузку на дыхательные мышцы и предъявляя более высокие требования к приспособляемости систем и органов. Поэтому на первом этапе йогатерапии для системного воздействия обычно нужно освоить стартовый, "естественный" вариант. Критерием уверенного освоения этого принципа является способность практикующего выполнять динамическую связку почти неограниченно долго, не останавливаясь, – между дыханием, движением, кровообращением устанавливаются оптимальные взаимодействия, что позволяет выполнять практику сколь угодно долго, "течь" телом вслед за процессом дыхания. Так становится возможным выполнять сурья-намаскар неограниченное количество циклов без остановки, происходит постепенный разогрев опорно-двигательного аппарата, однако дыхание и работа сердца остаются ровными и спокойными, никак не ограничивая продолжение практики. В этом случае можно двигаться дальше и включать в практику уджайи, что будет оказывать более глубокое тренирующее и регулирующее воздействие.

Йогатерапия вегетативных расстройств

Работа внутренних органов управляется с помощью так называемых "регулирующих систем". Современная наука выделяет три регулирующие системы: нервную, эндокринную и иммунную. Каждая из них способна осуществлять передачу сигналов в организме: нервная – с помощью электрофизиологических импульсов, распространяющихся по нервным волокнам; эндокринная – запуская сигналы-гормоны по кровеносному руслу; последняя – благодаря взаимодействию иммунных клеток.
Тесное взаимодействие этих трёх регулирующих систем настолько очевидно, что в последнее время принято говорить о "нейро-иммунно-эндокринной системе". Яркой иллюстрацией этих взаимосвязей может послужить гипоталамо-гипофизарная система: будучи отделом головного мозга, она является при этом высшим регуляторным центром эндокринной системы.
Если говорить о нервной системе как об отдельном элементе регуляции жизненных процессов, то для удобства её следует разделить на центральную (головной и спинной мозг) и периферическую (такое деление очень условно, так как граница между центральной и периферической нервными системами довольно размыта, и многие периферические вегетативные образования берут начало в центральных структурах нервной системы).
Периферическая нервная система может быть разделена на соматическую и вегетативную нервную систему. Соматическая нервная система управляет работой скелетной мускулатуры. Вегетативная нервная система (ВНС) заведует работой внутренних органов.
Название "вегетативная" происходит от латинского vegetabilis – растительный. То есть ВНС обеспечивает регуляцию нашего "растительного", или, точнее, "животного" существования. Переваривание, всасывание, выделение, поддержание артериального давления, секреция слизи – все эти процессы, независимые от нашего сознания и волевого управления, регулируются вегетатикой.
Функции ВНС можно также обобщить под термином "адаптация". Ежесекундно, ежечасно и ежедневно наш организм приспосабливается к изменяющимся условиям внешней среды: смена положений тела, сна и бодрствования, эмоционального состояния, времени суток и сезонов, перелёт в другой часовой пояс, в другие климатические условия – всё это требует перестройки наших внутренних процессов. Огромное количество параметров тела постоянно колеблется, чтобы соответствовать текущей ситуации. Меняется частота сокращений сердца, глубина дыхания, мышечный тонус, секреция пищеварительных ферментов, гормональный фон, биохимические показатели крови. Эти постоянные колебания называются гомеостазом, или динамическим постоянством внутренней среды. Суть гомеостаза состоит в постоянных динамических колебаниях параметров, не выходящих за рамки нормальных значений.

--------------------

Поддержанием гомеостаза и занимается вегетативная нервная система. ВНС имеет три основных отдела. Симпатическая нервная система (СНС) занимается процессами активации и возбуждения и включается в условиях стресса. Парасимпатическая нервная система (ПСНС), напротив, отвечает за процессы торможения, релаксации и успокоения. Метасимпатическая нервная система занимается автономной регуляцией работы кишечника, стоит несколько особняком и в рамках данной главы не рассматривается.
Симпатическая система анатомически и функционально не является только нервной структурой. Её неотъемлемой частью является мозговое вещество надпочечников, в стрессовой ситуации выбрасывающее в кровь адреналин. Поэтому часто используется термин "симпатоадреналовая система". Данная система существует для того, чтобы в случае необходимости максимально быстро привести организм в состояние боеготовности, включить все ресурсы, необходимые для выживания.
В 1936 году канадский физиолог Ганс Селье разработал учение об "общем адаптационном синдроме". В основу его легло понятие стресса как неспецифической приспособительной реакции организма. Реакция стресса является неспецифической, одинаково проявляясь в разных ситуациях: при физической нагрузке, эмоциональном возбуждении, страхе и сильной радости симпатическая нервная система запускает один и тот же сценарий.
Эволюционно СНС была сформирована для обеспечения выживания. В условиях бегства, борьбы или погони организм должен быстро перестроить, адаптировать все свои системы: активно заработавшие мышцы должны получать должное количество кислорода, для этого в считанные секунды перестраивается кровообращение и дыхание, поднимается артериальное давление, учащается сердцебиение, активируется распад энергоносителей (жиров и углеводов). Если все эти процессы будут разворачиваться медленно, то адаптация будет неадекватна ситуации и организм либо будет кем-то съеден (так как не сможет быстро убежать), либо умрёт от голода (так как не сможет догнать жертву), либо останется без потомства (не сумев отстоять свои права на самку в бою с другим самцом). Поэтому и была сформирована симпатоадреналовая система, способная быстро развернуть сценарий стресса – типовой приспособительной реакции, которая помогает организму выживать и продолжать род.
Анатомически СНС берет начало в грудном и поясничном отделах спинного мозга: там лежат симпатические ядра – скопления нервных клеток. Симпатические волокна выходят из спинного мозга и переключаются на следующий пункт – симпатические паравертебральные (околопозвоночные) ганглии[2], расположенные вдоль всего позвоночника; посредством нервных веточек они соединены в симпатические стволы, расположенные вдоль всей длины позвоночника по обе его стороны. От симпатических стволов отходят периферические волокна, обеспечивающие иннервацию внутренних органов. Посредством симпатических нервных сигналов внутренние органы и меняют свою активность.
Часть симпатических волокон иннервирует надпочечники. Мозговое вещество надпочечников происходит из эмбрионального вещества нервной ткани – этим и обусловлена их тесная функциональная связь. Выделение адреналина надпочечниками регулируется нервной системой. И надпочечники, и симпатические ганглии вызывают примерно однотипные реакции в системах и органах, и именно это позволяет объединять их в единую симпатоадреналовую систему.
Парасимпатическая нервная система (ПСНС) была открыта несколько позже, чем симпатическая, и потому получила такое родственное название ("околосимпатическая"). В противоположность СНС, парасимпатика оказывает тормозящее и расслабляющее влияние. Выражаясь образно, парасимпатика включается тогда, когда индивидуум догнал свою жертву, съел её и лёг отдохнуть. В этот момент востребованы механизмы релаксации, восстановления и накопления ресурсов; включение этих-то механизмов и регулирует парасимпатическая система.
Анатомически ПСНС берет своё начало в продолговатом мозге. Оттуда выходит основной парасимпатический нерв, за свою разветвлённость получивший название блуждающего. По-латыни "блуждающий" – vagus, и поэтому многие парасимпатические эффекты часто именуются "вагусными". Блуждающие нервы (левый и правый) выходят из полости черепа, в полости грудной клетки дают многочисленные разветвления, идущие к лёгким и сердцу, проходят в брюшную полость, где также дают обильные периферические ветви.
Вторая часть ПСНС берёт начало в крестцовом отделе спинного мозга, формируя парасимпатическое крестцовое сплетение. Его ветви иннервируют органы малого таза (мочевой пузырь, прямую кишку, внутренние и наружные половые органы), область промежности и ануса. Крестцовое сплетение имеет тесные взаимосвязи с блуждающим нервом и всей парасимпатической системой.
В целом парасимпатика находится в функциональном антагонизме по отношению к симпатике. При активации ПСНС артериальное давление снижается, уменьшается частота работы сердца, сократимость и возбудимость миокарда, скелетная мускулатура расслабляется, замедляется распад энергетических субстратов и активируется их синтез. Высокий тонус парасимпатики активирует лишь деятельность пищеварительного тракта: как говорится, поели – можно отдохнуть, расслабиться и переварить съеденное.
Конечно, в жизни всё не так просто. Порой вегетативный тонус по-разному проявляется на уровне разных органов и систем. Могут наблюдаться ситуации, в которых одновременно активируются оба отдела вегетативной системы. Очень иллюстративен такой пример, как половой акт: на фоне общей активации дыхания и кровообращения (что обеспечивается симпатической НС) имеет место высокий тонус парасимпатики, обеспечивающий изменение состояния половых органов.
В целом СНС и ПСНС – не столько конкуренты, сколько неразрывные части одного целого, обеспечивающие равновесие процессов адаптации и жизнедеятельности.
Для удобства восприятия основные эффекты двух отделов вегетативной нервной системы сведены в таблицу.
Таблица 1.
Основные влияния отделов ВНС
Различные техники йоги способны значительно сдвигать вегетативный баланс в ту или иную сторону. Многие из них основаны на прямолинейных физиологических рефлексах, и аналоги этих техник применяются в клинической медицинской практике (пример – массаж каротидной зоны в неотложной кардиологии и джаландхара-бандха: оба приёма воздействуют на баро-рецепторы и тем самым стимулируют парасимпатику, приводя к общим тормозящим воздействиям).
Часть техник не задействует конкретные рефлекторные дуги, но тем не менее тоже опосредованно влияет на тонус ВНС. К примеру, при активации ПСНС мышечный тонус снижается; если же мы сознательно расслабляем скелетную мускулатуру, это будет способствовать преобладанию парасимпатического тонуса. При активации симпатического отдела дыхание учащается; если мы будем сознательно учащать дыхание, это приведёт к сдвигу вегетатики в сторону СНС.
Вегетативный тонус меняется в течение каждого дыхательного цикла: на вдохе повышается тонус СНС, на выдохе активируется ПСНС; у людей с лабильной вегетатикой дыхательная вариабельность сердечного ритма бывает очень заметна (чаще это лица с преобладанием вата-доши). Меняя соотношение вдоха и выдоха, мы можем влиять на соотношение симпатики и парасимпатики: удлинённый выдох даёт возможность проявить себя парасимпатическим влияниям, а резкий, укороченный, форсированный выдох – напротив, будет подавлять парасимпатический тонус и "выдвигать" на передний план симпатику.
Основные влияния йогических техник на ВНС сведены в нижеприведённую таблицу. Отнесение каждой техники в ту или иную колонку отчасти основано на научных исследованиях, отчасти – на клинических наблюдениях, логических выводах и практическом опыте.
Таблица 2.
Влияние йогических техник на ВНС
В клинической практике расстройства вегетативной системы встречаются очень часто. Как правило, провоцирующим фактором вегетативной дистонии является общее перенапряжение нервной системы, хронический психоэмоциональный стресс, нарушения нормального режима труда и отдыха. Функциональным расстройствам вегетатики наиболее подвержены люди с конституциональным преобладанием вата-доши: низкий порог возбуждения и истощаемость нервной системы быстро приводят к разрегуляции вегетативных центров головного мозга и система утрачивает способность к нормальной адаптации. В результате внутренние органы перестают адекватно приспосабливаться к текущей ситуации, что приводит к самым разнообразным недомоганиям. Чаще всего проявления затрагивают систему кровообращения: нарушается нормальная вегетативная регуляция сосудистого тонуса и работы сердца, артериальное давление становится чрезмерно низким или приобретает тенденцию к повышению, могут быть приступы сердцебиения или ощущение перебоев в сердце. При этом обследования не выявляют никакой патологии в сердечно-сосудистой системе. То есть данная патология не является органической (другими словами, не имеет изменений на уровне тканей и органов). Вегетативные отклонения относятся к функциональной патологии и являются расстройствами процессов регуляции.
Кроме сердечно-сосудистых проявлений вегетативные отклонения способны проявляться в самых разных системах организма: могут иметь место нарушения дыхания ("не могу вдохнуть полной грудью"), пищеварения (расстройства стула, боли в животе). Со стороны нервной системы нередко наблюдаются головные боли, головокружение, онемение рук и ног, ощущение мурашек.
Для формулировки диагноза при вегетативных расстройствах очень часто используется такой термин, как "вегетососудистая дистония" (ВСД). Этот термин не очень точен, так как отражает вовлечение в процесс лишь сосудистой системы, между тем проявления вегетативных дисбалансов намного разнообразнее.
Однако по проявлениям со стороны кровообращения можно выделить несколько типов ВСД. Вегето-сосудистая дистония по гипотоническому типу характеризуется преобладанием парасимпатического тонуса: пониженное артериальное давление приводит к головокружениям, головным болям, обморочным состояниям. Нередко имеется редкий пульс, зябкость, метеочувствительность.
ВСД по гипертоническому типу связана с избыточным тонусом симпатики и проявляется склонностью к умеренным повышениям артериального давления, учащённому сердцебиению.
Выделяют также ВСД по кардиальному типу (основные проявления – неприятные субъективные ощущения в области сердца). Здесь, как и при других вариантах ВСД, отсутствует органическая патология сердца, а болезненные ощущения связаны с богатой и сложной иннервацией данной зоны.
И наконец, выделяется смешанный тип ВСД, при котором в разных вариантах имеются различные вышеперечисленные симптомы.
Терапия ВСД должна прежде всего начинаться с нормализации режима труда, отдыха и питания, восстановления ночного сна, нормализации психоэмоциональной обстановки. Нередко бывает достаточно сменить обстановку, уехать в отпуск, чтобы вся симптоматика ВСД исчезла.
Однако устраниться из социальной жизни удаётся не всегда, и для долгосрочной нормализации вегетативного тонуса следует строить практику йоги так, чтобы соотношение техник, стимулирующих симпатический и парасимпатический отделы ВНС, было бы оптимальным для каждого конкретного случая.
При ВСД по гипотоническому типу следует строить практику с преобладанием симпатических техник: сукшма-вьяяма с форсированным выдохом, активные формы сурья-намаскар, динамическая практика асан с преобладанием прогибов, сурья-бхедана.
При ВСД по гипертоническому типу (как и при гипертонической болезни) в практику в большем объёме вводятся релаксационные техники, уджайи с удлинённым выдохом, брамари, уддияна-бандха, чандра-бхедана, тратака, мула-шодхана.
Разумеется, в жизни всё, как обычно, сложнее. Поэтому зачастую приходится иметь дело со смешанными формами и подбирать практику сугубо индивидуально, помня о принципах компенсации и расставляя нужные акценты, как того требует текущая ситуация. Однако понимание изложенных принципов помогает строить индивидуальную практику, помогая организму находить столь нужное равновесие.

Гипертоническая болезнь в практике йогатерапевта

Когда-то представители Homo sapiens по большей части умирали от инфекционных заболеваний и так называемых внешних причин, то есть травм и насильственных факторов. По мере развития медицинской науки и цивилизованного общества причины смертности изменились: инфекционные заболевания отступили после открытия антибиотиков, смертность от внешних причин тоже встречается не столь часто, как раньше (хотя и занимает третье место после онкологических заболеваний). Первое же место (около 60 % в общей структуре смертности!) уверенно заняли болезни системы кровообращения (БСК).
Львиная доля всех фатальных проблем в системе кровообращения – это последствия повышенного артериального давления, то есть артериальной гипертонии (или гипертензии). Наиболее грозные из них – инфаркт миокарда и инсульт, которые зачастую приводят к смерти либо глубокой инвалидизации больного; к сожалению, нередко это происходит в расцвете лет, на пике работоспособности человека. Другие серьёзные осложнения артериальной гипертензии – поражение почек и глаз, способные привести к хронической почечной недостаточности и слепоте.
Указанные обстоятельства позволяют расценивать артериальную гипертензию как важнейшую социально-медицинскую проблему, что делает необходимым поиск и разработку дополнительных путей её лечения и профилактики.
Артериальную гипертензию (АГ) принято делить на вторичные и первичную АГ. Вторичные АГ имеют конкретную причину, и поэтому их называют ещё симптоматическими АГ, то есть повышение давления в данном случае – всего лишь симптом основного заболевания. Очень частый вариант вторичной гипертензии – почечная, или ренальная (от латинского ren – почка) АГ. Почки играют важнейшую роль в формировании артериального давления (АД), при помощи разнообразных сложнейших механизмов поддерживая его на уровне, необходимом для почечной фильтрации. Поэтому при различных заболеваниях почек могут нарушаться механизмы поддержания нормального АД, в результате чего возникает артериальная гипертензия. Некоторые эндокринные опухоли сопровождаются повышением АД; так, опухоль мозгового вещества надпочечников – феохромоцитома - продуцирует повышенные количества адреналина, что приводит к подъёмам давления. Вторичные артериальные гипертензии очень часто имеют единственный радикальный путь лечения – хирургический, который может приводить к исчезновению гипертензии. Убрали причину – исчезло и следствие. Данная категория гипертензий встречается не так уж часто и не относится к сфере деятельности йогатерапевтов. Йогатерапия тут чаще всего, увы, неэффективна.
Первичная АГ не имеет конкретной причины. Точнее, она развивается в силу целого комплекса факторов.
У нас в стране первичную артериальную гипертензию принято называть гипертонической болезнью, за рубежом – эссенциальной гипертензией.
Гипертоническая болезнь (ГБ) чрезвычайно распространена в мире. Именно это заболевание чаще всего и приводит к поражению так называемых органов-мишеней – мозга, сердца, глаз и почек. От осложнений именно гипертонической болезни и погибает более половины людей на планете.
Страдают ГБ чаще люди среднего и пожилого возраста. Если ГБ развивается в молодом возрасте, то очень часто она носит злокачественный характер и с трудом поддаётся лечению.
Вспомним, что АД формируется за счёт двух основных факторов кровообращения: сердечного выброса (СВ) и общего периферического сопротивления (ОПС):
АД = СВ ? ОПС
В данном случае АД – не арифметическое произведение, а интегральный показатель, характеризующий одновременно и сердечный выброс, и общее периферическое сопротивление.
Сердечный выброс – это тот объём крови, который выбрасывает сердце в сосудистую систему в единицу времени (в минуту).
СВ = ЧСС ? УО
ЧСС – частота сердечных сокращений, или частота ударов сердца в минуту. У здорового человека этот показатель соответствует частоте пульса. Чем чаще сокращается сердце, тем больше крови оно выбросит в артериальную систему и тем большее давление там создастся.
УО – ударный объём, то есть тот объём крови, которое сердце выбрасывает за одно сокращение. Чем больше сердце набрало крови и чем сильнее потом выбрасывает при каждом сокращении – тем больше крови будет нагнетаться в сосуды и тем большее давление в них сформируется.
Ударный объём зависит от объёма циркулирующей крови (ОЦК), а этот показатель, в свою очередь, контролируется работой почек. Чем меньше почки выводят воды из организма, тем больше ОЦК, а значит, ударный объём и в конечном итоге артериальное давление. Активизация почек приводит к потере жидкости, снижению ОЦК и АД.
Вернёмся к первой формуле и рассмотрим последний показатель, формирующий артериальное давление. Это общее периферическое сопротивление – ОПС, которое определяется как сопротивление, оказываемое кровотоку всем сосудистым руслом. Самую важную роль в этом играют мелкие артерии с развитым мышечным слоем – именно они формируют основное сопротивление кровотоку (за что они были названы резистивными сосудами). Чем выше тонус мелких артерий – тем большее сопротивление они оказывают кровотоку, тем выше ОПС и, следовательно, артериальное давление.
Благодарим читателя за терпение, проявленное при чтении этих формул. Зато теперь мы знаем, что АД формируется за счёт работы сердца (его частоты и силы сокращений – чем они больше, тем выше давление), работы мелких артерий (при повышении их тонуса повышается и давление) и почек (активная почечная фильтрация выводит воду из организма и снижает АД).
Следует также вспомнить, что описанные механизмы формирования АД находятся под влиянием и нервной, и гормональной систем. Симпатический отдел вегетативной нервной системы увеличивает частоту и силу сокращений сердца, а также повышает тонус сосудов – тем самым повышая АД. Парасимпатический отдел, напротив, тормозит частоту и силу сокращений сердца и снижает АД. Гормональные механизмы, опосредованные участием надпочечников, также активизируют работу сердца и сосудов, но при этом эндокринная система тонким и сложным образом регулирует работу почек, процессы выведения воды и натрия (также очень важного для поддержания АД элемента).
С парасимпатической системой тесно связаны баро-рецепторы – датчики, реагирующие на повышение давления. Барорецепторы рассеяны по всей кровеносной системе, но наиболее плотные скопления образуют в области каротидного синуса (бифуркация общей сонной артерии), дуги аорты и предсердий. Повышение АД и активация барорецепторов приводят к повышению тонуса блуждающего нерва и сосудорасширяющих центров продолговатого мозга, что ведёт к снижению частоты сердечных сокращений, расслаблению сосудов и в конечном итоге – к снижению АД. Барорецепторный механизм является системой быстрого реагирования и стоит на страже поддержания нормального артериального давления, причём один из блокпостов (каротидный синус) установлен на входе в сосудистую систему головного мозга, где повышение АД может иметь фатальные последствия.
Патогенез гипертонической болезни чрезвычайно сложен. Вовлекаются различные механизмы регуляции: нервные, гормональные и почечные, которые как повышают, так и понижают давление. В результате многих и не всегда понятных причин равновесие их нарушается и происходит "крен" в сторону гипертонии. Без сомнения, огромное значение имеет стойкая симпатическая активация, то есть хронический стресс. Не последнюю роль играет недостаточная работа барорецепторных механизмов: датчики теряют чувствительность к высокому АД, и парасимпатическая активация не снижает давление до нужного уровня. Большое значение в формировании ГБ играют почечные механизмы: в силу различных причин почки снижают выделение воды и натрия, и задержка последних приводит к повышению АД. У разных больных стартовые механизмы развития гипертонической болезни будут различны, впоследствии подключаются остальные пути поддержания гипертонии.
Таким образом, гипертоническая болезнь – это не однородное заболевание, а скорее группа различных состояний, которые проявляются одинаково – повышением артериального давления в силу сложных комплексных причин. Ещё в середине 30-х годов выдающийся отечественный клиницист Г. Ф. Ланг писал, что происхождение ГБ "вероятно, различно в различных случаях, и, следовательно, в этом отношении мы имеем не одну болезнь, а группу болезней". И за прошедшие с тех пор десятилетия накопилось значительное количество данных, подтверждающих эту точку зрения. Но результат всегда один – нарушение баланса механизмов, снижающих и повышающих АД, и в конечном итоге формирование артериальной гипертензии.
Йогатерапевту в своей работе приходится очень часто сталкиваться с гипертонической болезнью. Как сказано выше, у пожилых людей ГБ весьма распространена: так, в группе мужчин в возрасте 60–69 лет ГБ выявляется более чем в 50 % случаев [Кушаковский, 1995]. Поэтому, начиная работать с пожилыми людьми, необходимо всегда учитывать возможность наличия повышенного АД и потому соблюдать осторожность в построении практики йоги.
Каким же образом нужно строить практику йогатерапии при гипертонической болезни? Для начала нужно понять, какие техники йоги следует исключить ввиду их потенциальной опасности. Прежде всего это приёмы, повышающие тонус симпатической нервной системы и потому способные спровоцировать подъём артериального давления. Неблагоприятны также будут техники, вызывающие колебания внутричерепного давления. К этим категориям следует отнести капалабхати, бхастрику, дыхательные техники с резким укороченным выдохом (обычно применяемые в разделе сукшма-вьяям), кумбхаки, активные динамические практики, силовые асаны с длительными фиксациями, активно выполняемые прогибы.
Отдельной проблемой остаётся применение перевёрнутых асан при гипертонической болезни. Строго говоря, их следует считать противопоказанными, так как при инверсионных положениях тела повышается давление в артериях головного мозга. Кроме того, по данным
M. Zito, при выполнении перевёрнутых положений регистрируется повышение давления в глазничной артерии. При изначально повышенном давлении в сосудах перевёрнутое положение может стать причиной разрыва сосудистой стенки, особенно при её атеросклеротических изменениях.
С другой стороны, при перевёрнутом положении тела увеличивается стимуляция барорецепторов дуги аорты и синокаротидной зоны, что может вызвать активацию парасимпатических механизмов, снижающих АД. Реакция сосудистой системы зависит в данном случае от многих факторов: врождённой чувствительности барорецепторов (различной у разных людей), выбранного варианта перевёрнутой асаны, уровня её освоения, выполнения тех или иных бандх (например, использование в сарвангасане джаландхара-бандхи, воздействующей на каротидный синус). У здоровых практиков снижение АД в сарвангасане происходит примерно в 30 % случаев.
Обсуждается включение в перевёрнутых асанах некоторых гормональных механизмов, активирующих выделение почками воды и натрия. При повышении давления в предсердиях происходит выделение специфическими клетками предсердий "предсердного натрий-уретического пептида" (ПНП) – гормона белковой природы, который подавляет реабсорбцию воды и натрия почечными канальцами и таким образом способствует выведению воды из организма. Кроме того, повышение давления в предсердиях тормозит выделение антидиуретического гормона гипофиза, что также приводит к увеличению мочеотделения. При этом у больных ГБ даже небольшое повышение ПНП в плазме крови приводит к усилению выведения натрия и воды почками (исследование H. Iton и др., 1987 г.). Кроме того, для ПНП свойственна способность тормозить активность симпатической нервной системы [Кушаковский, 1995], что также является благоприятным при повышенном АД.
При выполнении перевёрнутых асан давление в предсердиях повышается, что со всей очевидностью должно активировать выработку ПНП предсердиями и запускать механизмы, направленные на выведение воды почками, и как следствие – более долгосрочное снижение АД. Однако влияние перевёрнутых асан на выработку ПНП и антидиуретического гормона ещё нуждается в изучении.
Как показывает практическая работа, при стабильном течении гипертонической болезни, внимательном и постепенном подходе мягкие формы перевёрнутых асан могут способствовать снижению АД. Начинать их освоение у гипертоника следует только при условии стабилизации АД, достаточной фармакологической поддержки и отсутствии абсолютных противопоказаний (см. ниже). На первом этапе следует применять наиболее мягкие формы (лёжа на спине, ноги приподняты на болстер) с небольшими фиксациями (60 секунд). В дальнейшем (при условии стабильного АД и хорошего самочувствия) может увеличиваться подъём ног (по 15–20 см в неделю при ежедневной практике) и время фиксации асаны (до 2–3 минут). Конечным вариантом является облегчённый вариант випарита-карани-мудры: затылок, лопатки и таз на полу, ноги вертикально расположены на стене, мышцы тела расслаблены. На введение перевёрнутых положений в практику обычно уходит несколько месяцев. Необходим контроль артериального давления до, во время и после выполнения випарита-карани-мудры.
При этом следует помнить, что риск осложнений со стороны сосудов головного мозга при выполнении перевёрнутых асан весьма велик. Абсолютными противопоказаниями к выполнению перевёрнутых асан у гипертоников являются инсульты в анамнезе, дисциркуляторная энцефалопатия, нестабильное течение гипертонической болезни.
Теперь обсудим техники, обладающие однозначно благотворным действием при гипертонической болезни. Следует обратить внимание на парасимпатические приёмы, способствующие снижению АД. Наиболее безопасные и доступные – это практики релаксации, эффективность которых в борьбе с гипертонией научно подтверждена. У больных ГБ показала свою эффективность специальная релаксационная терапия (исследование M. Southam и соавторов, 1982 г.), при которой применялась ежедневная релаксация длительностью 15–20 минут 2 раза в день. В. С. Волков и А. Е. Цикулин [Волков, Цикулин, 1989] показали, что на ранних стадиях гипертонической болезни аутогенная тренировка сама по себе может быть достаточной для нормализации АД; продолжительность курсов – 2,5 недели при трёхразовых повторах в домашних условиях. Т. А. Айвазян и соавторы также получили хороший эффект при применении аутогенной тренировки в условиях стационара.
Таким образом, краеугольным камнем йогатерапии будут техники релаксации – шавасана и йога-нидра, а также доступные медитативные практики.
Кроме того, применяются дыхательные техники с парасимпатическим эффектом: уджайи с удлинённым выдохом, брамари, чандра-бхедана.
Повышению парасимпатического тонуса и снижению АД будет способствовать практика тратаки.

--------------------

Следует также отметить, что мягкая регулярная физическая нагрузка способствует увеличению количества функционирующих капилляров, тем самым снижая общее периферическое сопротивление и АД. Дозированное физическое усилие снижает активность симпатической нервной системы и уровень катехоламинов в крови [Nelson et al., 1986].
В целом занятия строятся в мягком релаксационном режиме, возможна спокойная динамика в ритме естественного дыхания (цикл марджариасаны), суставные разминки без задержек дыхания и резких выдохов, дыхание уджайи в пропорции 1:2. Прогибы используются в мягких вариантах и в умеренных количествах – в качестве асан, предваряющих более продолжительные наклоны в доступных вариантах.
Работая с гипертонической болезнью, необходимо проводить регулярный контроль артериального давления до, во время и после практики, а также иметь информацию об уровне АД в течение суток.
Как правило, при многолетнем течении ГБ основным и наиболее эффективным методом лечения остаётся фармакотерапия. Однако йогатерапия может быть эффективна на ранних стадиях гипертонии, а у гипертоников со стажем метод позволяет снизить дозы препаратов и значительно улучшить общее самочувствие.

Йогатерапия бронхиальной астмы

В медицине существует такое понятие, как "психосоматическое заболевание". Имеется в виду патологическое состояние, в основе развития которого лежит несомненная связь тела и психики. Более того, зачастую в развитии психосоматических заболеваний психика играет определяющее, стартовое значение.
Всемирной организацией здравоохранения утвержден перечень психосоматических заболеваний, к которым отнесены такие распространённые недуги, как гипертоническая болезнь, язвенная болезнь, нейродермит, ишемическая болезнь сердца. К этой же категории отнесена и бронхиальная астма.
Действительно, все перечисленные заболевания имеют несомненную связь с психоэмоциональным фоном и стрессовыми перегрузками. Дебют и развитие заболевания, как правило, имеют психогенные причины.
Бронхиальная астма (БА) – яркий представитель психосоматической патологии. С одной стороны, тесной связью дыхания и психики у человека обусловлены механизмы развития болезни, с другой – на этой связи и базируются большие возможности йогатерапии.
При формировании нервно-психического варианта БА у пациентов намечается тенденция к использованию заболевания как средства неадекватной адаптации к микросоциальной среде и временного абстрагирования от решения эмоциональных задач [Федосеев, Трофимов, 2006].
Бронхиальную астму можно определить как хроническое воспалительное заболевание бронхиального дерева, сопровождающееся нарушением реактивности и чувствительности бронхов и проявляющееся приступами одышки. Одышка связана с нарушением проходимости бронхов, их отёком и спазмом и носит экспираторный характер (то есть одышка связана с затруднением выдоха). Заболевание развивается на фоне наследственной предрасположенности к аллергическим заболеваниям.
Кроме психогенных причин в основе развития БА лежит аллергический компонент, который в детстве может проявляться поначалу в виде кожных пищевых аллергозов. Затем проявления начинают захватывать верхние дыхательные пути (аллергические риниты, пол-линозы, отёки гортани) – в данном случае аллергеном являются уже вещества, попадающие в организм через дыхательные пути: домашняя пыль, насекомые, шерсть, пыльца растений и т. п.
Далее аллергический процесс начинает захватывать бронхиальное дерево, и бронхи при контакте с аллергеном повышают свой тонус, спазмируются, что приводит к ухудшению их проводимости. Кроме того, проведение воздуха по дыхательным путям ухудшают возникающий отёк слизистой и гиперсекреция слизи. Всё это приводит к тому, что на выдохе мелкие бронхи спадаются, возникают затруднение выдоха и экспираторная одышка.
В патогенезе БА существенное значение также имеет вегетативный дисбаланс на уровне бронхиального дерева. Вспомним, что парасимпатическая нервная система повышает тонус гладкомышечных элементов бронхов (то есть сужает бронхи, это называется бронхоконстрикцией) и стимулирует выделение слизи. Симпатическая система, напротив, расширяет бронхи (бронходилятация) и улучшает бронхиальную проводимость. У больных БА обнаружены различные нарушения вегетативного контроля бронхиального тонуса, характеризующиеся повышением парасимпатической активности; однако, скорее всего, эти нарушения носят вторичный характер и связаны с хроническим воспалительным процессом. Показано, что воспалительные медиаторы (молекулы-посредники) могут возбуждать чувствительные нервные окончания, что приводит к рефлекторному парасимпатическому сужению бронхов [Федосеев, Трофимов, 2006].
Определённое значение имеют также эндокринные механизмы. Недостаточная активность надпочечников и глюкокортикоидных (ГК) гормонов играет существенную роль в развитии воспаления и гиперреактивности бронхов. Чаще всего глюкокортикоидная недостаточность возникает из-за приёма глюкокортикоидных гормонов через рот (весьма распространённый вариант лечения тяжёлых форм БА). Кроме того, определённую роль играет нарушение функционирования оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники. При недостаточности ГК происходит снижение влияния этих гормонов на воспаление, иммунную систему и на выделение противовоспалительных медиаторов при аллергической реакции.
Эстрогены обладают слабым бронхоконстрикторным (сужающим), а прогестерон – слабым бронходилятирующим (расширяющим) действием. Нарушение равновесия эстрогены/прогестерон предрасполагает к развитию аллергических реакций и бронхоспазма у женщин [Федосеев, Трофимов, 2006].
Для лечения БА западная медицина предлагает фармакологические препараты, подавляющие иммунно-аллергическое воспаление, а также ингаляционные средства, влияющие на вегетативную систему бронхов. Зачастую вначале назначаются ингаляционные препараты, возбуждающие рецепторы симпатической системы и таким образом вызывающие временное расширение бронхов (сальбутамол). Применяются также вещества, блокирующие рецепторы парасимпатики, чтобы затормозить спазм сосудов. Нередко к данной категории препаратов у пациентов формируется привыкание, и впоследствии приходится добавлять ингаляционные синтетические гормональные препараты (глюкокортикоиды), которые мощно подавляют местный иммунитет, тем самым блокируя аллергическое воспаление.
В случае неэффективности вышеперечисленных средств последним шагом бывает назначение гормональных глюкокортикоидов через рот. Данный вид терапии обладает широких спектром тяжёлых побочных эффектов (стероидные язвы желудка, остеопороз, артериальная гипертензия, стероидный диабет, подавление синтеза собственных гормонов, нарушения жирового обмена).
Между тем немедикаментозные методы лечения зачастую оказывают явный и демонстративный эффект, позволяя снижать дозы фармакологических препаратов или отказываться от них вовсе. По выражению Г. Б. Федосеева, "серьёзное преимущество немедикаментозных методов состоит в том, что сохранение ремиссии происходит благодаря восстановлению собственных компенсаторных возможностей организма больного". К таким методам лечения, восстанавливающим собственные ресурсы, относится и йогатерапия.
Бронхиальная астма – заболевание, весьма отзывчивое к усилиям йогатерапевта, и, как правило, в результате занятий удаётся достичь существенного улучшения состояния. Рассмотрим основные направления практики, которые следует отрабатывать с самого начала.
1. Важным элементом практики являются элементы сукшма-вьяямы, активно задействующие плечевой пояс. При БА наблюдаются выраженные изменения в виде гипертонуса мышц, имеющих общую сегментарную иннервацию с лёгкими: ремённых, лестничных, трапециевидных, передних зубчатых, выпрямителя позвоночника. При напряжении этих мышц нарушаются движения рёбер и всей грудной клетки, меняется положение головы и плечевого пояса. Вследствие этого нарушается дренирование бронхов и развивается так называемое раннее экспираторное закрытие бронхов, в результате чего резко ухудшается вентиляция в нижних отделах лёгких [Медицинская реабилитация, 2008]. Поэтому важно на самых ранних этапах занятий использовать суставные разминки, активно задействующие мышечный, а также связочный и суставной аппарат плечевого пояса. Это позволяет снять локальные мышечные напряжения и равномерно распределить мышечный тонус, оптимизировать работу дыхательной мускулатуры и в конечном итоге улучшить лёгочную вентиляцию. Кроме того, динамические практики, задействующие плечевой пояс и проприоцептивную чувствительность данной зоны, позволяют разорвать цепи патологических моторно-висцеральных рефлексов, нормализовать взаимоотношения опорно-двигательного аппарата, центральной нервной системы и бронхиального дерева.

--------------------

2. Форсированные типы дыхания – капалаб-хати и бхастрика – позволяют достичь реализации сразу нескольких механизмов. Во-первых, колебания давления в дыхательных путях стимулируют активность мерцательного эпителия бронхов, тем самым активизируя выведение слизи. Во-вторых, увеличение частоты дыхания смещает вегетативный тонус в сторону симпатической активации, что способствует бронходилятации и, предположительно, повышению уровня эндогенных (естественных) глюкокортикоидов, оказывающих противовоспалительное действие. Отдельные авторитетные источники [Потапчук и др., 2007] предлагают использование форсированных типов дыхания в специфических вариантах: так называемая "носовая гимнастика" включает активные вдохи и пассивные выдохи, совершаемые с частотой 1 дыхательный цикл в секунду. Больному предлагается делать активный форсированный вдох носом (примерно на 20–30 % менее активно от максимально возможного). После каждого форсированного вдоха носом воздух пассивно выпускается, без фиксации внимания на выдохе. При правильном выполнении форсированного вдоха крылья носа подтягиваются к носовой перегородке, что сопровождается характерным симптомом – "шмыганьем". Данный вариант (отличающийся от распространённого варианта капалабхати, при котором активно делается выдох) благоприятен для больных БА, так как способствует восстановлению физиологического баланса между экспираторной и инспираторной дыхательной мускулатурой, а также соответствующими группами нейронов дыхательного центра. Ведущие специалисты считают, что инспираторная тренировка наиболее показана больным БА для увеличения силы и выносливости дыхательной мускулатуры [Зильбер, 1996]. В практической работе, однако, применяемые в традиционных вариантах капалабхати (активный выдох и пассивный вдох) и бхастрика (одинаково активны обе фазы дыхательного цикла) в составе комплексной практики йогатерапии обычно дают хороший эффект. О возможностях различных вариантов форсированных дыханий следует помнить для индивидуального подбора практики йогатерапии в сложных, плохо поддающихся лечению случаях. Также следует помнить, что при тяжёлых формах БА приступ может быть спровоцирован чем угодно, в том числе и частым и резким дыханием; поэтому начинать освоение капалабхати и бхастрики нужно с наиболее мягких вариантов.
3. В практике асан следует сместить акцент на преобладание прогибов (бхуджангасана, сарпасана, матсиасана и т. д.). Это может способствовать, во-первых, стимуляции симпатической нервной системы (можно предполагать активизацию функций надпочечников за счёт изменений кровотока, а также механического сжатия данной зоны; высока вероятность активирующего воздействия и на симпатические паравертебральные ганглии). Во-вторых, прогибы способствуют формированию моторных автоматизмов и распределению мышечного тонуса, более предпочтительных при БА.
4. Введение в практику полного дыхания также позволяет достичь сразу нескольких целей. Как уже упоминалось выше, у больных БА в первую очередь страдает вентиляция нижних отделов лёгких (вплоть до полного прекращения), происходит переход на верхнегрудное дыхание, нарушаются нормальные соотношения между кровоснабжением лёгких и их вентиляцией. Диафрагма во время выдоха полностью не расслабляется и остаётся уплощённой; во время вдоха такая диафрагма развивает меньшую силу. Тренировка диафрагмального дыхания позволяет восстановить нормальное участие диафрагмы в процессе дыхания, вентиляционно-перфузионные соотношения (то есть коэффициент кровоснабжение/вентиляция) и в конечном итоге оптимизировать газообмен. Для снижения давления в брюшной полости и нормализации моторики диафрагмы необходимо обратить внимание на качество работы кишечника и регулярность стула; при наличии запоров применяется соответствующая послабляющая диета и техники, направленные на нормализацию работы кишечника (паванамуктасана, брюшные манипуляции, перевёрнутые асаны и т. д.). Навык равномерного включения в дыхание всех мышечных групп при полном дыхании психологически очень полезен для больного БА: сознание того, что он сам может управлять своим дыханием, значительно меняет отношение к заболеванию, создаёт благоприятный психологический настрой.
5. Дыхание уджайи применяется в йогатерапии бронхиальной астмы, как и другие варианты дыхания с сопротивлением в современных школах физической реабилитации. Уджайи способствует более равномерному включению в процесс дыхания экспираторной и инспираторной дыхательной мускулатуры; уджайи на вдохе тренирует обычно ослабленные инспираторные мышцы, уджайи на выдохе способствует более равномерному опорожнению дыхательных путей от отработанного воздуха, предотвращает коллапс мелких бронхов на выдохе. Начинать следует с пропорции сама-вритти (1:1, то есть выдох равен вдоху), это целесообразно в связи с изначально повышенным тонусом парасимпатической нервной системы. Повышение тонуса парасимпатики нежелательно, так как именно парасимпатика активирует бронхоспазм. Однако в дальнейшем общее успокаивающее парасимпатическое действие может способствовать нормализации общего тонуса ЦНС, снятию психологической напряжённости, поэтому допустим постепенный переход на пропорцию висама-вритти (1:2) при общей положительной динамике заболевания.
6. Имеет смысл освоение уддияна-бандхи и агнисара-дхаути как техник, укрепляющих инспираторные дыхательные мышцы.
7. Для стимуляции мерцательного эпителия и выведения слизи из бронхов в практику включаются вибрационные техники. С этой целью используется пение гласных звуков, что можно сочетать с простукиванием грудной клетки пальцами и ладонями.
8. Из шаткарм нужно остановить внимание на нети и вамана-дхаути. Прежде всего следует нормализовать носовое дыхание, поскольку стимуляция слизистой верхних дыхательных путей влечёт за собой рефлекторное расширение бронхов и бронхиол [Физическая реабилитация, 2007]. Для нормализации носового дыхания применяется джала– и сутра-нети, а также упомянутые выше капалабхати и бхастрика. В случаях, резистентных к терапии с использованием асан, вьяям и дыхательных практик, существенным подспорьем может стать вамана-дхаути: при вызываемой рвоте разрядка рвотного центра продолговатого мозга меняет активность находящихся в непосредственной близости ядер дыхательного, кашлевого центров, а также ядер блуждающего нерва – основного нерва парасимпатической нервной системы. Это приводит к модуляции активности основных центральных механизмов, управляющих процессами дыхания, и в конечном итоге положительно влияет на течение бронхиальной астмы: уменьшается частота и продолжительность приступов, увеличивается длительность ремиссии заболевания. Вамана-дхаути может проводиться как для купирования начинающегося приступа, так и в качестве профилактики приступов курсами; систематическое применение вамана-дхаути нужно проводить после консультации со специалистом и с учётом противопоказаний.
9. Практикам мышечной релаксации нужно обязательно уделять внимание, так как это способствует нормализации психофизиологического тонуса, снижению ситуационной и личностной тревожности, страха очередного приступа. Следует, однако, помнить, что на начальных этапах практика должна быть направлена на поддержание симпатического тонуса; из этих соображений не нужно делать чрезмерно длинные сеансы шавасаны (достаточно 5–7 минут), имеет смысл также применять шавасану с формированием лёгкого прогиба (между лопаток подкладывается болстер, кирпич или свёрнутый коврик). Применяются практики на локальное расслабление мышц плечевого пояса и рук: на вдохе напряжение, на выдохе расслабление.
Итак, основными направлениями практики йогатерапии при бронхиальной астме будут: динамическая практика асан с преобладанием прогибов, капалабхати и бхастрика, техники полного дыхания и уджайи, дренирующие упражнения в виде пропевания гласных звуков и вибрационного самомассажа, нети и вамана-дхаути, техники произвольной мышечной релаксации.
При систематической практике йоги, построенной по вышеперечисленным принципам, течение бронхиальной астмы улучшается в подавляющем большинстве случаев. Снижаются дозы препаратов, нередко удаётся отказаться от фармакотерапии вообще. Заболевание часто входит в стойкую ремиссию с крайне редкими приступами или полным их отсутствием.
Случай из практики
Женщина 72 лет. Диагноз: бронхиальная астма, смешанная форма (аллергическая, инфекционно-зависимая). Гипертоническая болезнь II стадии.
Дебют бронхиальной астмы в 2010 году, впервые в жизни в возрасте 70 лет. Заболевание быстро прогрессировало, лечащим врачом были назначены ингаляционные адреномиметики, с незначительным эффектом. Приступы экспираторной одышки становились чаще, имела место холодовая чувствительность бронхов, провоцирующая приступы при выходе на улицу.
В связи с недостаточным клиническим эффектом от адреномиметиков лечащим врачом назначены ингаляционные формы глюкокортикоидов.
Обратилась для подбора йогатерапии в октябре 2010 года. Практика состояла из мягких вьяям (суставной гимнастики) на все основные суставные группы, но с акцентом на руки и плечевой пояс, техник на формирование и укрепление дыхательной мускулатуры, развитие навыков диафрагмального и полного дыхания, естественный вибромассаж с пропеванием гласных звуков и простукиванием грудной клетки, цикла марджариасаны, неглубоких прогибов лёжа на спине (сарпасана, варианты бхуджангасаны без помощи рук). Шавасана (заключительная релаксация) непродолжительная (около 3–5 минут), в виде мягкого пассивного прогиба (невысокий валик между лопаток вдоль позвоночного столба).

--------------------

Предлагаемый комплекс упражнений выполнялся пациенткой 5–6 раз в неделю. Параллельно проведена успешная коррекция фармакотерапии гипертонической болезни. Спустя месяц отмечено стойкое клиническое улучшение течения бронхиальной астмы. Спустя 2 месяца с начала занятий приступы исчезли полностью, проведено поэтапное снижение доз ингаляционных глюкокортикоидов с последующей полной их отменой. По настоящее время пациентка продолжает практику йогатерапии, имеет место полная ремиссия в течении бронхиальной астмы: отсутствие приступов экспираторной одышки без какой-либо фармакологической поддержки.
Йогатерапия. Практическое руководство

Йогатерапия варикозной болезни

В нашей системе кровообращения все сосуды устроены в чём-то одинаково, а в чём-то совсем по-разному. Объединяет все сосуды то обстоятельство, что сосудистая стенка обычно содержит три слоя: наружный соединительнотканный, отграничивающий сосуд от окружающих тканей и обеспечивающий эластичность сосуда; средний, мышечный, который позволяет сосуду сжиматься и расслабляться, меняя свой тонус и диаметр, и внутренний, эндотелиальный, который играет важную роль в проницаемости сосудистой стенки и в её взаимодействии с клетками крови.
При этом сосуды на протяжении всего сосудистого русла меняют свои свойства и строение, приспосабливаясь под выполнение тех задач, которые на них возлагаются на соответствующем этапе.
Самые крупные сосуды – аорта и её основные ветви – первыми принимают на себя удар крови, выбрасываемой из левого желудочка сердца, и должны обладать высокой эластичностью, то есть способностью возвращаться к исходной форме после растяжения. Поэтому их называют эластическими сосудами. У них наиболее развит наружный, соединительнотканный слой.
Более мелкие артерии (артериолы) имеют очень развитый средний, мышечный слой и поэтому способны сильно сжиматься, оказывая сопротивление кровотоку. Благодаря этому качеству они получили название резистивных сосудов. Эти мелкие сильные артерии вносят большой вклад в формирование системного артериального давления; они также могут ограничивать вход крови в капилляры, тем самым снижая кровоток в тканях. Мелкие резистивные сосуды – одна из мишеней практики пранаямы: при задержках дыхания в крови повышается уровень углекислого газа, обладающего расслабляющим эффектом на мелкие артерии, и таким образом повышается уровень капиллярного кровотока.
Далее мелкие артерии переходят в обменные сосуды. Такое название получили капилляры, так как именно в них идут процессы газообмена между кровью и тканями. Для того чтобы газы перемещались сквозь сосудистую стенку максимально быстро, природа сделала капилляры однослойными: здесь отсутствуют наружный и мышечный слои; капиллярная стенка состоит из единственного эндотелиального слоя, легко пропускающего газы и другие вещества. Кроме того, в тонкой капиллярной стенке имеются фенестры – отверстия, через которые клетки иммунной системы могут мигрировать из кровотока в ткани и обратно.
И наконец, после капилляров начинается следующий функциональный класс сосудов, называемый объёмными. Сначала это мелкие вены, в которые собираются капилляры; далее, всё более и более укрупняясь, вены подходят к сердцу и впадают в правое предсердие – таким образом венозная кровь снова вступает в процесс кровообращения и направляется к лёгким, чтобы обогатиться кислородом и отдать в атмосферу углекислый газ.
Почему же вены названы объёмными сосудами? Дело в том, что в венах содержится основной объём крови – около 70 % всей циркулирующей крови одномоментно находится именно в венозном русле. Вены играют роль депо, хранилища крови. Это нужно на тот случай, если в каких-то органах и тканях потребуется увеличение кровоснабжения – например, при физической нагрузке кровоток перераспределяется в пользу мышц, при кровотечении организм стремится сохранить достаточное кровоснабжение жизненно важных органов – мозга, сердца, почек. Для этого тонус венозных сосудов повышается и часть крови, как бы "выдавливаясь" из вен, перемещается в другие отделы сосудистого русла.
Для выполнения своих функций хранилища крови вены обладают высокой способностью к растяжению. Но именно эта особенность и делает вены слабым звеном сосудистой системы. Многократное растягивание в конце концов может приводить к тому, что венозная стенка перерастягивается, деформируется, и в конечном итоге возникает её варикозное расширение.
Варикозная болезнь (ВБ) – это общая слабость венозной стенки, и данное явление может иметь место в разных областях тела, по сути являясь следствием одной и той же причины. Это может быть варикозная болезнь нижних конечностей, органов малого таза, венозная слабость может проявляться в виде нарушений оттока из полости черепа; наконец, геморрой – это тоже патологическое расширение венозных сплетений, окружающих прямую кишку.
В настоящее время многие авторитетные исследователи (М. Я. Яковлев и др.) считают, что в развитии ВБ определяющую роль играют генетические особенности соединительной ткани, входящей в состав венозной стенки. Основой служит снижение содержания в соединительной ткани отдельных видов коллагена или нарушение соотношения между ними, что ведёт к чрезмерной растяжимости и недостаточной прочности венозной стенки. Кроме того, огромное значение имеют предрасполагающие факторы, значительно ускоряющие развитие заболевания:
– характер и условия труда: длительное пребывание в стоячем или сидячем положении резко усиливает процессы венозного застоя;
– беременность и роды: увеличение матки повышает давление в брюшной полости, что приводит к сжатию венозных сосудов и ухудшению венозного оттока из нижних конечностей, органов малого таза и брюшной полости;
– аналогичным действием обладают запоры, также повышающие давление в брюшной полости;
– отсутствие регулярной двигательной активности.
Отдельно стоит остановиться на ВБ органов малого таза у женщин. Здесь, кроме беременностей и родов, большое значение имеют методы контрацепции (наличие внутриматочной спирали, прерванные половые акты), а также отсутствие оргазмов – всё это отрицательно сказывается на венозном кровообращении малого таза. Кроме того, нарушения менструального цикла и гиперэстрогения неблагоприятным образом вмешиваются в регуляцию сосудистого венозного тонуса [Мозес, Ушакова, 2006], стимулируют развитие ВБ и слабость мышц тазового дна.
На определённом этапе развития варикозной болезни не последнюю роль играет дисфункция венозного клапанного аппарата. Общеизвестно, что вены (в первую очередь вены нижних конечностей и малого таза) имеют клапаны, которые способствуют движению крови только в одном направлении – к сердцу, не давая ей двигаться обратно. Если вена чрезмерно расширяется, створки клапанов отходят друг от друга и начинают пропускать кровь в обратном направлении, то есть формируется относительная недостаточность клапана. Обратный ток крови через клапан приводит к ещё большему застою крови и расширению вены, расширение вены – к ещё большей недостаточности клапана. Формируется патологический замкнутый круг, в котором ситуация поддерживает и усугубляет сама себя.
Далее формируются структурные изменения компонентов сосудистой стенки и необратимое формирование варикозных узлов. Гипоксия венозной стенки, вызванная застоем крови в просвете сосуда, повреждает эндотелий и приводит к структурной перестройке всех компонентов сосудистой стенки.
Прежде чем перейти непосредственно к рассмотрению методики йогатерапии, вспомним о том, какие механизмы улучшают венозный отток и будут препятствовать развитию варикозной болезни.
Что заставляет кровь двигаться к сердцу, особенно из ног и малого таза – ведь в данном случае крови приходится преодолевать силу гравитации? Понятно, что клапанный аппарат не даёт крови двигаться в обратном направлении, но что заставляет её идти к сердцу?
Механизмов венозного возврата несколько. Упомянем два основных: первым является мышечный насос (в первую очередь нижних конечностей). Каждый раз, когда мы делаем шаг, мышцы голеней и бёдер сокращаются, вены, находящиеся в их толще, сжимаются, и кровь выдавливается вверх по ходу клапанов, то есть по направлению к сердцу.
Второй механизм венозного возврата – присасывающее действие грудной клетки на вдохе. Во время вдоха давление в грудной клетке снижается, что приводит к засасыванию крови в крупные вены, расположенные рядом с сердцем, за счёт чего улучшается возврат крови к сердцу из периферических вен. Этот механизм усиливается при использовании техник уджайи на вдохе, так как данная техника способствует ещё большему падению давления в грудной клетке во время вдоха. Уджайи на выдохе, наоборот, повышая давление в грудной клетке и в крупных венах, притормаживает венозный возврат и потому при явных нарушениях венозного оттока в практике не используется.
При построении "противоварикозного" йогатерапевтического алгоритма следует исключить техники, усугубляющие венозный застой и ограничивающие нормальные механизмы венозного возврата. Ограничиваются стоячие асаны с длительными фиксациями как выключающие мышечный насос нижних конечностей. Сама по себе практика стоячих асан будет очень полезна, но без длительных фиксаций, то есть возможны самые разные вариации на основе сурья-намаскар с использованием любых стоячих асан в динамическом режиме с очень короткими фиксациями (не более 10 секунд). Такой подход будет активизировать мышечный насос нижних конечностей и не будет блокировать его.

--------------------

Ограничивается также выполнение сидячих асан, ограничивающих кровоток в венах нижних конечностей (вирасана, падмасана, ваджрасана, гомукхасана и подобные им).
Встречается йогатерапевтический подход, применяющий эти асаны, но в этом случае их нужно использовать только с короткими фиксациями (не более 20–30 секунд) и чередуя с перевёрнутыми асанами, выполняемыми в течение 30-60 секунд и более. Например, такая последовательность: ваджрасана (15 секунд) – випарита-карани-мудра (60 секунд) – вирасана (15 секунд) – сарванга-сана (60 секунд) – ваджрасана (15 секунд) – сиршасана (60 секунд и более). Предполагается, что короткое ограничение венозного кровотока в сидячей асане слегка растягивает мышечные элементы сосудистой стенки, что вызывает ответное повышение их тонуса, после чего выполняется перевёрнутое положение, способствующее активному оттоку крови и объёмной разгрузке вен. Однако данный подход в практическом применении довольно громоздок и возможен только при индивидуальной работе.
Из практики также исключаются фиксации в асанах, значительно повышающих давление в брюшной полости – в первую очередь ардха-навасане и ей подобных. Выполняться асаны на мышцы брюшного пресса должны только в динамическом режиме, хорошо их сочетать с уджайи на вдохе, дополнительно улучшая венозный возврат за счёт работы дыхания. Следует также помнить, что ряд прогибов на животе (таких как дханурасана, шалабхасана) также сильно повышают внутрибрюшное давление (исследование Bhole, Karambelkar, 1971 г., цит. по [Эберт, 1999]).
Теперь нужно включить в практику техники, благотворно влияющие на процессы венозного оттока.
Разгрузке вен нижних конечностей и малого таза способствую перевёрнутые асаны. Для венозной и лимфатической системы ног хорошо работают сочетания перевёрнутых положений с динамическими движениями стоп (вращения, сгибания-разгибания в голеностопных суставах), выполнение уддияна-бандхи в перевёрнутых асанах. На венозную систему малого таза благотворно влияют скручивающие вариации перевёрнутых асан, такие как паршва-сарвангасана и ей подобные.
Брюшные манипуляции (уддияна-бандха и наули) являются мощными вакуумными приёмами, создающими отрицательное давление в полостях тела и потому увеличивающими венозный возврат. Наиболее мощной вакуумной техникой является мадхьяма-наули.
Важным является использование дыхательных техник в специфическом режиме, направленном на улучшение венозного возврата. Для усиления присасывающего действия вдоха следует ввести в практику полное дыхание (с предварительной проработкой суставного и мышечного аппарата грудной клетки) и освоить технику уджайи на вдохе. Использование полного дыхания и уджайи на вдохе может быть эффективно использовано в простейших упражнениях для начинающих и пожилых людей с различной сопутствующей патологией: из положения тадасаны на вдохе выполняем уджайи и поднимаем руки (включение присасывающего действия грудной клетки на вдохе) и одновременно встаём на носки (включение мышечного насоса нижних конечностей), выдох без уджайи, опускаемся на пятки, руки вниз. Другой пример для более подготовленного человека с ВБ органов малого таза: на вдохе с уджайи входим в урдхва-мукха-шванасану, на выдохе без уджайи переход в адхо-мукха-шванасану, в конце выдоха уддияна-бандха (для разгрузки венозной системы малого таза, тазовая область при этом находится выше уровня сердца; венозный отток облегчён как за счёт гравитации, так и за счёт вакуумного действия уддияна-бандхи). Выполнение уддияна-бандхи в адхо-мукха-шванасане для разгрузки вен малого таза может выполняться многократно на протяжении всего комплекса.
Таким образом, терапевтическая практика йоги при варикозной болезни имеет преимущественно динамический характер с большим количеством стоячих асан, но с минимальными по времени фиксациями. Активно используются брюшные манипуляции, в том числе выполняемые в различных вариантах перевёрнутых асан (адхо-мукха-шванасана, випарита-карани-мудра и др.). На протяжении всего занятия может использоваться уджайи на вдохе; уджайи на выдохе не используется либо используется в самом мягком варианте. Сидячие положения для выполнения дыхательных и медитативных практик подбираются таким образом, чтобы не страдал венозный отток, то есть без пережатия ног, с использованием подушки, кирпича или стула. В дыхательных пропорциях отдается предпочтение варианту сама-вритти (выдох равен вдоху).
Помимо правильного построения практики, следует обратить внимание на общий режим жизни и труда. Если работа связана с длительным пребыванием в стоячем или сидячем положении, то не менее чем 1 раз в 45–60 минут следует встать и пройтись вверх-вниз по лестнице для активизации мышечного насоса. Следует избегать пребывания в жарких помещениях, в банях, саунах, в горячей ванне, на пляже под жарким солнцем (в таких условиях сосуды расширяются, и в первую очередь расширяются вены). При ВБ нижних конечностей очень полезен контрастный душ на ноги. Из видов спорта наиболее подходящими будут ходьба на лыжах и плавание.
Варикозная болезнь – заболевание, отзывчивое к практике йогатерапии. И правильно построенные занятия, как правило, дают очень хорошие результаты. Разумеется, восстановить уже изменённую структуру сосудистой стенки невозможно. Но практика йогатерапии позволяет остановить дальнейшее прогрессирование процесса; кроме того, удаётся значительно улучшить качество жизни – уходят боли в ногах и в области таза, исчезают отёки. Основным условием успеха является правильное построение и регулярность практики.

Йогатерапия послеоперационного лимфостаза

К системе кровообращения примыкает малозаметный, но важный участник циркуляции жидкостей в нашем теле – лимфатическая система. Частью "системы кровообращения" её называть было бы не совсем правильно. По лимфатическим сосудам движется не кровь, а лимфа – биологическая жидкость, по составу сходная с кровью, но не содержащая эритроцитов. В лимфе в большом количестве присутствуют лейкоциты, белки, жиры, углеводы и различные комплексные биологически активные вещества.
Лимфатические сосуды являются дренажной системой, отводящей избыточную жидкость из тканей. Кровеносные капилляры – чрезвычайно проницаемые сосуды, и часть плазмы из кровеносного русла постоянно "пропотевает" сквозь капиллярную стенку в межклеточное, тканевое пространство. Если в силу различных причин этот процесс усиливается, жидкость накапливается в тканях, и развивается их отёк.
Для предотвращения накопления жидкости в тканях и существует лимфатическая система. Лимфатические капилляры, в отличие от кровеносных, слепо замкнуты и расположены в межклеточных пространствах тканей. В стенках лимфатических капилляров имеются фенестры – своеобразные отверстия; сквозь "дырчатые" стенки капилляров тканевая жидкость просачивается внутрь. Происходит скапливание жидкости в просвете лимфатического капилляра; а уже далее образовавшаяся лимфа движется в сторону более крупных лимфатических сосудов. Лимфатические сосуды, всё более укрупняясь, впадают в конце концов в крупные вены – и таким образом ток лимфы дренируется в общую кровеносную систему и смешивается с кровью.
Важнейшая часть лимфатической системы – лимфатические узлы, в которых базируются, активно созревают и обмениваются информацией клетки иммунной системы. Лимфатические узлы – своеобразный фильтр на пути тока лимфы, которая постоянно "анализируется" иммунной системой на предмет наличия инфекционных возбудителей и опухолевых клеток.
Лимфатическая система – один из основных путей метастазирования злокачественных опухолей. Метастатические клетки могут перемещаться с током лимфы по организму, фиксируясь в различных органах и тканях (позвоночник, лёгкие, печень, мозг), и давать рост новым опухолевым очагам. Лимфатические узлы часто бывают первым "пунктом", который поражается метастазами. Поэтому при оперативном лечении злокачественных опухолей очень часто удаляются регионарные лимфоузлы, то есть находящиеся в непосредственной близости по пути лимфатического оттока.
Так, при удалении молочной железы при оперативном лечении рака удаляют также и весь пакет подмышечных лимфоузлов. При удалении рака матки или других органов малого таза удаляется паховая группа лимфоузлов.
Разумеется, изъятие части лимфатической системы (в первую очередь лимфоузлов, а также местных лимфатических сосудов) ухудшает её дренажные функции; отток лимфы нарушается, и начинается скопление жидкости в межклеточном тканевом пространстве. Отёк ткани сдавливает как лимфатические, так и венозные сосуды, что ещё больше нарушает процессы оттока по обеим дренажным системам. Формируется патологический замкнутый круг: накопление жикости в тканях сдавливает сосуды, а сдавление сосудов способствует накоплению жидкости и отёку тканей. В результате формируется стойкий хронический отёк конечности: после оперативного лечения рака молочной железы – отекает рука со стороны удалённой железы; после операций в области малого таза – развивается лимфостаз нижней конечности. Чем дольше сохраняется эта ситуация, тем глубже развивается гипоксия, местный ацидоз тканей, приводящий к пролиферации (избыточному развитию) соединительной ткани, или фиброзу. Фиброз формирует уже необратимые изменения в тканях, глубоко нарушая работу дренажных систем на уровне микроциркуляции.
Развитие послеоперационного лимфостаза – весьма распространённая проблема среди онкологических больных, получавших хирургическое лечение. Вместе с тем данная ситуация поддаётся вполне успешному разрешению методами йогатерапии.

--------------------

Улучшение венозного и лимфатического оттока достигается, по сути, включением одних и тех же механизмов (подробнее о йогатерапии варикозной болезни можно прочитать в соответствующей главе). Та же методика, значительно улучшающая венозный отток с помощью техник, включающих мышечный насос конечностей (динамическая практика, задействующая периферические мышечные группы, исключение из практики длительных фиксаций в стоячих асанах и асанах, повышающих давление в брюшной полости), а также увеличивающих присасывающее действие грудной клетки на вдохе (развитие механизмов полного дыхания, уджайи на вдохе и т. д.), может успешно применяться и при развитии послеоперационного лимфостаза.
Чем раньше начинается практика йогатерапии, направленная на улучшение работы лимфатической и венозной системы, тем лучше будут результаты. При развитии тканевого фиброза (обычно в течение нескольких лет после хирургического вмешательства) успехи йогатерапии будут уже значительно скромнее.
Случай из практики
Женщина 60 лет. Диагноз: состояние после мастэктомии справа по поводу рака молочной железы (2006 г.), экстирпации матки, овариэктомии по поводу рака эндометрия (2010 г.).
Послеоперационный лимфостаз правой верхней конечности, левой нижней конечности.
В возрасте 55 лет проходила комплексное лечение по поводу рака молочной железы (мастэктомия, химиотерапия). После оперативного лечения развился лимфостаз правой верхней конечности (со стороны удалённой железы и регионарных лимфоузлов).
В возрасте 59 лет диагностирован рак матки, по поводу чего проведена операция по удалению матки и яичников, проведены курсы химиотерапии. В отдалённом послеоперационном периоде развился лимфостаз левой ноги – значительный отёк стопы и голени, приём венотоников (детралекс) давал незначительный эффект.
Практика йогатерапии с февраля 2011 года. Практика ориентирована на улучшение венозного возврата из конечностей – динамическая работа мышцами голеней, стоп, кистей; существенное место в практике имели дыхательные техники, также направленные на улучшение венозного возврата – уджайи на вдохе, суставные вьяямы на грудную клетку, полное дыхание. Уджайи на выдохе исключалось. Варианты навасаны применялись только в динамических режимах. Также применялись положения тела с возвышенным положением конечностей в сочетании с динамической работой периферических мышечных групп.
В течение первого же месяца занятий отмечена положительная динамика – уменьшился отёк левой нижней конечности, несмотря на прекращение приёма венотоников. Пациентка стала использовать предметы гардероба – обувь, брюки, – которые в последний год не могла носить из-за отёка ноги.
В дальнейшем – прогрессирование положительного эффекта. В жаркий сезон летом – относительное транзиторное ухудшение, однако состояние нижней конечности и степень отёка всё равно лучше, чем до начала занятий, причём без приёма венотоников.
На протяжении всего периода занятий положительная динамика наблюдалась только со стороны нижней конечности. Со стороны правой руки существенного улучшения добиться не удалось.
Йогатерапия. Практическое руководство
Возможности йогатерапии при нарушениях венозного и лимфатического оттока многократно подтверждены практикой. Данный случай демонстрирует эффективность метода при существенных изменениях со стороны лимфодренажной системы, в том числе и после удаления всех регионарных лимфоузлов.

Йога и кортизол

Сегодня йогатерапия находится в стадии становления – в том смысле, что современные условия так или иначе требуют перевода методики на нынешний, привычный западному врачу язык; требуют подчинения метода (без изменения его принципиальных составляющих) научной системе координат. Изложение методик йогатерапии языком сегодняшней науки, анализ результатов сквозь призму доказательной медицины необходим по нескольким причинам. Во-первых (и это самое главное), объективный анализ ведёт к пониманию, а понимание – к более эффективному применению метода, снижению количества ошибок и осложнений, неизбежных при поверхностных представлениях. Во-вторых, научно обоснованные доказательства позволяют говорить на одном языке с западной медициной, интеграция с которой не сужает, а расширяет возможности традиционных медицинских систем – таких как йогатерапия.
В данной главе предпринята попытка анализа существующих научных данных о влиянии йоги на выделение кортизола – одного из основных гормонов коры надпочечников. Сегодня в йогатерапевтической среде циркулирует ряд положений, на которых порой основываются сугубо практические выводы; предполагается, что конкретные техники способны оказывать влияние на уровень кортизола и за счёт этого приводить к определённым терапевтическим эффектам. К примеру, принято считать, что прогибы обладают стимулирующим влиянием на область почек и надпочечников; следовательно, прогибами мы можем добиваться стимуляции синтеза и выделения кортизола. Кортизол, обладающий противовоспалительным и иммуносупрессивным действием, снижает воспаление при аутоиммунных заболеваниях – а значит, при этих же заболеваниях следует строить практику на преобладании прогибов.
В целом, данная и подобные ей логические цепочки порой выглядят вполне здраво, но в медицине предположения, основанные на логике, нередко опровергаются практикой и доказательной наукой. Человеческий организм – слишком сложное образование, чтобы можно было всегда с лёгкостью и безошибочно строить умозаключения о его работе, особенно при наличии патологии. Предварительные выводы всегда подтверждаются или опровергаются практической работой, очень желательно подкреплять логические рассуждения научно-экспериментальными данными, а лучше всего – анализировать исходные предположения сквозь призму и науки, и практики.
Кортизол – основной глюкокортикоидный гормон коры надпочечников. Изначально глюкокортикоиды (ГК) получили своё название из-за влияния на уровень глюкозы и на углеводный обмен (они различными путями повышают уровень глюкозы в крови; патологически избыточный уровень кортизола или его аналогов вызывает так называемый "стероидный диабет"). Но дальнейшее изучение этого класса гормонов открыло широкий перечень их свойств. В цели данной главы не входит подробный анализ физиологических эффектов нормальных и патологических концентраций кортизола в организме; при необходимости читатель сможет получить эту информацию в соответствующих источниках.
Здесь мы остановимся лишь на отдельных свойствах глюкокортикоидов. Кортизол является основным гормоном адаптации, или гормоном, обеспечивающим сценарий стресса. ГК повышают сократимость миокарда и сосудов, тем самым способствуя повышению артериального давления. Под влиянием ГК повышается чувствительность системы кровообращения к прямым "стрессорным" влияниям – адреналина надпочечников и симпатической нервной системы. Поэтому избыток ГК приводит к развитию артериальной гипертензии и другим проявлениям стрессорной активации. Кортизол часто называют "гормоном стресса", и в определённой степени это верно: уровень стресса хорошо отражается уровнем кортизола, и измерение уровня кортизола в некоторых биологических жидкостях (например в слюне) помогает понять, насколько выражен "текущий" хронический психофизиологический стресс [Mizawa et al., 2013]. На этой взаимосвязи основаны многочисленные исследования, оценивающие влияние практики йоги на психоэмоциональное состояние человека.
Одним из ярких свойств кортизола и его аналогов является мощное противовоспалительное действие. Кортизол угнетает воспаление, ингибируя деятельность многих его медиаторов, блокируя миграцию иммунных клеток в ткани, вызывает снижение количества лимфоцитов и таким образом общую иммуносупрессию. ГК тормозят миграцию клеток иммунной системы к очагам воспаления, что, по-видимому, и является основой противовоспалительного действия [Гарднер, Шобек, 2013].
С противовоспалительными свойствами ГК связаны многие аспекты их применения в медицинской практике – к примеру, синтетические ГК применяются в лечении заболеваний, связанных с аутоиммунным воспалением (таких как ревматоидный артрит). В этой связи и вызывает живой интерес возможность стимуляции выделения кортизола надпочечниками с помощью техник хатха-йоги.
Ниже будут рассмотрены изменения уровня кортизола в результате практики хатха-йоги – этому посвящён ряд современных научных исследований. Кроме того, также опираясь на исследования, мы попытаемся обсудить возможные влияния практик йоги на выработку кортизола при некоторых заболеваниях.

Практика йоги, уровень стресса и кортизол

Группа практиков йоги и контрольная группа (обе по 30 человек) подвергались экспериментальному стрессу. При этом отслеживалось изменение концентрации сывороточного кортизола. В результате увеличение кортизола в группе йоги было менее значительным, чем в контрольной [Gopal et al., 2011].
В другом исследовании принимали участие женщины, страдающие раком молочной железы III и IV стадии (перенесённое лечение в исследовании не указано). Участницы были разделены на 2 группы: группа практикующих йогу Айенгара (9 человек) и контрольная группа (9 человек). Первая группа выполняла 90-минутную практику дважды в неделю на протяжении 2 месяцев. Результаты оценивались путём измерения кортизола слюны, а также с помощью анкет, характеризующих эмоциональное состояние и общую усталость. В начале исследования и по завершении 8-недельного периода участницами были заполнены анкеты и собраны 8-кратные образцы слюны в течение двух дней. В итоге в группе практикующих йогу Айенгара выявлено улучшение эмоционального самочувствия и снижение уровня кортизола слюны [Banasik et al., 2011].
Как мы видим, в обоих исследованиях показано, что систематическая практика йоги приводит к снижению уровня стресса, что коррелирует со снижением уровня кортизола, в том числе – у женщин, страдающих раком молочной железы. Ещё одно подобное исследование включало несколько десятков таких пациентов, и в нём были получены аналогичные результаты:
В исследовании принимало участие 88 женщин, страдающих раком молочной железы II и III стадии и получающих курсы лучевой терапии. Первая группа численностью 44 человека выполняла комплексную программу йоги, вторая группа (44 человека) была контрольной. В каждой группе оценивался уровень тревожности, депрессии, а также уровень кортизола слюны утром и совокупные показатели кортизола слюны. Анализ результатов показал снижение тревожности и депрессии, а также снижение утреннего и среднего кортизола слюны в группе практикующих йогу по сравнению с контрольной. Имеется значительная положительная корреляция между уровнем тревоги и депрессии и утренним уровнем кортизола [Vadiraja et al., 2009].
Любопытное исследование сравнивает влияние занятий африканскими танцами и хатха-йогой:
69 студентов колледжа были разделены на 3 группы: практикующие хатха-йогу (18 человек), практикующие африканские танцы (21 человек) и в качестве контрольной использовалась группа в 30 человек, участники которой слушали лекции по биологии. Всего было проведено три 90-минутных класса соответствующего содержания. До и после каждого класса определялся эмоциональный фон посредством Perceived Stress Scale (PSS), а также исследовалось содержание кортизола в слюне. В результате оказалось, что занятия и африканскими танцами, и хатха-йогой позитивно влияют на эмоциональный фон. Лекции по биологии (контрольная группа) не оказывали влияния на эмоциональный фон по шкале PSS. При этом уровень кортизола увеличился после африканских танцев и уменьшился после практики хатха-йоги, не изменившись в контрольной группе [West et al., 2004].
Таким образом, хотя танцы и й ога могут одинаково позитивно влиять на эмоции и восприятие стресса, физиологические последствия этих практик и их способность воздействовать на адаптивные процессы могут быть диаметрально противоположны.
Помимо связи с практиками хатха-йоги, уровень кортизола может меняться и под воздействием медитативных практик (что неудивительно, учитывая всё ту же связь психофизиологического состояния и гормонального фона):
Обнаружено умеренное снижение уровня сывороточного кортизола у лиц, практикующих "трансцендентальную медитацию" 3–4 месяца и значительное снижение у лиц, практикующих от 3 до 5 лет, по сравнению с контрольной группой. В этом же исследовании не обнаружено каких-либо изменений уровня тестостерона во всех группах [Jevning et al., 1978].
Следует заметить, что состояние мозга, характерное для медитативных состояний, уровень кортизола и качественная практика хатха-йоги также взаимосвязаны:
Исследовалась связь между активностью альфа-волн головного мозга и уровнем сывороточного кортизола во время практики йоги у 7 опытных практиков. Во время выполнения упражнений альфа-волны усиливались, а уровень кортизола снижался. Контрольной группы, повышающей достоверность исследования, не было [Kamei et al., 2000].
Напомним, что доминирование альфа-ритма характерно для медитативных состояний и глубокой релаксации с закрытыми глазами [Okuma et al., 1957; Kasamatsu, Hirai, 1966].
Таким образом, немалое количество исследований с той или иной степенью достоверности показывают нам, что в результате систематической практики йоги уровень кортизола снижается. Это касается здоровых практиков, а также лиц с серьёзной онкологической патологией (рак молочной железы). Как правило, исследования не приводят детального описания комплексов и преобладания в практике тех или иных элементов. Отдельные источники использовали подход конкретных школ хатха-йоги (йога Айенгара).
Однако отдельные исследования приводят иные данные относительно практики йоги и кортизола:
Группа из 16 человек, практикующих йогу не менее 3 лет, и контрольная группа из 10 человек, не практикующих йогу, сравнивались в данном исследовании. Исследовалось качество сна с применением Pitt sburgh Sleep Quality Index (PSQI), а также гормональный фон, характеризующий гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось: АКТГ, кортизол и дегидроэпиандростерона сульфат крови. Согласно результатам оценки по шкале PSQI, в группе практиков йоги выявлено более высокое качество сна по сравнению с контрольной. Также в группе практиков обнаружен более высокий уровень кортизола [Vera et al., 2009].
Как видим, с одной стороны, группа практиков йоги характеризуется лучшими психофизиологическими показателями и качеством работы ЦНС, с другой – более высоким уровнем кортизола, что несколько противоречит общепринятому мнению о кортизоле как "гормоне стресса" и данным других многочисленных исследований, показывающих снижение уровня кортизола в результате систематической практики йоги. Возможно, для объективной трактовки данных результатов нужен подробный анализ выполняемой практики.

Воспалительные и аутоиммунные заболевания

Ряд болезней, которыми страдает человечество, остаётся серьёзнейшей и нерешённой проблемой. Сюда относятся аутоиммунные заболевания, в том числе ревматоидный артрит и анкилозирующий спондилоартрит (болезнь Бехтерева). Противовоспалительные эффекты глюкокортикоидов (несмотря на их порой тяжелейшие побочные эффекты) уже несколько десятков лет остаются основной стратегией терапии многих аутоиммунных заболеваний. Вполне понятен интерес и к такой проблеме, как изменение уровня кортизола при построении йогатерапии хронической воспалительной патологии.
В результате короткого 10-дневного курса применения практики йоги в виде программы асан, пранаямы, а также "лекций и индивидуальных рекомендаций" у группы больных (86 человек, из них 44 женщины и 42 мужчины), страдающих хроническими воспалительными заболеваниями (конкретные нозологические формы источник не указывает), отслеживались уровни кортизола плазмы и бета-эндорфинов, а также маркеров воспаления (интерлейкин-6 (ИЛ-6) и тумор-некротизирующий фактор (ТНФ)). На 10-й день курса занятий регистрировалось снижение уровня кортизола и увеличение бета-эндорфина; кроме того, выявлено снижение ИЛ-6 и ТНФ [Yadav et al., 2012].
Как видим, в данном случае практика йоги также способствовала снижению уровня кортизола. К сожалению, источник не указывает, с какими именно заболеваниями происходила работа в этом исследовании; неизвестно также, наступило ли какое-то клиническое улучшение в результате практики. Однако уровень кортизола снизился; кроме того, уменьшился уровень ИЛ-6, который является важным медиатором воспаления и костной резорбции при ревматоидном артрите [Насонов, Чичасова, 2002].
Другое исследование рассматривает влияние йоги на самочувствие и уровень кортизола при ревматоидном артрите (РА):
В исследовании принимали участие 16 женщин постменопаузального возраста, страдающих ревматоидным артритом. В течение 10 недель они выполняли 75-минутную программу практики йоги трижды в неделю. В результате было зарегистрировано снижение восприятия боли и депрессии, но практика не привела к значительным изменениям в суточных колебаниях уровня кортизола [Bosch et al., 2009].
В отличие от множества процитированных выше исследований, здесь практика йоги не привела к изменениям уровня кортизола. При этом достигнут положительный клинический эффект (снижение восприятия боли и депрессии).
Здесь необходимо подчеркнуть, что проведение подобных исследований при ревматоидном артрите представляет собой особый случай. У больных PA отмечается отсутствие суточных колебаний концентрации кортизола в сыворотке крови, неадекватный синтез кортизола в ответ на стрессорные стимулы и низкий базальный уровень этого гормона, не соответствующий выраженности воспалительного процесса. У больных активным нелеченным РА отмечается ослабление базального и кортикотропин-стимулированного синтеза кортизола. Более того, примерно у 10 % больных РА выявляются признаки надпочечниковой недостаточности [Насонов, Чичасова, 2002]. С учётом этих данных при РА и извращённом кортикоидном фоне нельзя ожидать от организма стандартных "кортизоловых" реакций. По-видимому, то же касается и других вариантов аутоиммунной патологии (таких как болезнь Бехтерева). Потому и практика йоги не даёт "обычных" изменений уровня кортизола, которые мы видим в исследованиях на здоровых людях. Не происходит и противоположного эффекта – увеличения уровня кортизола с последующим противовоспалительным эффектом.
Ещё менее однозначны результаты другого исследования, в котором рассматривалась такая патология, как фибромиалгия:
Группа женщин (22 человека) с диагнозом "фибромиалгия" выполняли программу практики йоги длительностью 75 минут дважды в неделю на протяжении 8 недель. Различные характеристики боли (интенсивность, принятие, распространённость), уровень депрессии, тревожности, внимательности оценивались с помощью специальных опросников. Кроме того, регистрировался уровень кортизола слюны – 3 раза в день накануне и на следующий день после практики. В результате получено достоверное улучшение характеристик боли и внимательности. Также выявлено увеличение уровня кортизола слюны [Curtis et al., 2011].
В результате систематической практики йоги в течение двух месяцев получено увеличение уровня кортизола наряду с улучшением течения заболевания (улучшились характеристики боли). По-видимому, данные результаты можно трактовать следующим образом. Фибромиалгия – заболевание, этиология и патогенез которого неизвестны. Согласно научным данным, при фибромиалгии имеют место нарушения нейроэндокринной регуляции, в том числе – снижение функций гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой (ГГН) оси и гипокортицизм со снижением уровня кортизола [Riva et al., 2010]. Но в данном случае в результате практики йоги ГГН-ось реагирует повышением своей активности, что приводит к увеличению уровня кортизола (возможно – лишь до нормальных значений; исходных абсолютных цифр авторы исследования не приводят).
Таким образом, влияние общей практики йоги на уровень кортизола может значительно отличаться у здоровых людей и у больных, причём в зависимости от диагноза эффекты практики могут быть противоположны.

Влияние отдельных техник йоги на уровень кортизола

Отдельный и очень интересный вопрос – способны ли избранные техники влиять на активность надпочечников вообще и на уровень кортизола в частности, и если способны, то какие. Принято считать, что прогибы (то есть асаны, сопровождающиеся разгибанием позвоночника и увеличением тонуса соответствующих мышц, в первую очередь мышц – выпрямителей позвоночника, musculus erector spinae) обладают стимулирующим влиянием на область почек, а значит – и надпочечников. Предполагается, что прогибы усиливают работу и почек, и надпочечников; соответственно, мы должны ожидать от практики асан с преобладанием прогибов (бхуджангасана, сарпасана, уштрасана, дханурасана, урдхва-мукха-шванасана и др.) усиления мочевыделения почками и увеличения уровня гормонов надпочечников. Это может происходить за счёт реализации разных механизмов – изменения артериального и венозного кровообращения в области почек и надпочечников, механического воздействия на область надпочечников (что, возможно, влияет на выброс уже синтезированных гормонов), а также разнообразные рефлекторные воздействия. Для ответа на этот вопрос – какие именно механизмы включаются при выполнении прогибов – нужны дополнительные исследования артериального и венозного кровотока соответствующих сосудов, измерение скорости клубочковой фильтрации, определение уровня гормонов и многое другое.
Весьма интересное исследование, призванное ответить на главный вопрос – как влияют прогибы на уровень кортизола и на работу надпочечников, было проведено в Санкт-Петербурге:
Исследовалось влияние бхуджангасаны на уровень кортизола сыворотки. Участвовали 7 практически здоровых мужчин и 1 женщина, в возрасте от 22 до 50 лет, обученные выполнению бхуджангасаны. У каждого из испытуемых в положении сидя осуществлялся первый забор крови из локтевой вены. Далее испытуемые в положении лежа на спине выполняли расслабление в течение 2 мин. Расслабление выполнялось в целях минимизации вызванных забором крови возмущений вегетативных характеристик (по оценке терапевта, регистрирующего сердечный (ЧСС) и дыхательный ритмы). Затем испытуемые самостоятельно в течение 2–3 мин выполняли позу кобры (бхуджангасану), после чего забор крови повторяли. Таким образом, между первым и вторым заборами крови проходило не более 5 мин. Конкретное время забора крови было постоянным и осуществлялось ровно в 16 часов. В результате получено статистически значимое снижение уровня кортизола сыворотки; изменения уровня других гормонов коры надпочечников (дегидроэпиандростерона и альдостерона) оказались разнонаправленными у разных участников [Минвалеев и др., 1999].
В приведённом выше исследовании отсутствует контрольная группа, наличие которой могло бы повысить достоверность и информативность исследования. Однако сложно игнорировать основной результат, а именно: у всех участников уровень кортизола сыворотки снизился после выполнения бхуджангасаны. Принимая это во внимание, а также учитывая данные всех приведённых выше исследований, можно сказать, что у нас нет серьёзных оснований говорить об однозначном положительном влиянии прогибов на выработку кортизола надпочечниками. Для уточнения этого вопроса необходимы дальнейшие исследования, проведённые с участием контрольных групп и использующие конкретные йогические техники.

Заключение

Как видим, влияние практики хатха-йоги на уровень кортизола может быть различным в зависимости от исходного фона. У здоровых людей общая практика йоги, как правило, приводит к снижению уровня кортизола, что коррелирует со снижением уровня депрессии, тревожности и стресса. Аналогичные результаты получены и при наличии патологии, в том числе довольно серьёзной (рак молочной железы).
Однако при заболеваниях, патогенетическим звеном которых являются отклонения в работе иммунной и эндокринной систем, йога влияет на уровень кортизола уже неоднозначно (повышение при фибромиалгии и отсутствие изменений при ревматоидном артрите).
Следует ещё раз подчеркнуть, что речь идёт о практике йоги вообще без детализации особенностей и акцентов. В связи с этим особый интерес представляет влияние отдельных техник на гормональный фон, но существующие на сегодня научные данные не позволяют дать однозначных ответов.
По-видимому, тип ответной реакции (повышение, снижение или отсутствие изменений уровня кортизола) может зависеть не только от наличия сопутствующей патологии, но и от исходного гормонального фона, к которому склонен данный индивидуум, а также от индивидуальной реактивности ГГН системы.
Возможно, дальнейшее изучение этого вопроса позволило бы более целенаправленно применять отдельные техники йогатерапии при некоторых группах заболеваний.

Построение практики йоги при заболеваниях щитовидной железы

Щитовидная железа (ЩЖ) относится к основным (классическим) эндокринным органам. Помимо ЩЖ к данной категории относят центральные железы, расположенные в головном мозге (гипоталамус, гипофиз и эпифиз), которые оказывают в основном регулирующее действие, и периферические – надпочечники, поджелудочная железа, паращитовидные железы и половые железы. К неклассическим эндокринным органам относятся внутренние органы, помимо основных функций также выделяющие собственные гормоны (почки, сердце, жировая ткань и т. д.).
Щитовидная железа располагается в области щитовидного хряща (формирующего кадык), откуда и получила своё название. По латыни "щитовидная" – thyreoidea, поэтому корень thyr– часто используется в терминологии, касающейся щитовидной железы (например, "тиреоидные гормоны" – гормоны ЩЖ).
Работа щитовидной железы регулируется гипоталамусом (ГТ) и гипофизом (ГФ) по принципу обратной связи. ГТ выделяет гормон тиреолиберин, воздействующий на переднюю долю гипофиза, где, в свою очередь, вырабатывается тиреотропный гормон (ТТГ), уже непосредственно влияющий на щитовидную железу. ТТГ вызывает выброс в кровоток уже синтезированных гормонов ЩЖ, активизирует синтез новых гормонов, кровообращение в тканях ЩЖ, захват йода (который является необходимым элементом тиреоидных гормонов), а также рост тканей ЩЖ. В ответ на повышение уровня ТТГ в крови ЩЖ усиливает свою активность, и количество гормонов ЩЖ повышается. Концентрация тиреоидных гормонов отслеживается гипофизом, который в случае необходимости снижает (или повышает) выработку ТТГ, тем самым регулируя деятельность щитовидной железы.
Для осуществления своих функций ЩЖ вырабатывает и выделяет в кровоток два основных гормона: трийодтиронин (Т3) и тетрайодтиронин (Т4, или тироксин). Оба гормона синтезируются с участием йода, поступающего в организм с пищей или водой. Согласно рекомендациям ВОЗ, суточное потребление йода взрослыми должно составлять 150 мкг, беременными и кормящими – 200 мкг, детьми – от 50 до 120 мкг. В ряде регионов нашей планеты содержание йода в почве и воде недостаточно для насыщения организма человека, в результате чего у жителей данных регионов развивается йодный дефицит. При поступлении в организм менее 50 мкг в сутки синтез Т3 и Т4 снижается, и развивается недостаточность функции щитовидной железы.
Щитовидная железа является одним из главных регуляторов основного энергетического обмена и ряда других функций человеческого организма.
Основные функции и эффекты тиреодных гормонов:
– созревание скелета и головного мозга у плода (сначала за счёт материнских, потом за счёт собственных гормонов);
– стимуляция потребления кислорода и общего обмена;
– стимуляция сократительной функции сердца, а также увеличение частоты его сокращений;
– повышение чувствительности сердца к симпатической стимуляции;
– увеличение количества рецепторов к адреналину в сердце, скелетных мышцах и других тканях;
– ускорение эритропоэза; – усиление перистальтики кишечника; – стимуляция обмена костной ткани, в большей степени резорбции;
– стимуляция обмена белка, особенно в мышцах: при избытке тиреоидных гормонов снижается содержание белка в мышцах (проксимальная миопатия);
– ускорение распада холестерина.
Адекватная регуляция со стороны гипоталамо-гипофизарной системы, достаточное потребление йода и белков, отсутствие заболеваний щитовидной железы обеспечивают выработку оптимального уровня тиреоидных гормонов. Данное состояние называется эутиреоз - то есть нормальное, физиологически адекватное рабочее состояние щитовидной железы (либо номальный физиологический уровень гормонов ЩЖ).
Гипертиреоз - состояние, при котором щитовидная железа выделяет в кровь избыточные количества Т3 и Т4. Тиреотоксикоз – это совокупность клинических симптомов, связанных с избытком тиреоидных гормонов. Причина тиреотоксикоза может лежать как в самой щитовидной железе, так и в регулирующем её органе (гипофизе). В первом случае ЩЖ по разнообразным причинам сама начинает выработку избыточных количеств собственных гормонов (диффузный токсический зоб (болезнь Грэйвса), токсическая аденома и другие заболевания), при этом гипофиз, повинуясь принципу обратной связи, снижает выработку ТТГ. В результате в крови наблюдается повышение Т3 и Т4, а также понижение ТТГ. В редких случаях опухоль гипофиза вырабатывает избыточные количества ТТГ, вследствие чего функция ЩЖ тоже чрезмерно усиливается. Другие причины тиреотоксикоза – приём неадекватно высоких доз синтетических гормонов ЩЖ, а также продукция гормонов некоторыми злокачественными опухолями яичников.
При повышении Т3 и Т4 в крови происходит повышение основного энергетического обмена, что приводит к потере массы тела, кожа становится горячей, наблюдается потливость, учащение стула вплоть до поноса, эмоциональная лабильность, раздражительность, сердцебиение, тахикардия, могут иметь место серьёзные нарушения сердечного ритма и ряд других симптомов тиреотоксикоза.
Гипотиреоз – состояние, развивающееся вследствие стойко пониженного уровня тиреоидных гормонов в организме. В некоторых случаях гипотиреоз может быть связан с патологией гипофиза и со снижением выработки ТТГ. Но наиболее частая причина гипотиреоза – аутоиммунный тиреоидит, при котором происходит неадекватная реакция собственной иммунной системы организма на ткани и структуры щитовидной железы, вследствие чего в щитовидной железе развивается аутоиммунное воспаление. Иногда на первом этапе этого процесса повреждение клеточных мембран ЩЖ приводит к тому, что гормоны ЩЖ попадают в системный кровоток, и общий тиреоидный фон кратковременно повышается (фаза гипертиреоза, часто проходящая незамеченной). В дальнейшем воспалительный процесс приводит к пролиферации соединительной ткани, фиброзированию щитовидной железы и частичной утрате её функций – вследствие чего уровень тиреоидных гормонов снижается, и наступает фаза гипотиреоза. При этом гипофиз повышает выработку ТТГ, который стимулирует рост ЩЖ, заставляя её увеличиваться в объёме, что, однако, не приводит к увеличению её функции. В крови при этом наблюдается снижение Т3 и Т4, а также повышение уровня ТТГ.
Заболевание часто диагностируется уже при появлении симптоматики гипотиреоза: нарастании слабости, вялости, сонливости, отёчности мягких тканей, запоров, нарушений овуляции и бесплодия у женщин, анемии. У детей гипотиреоз опасен тем, что в условиях дефицита тиреоидных гормонов нарушается созревание центральной нервной системы и может развиться умственная отсталость (кретинизм); данное состояние может развиваться и в том случае, если гипотиреозом страдает мать ребёнка во время беременности.
Построение практики йоги при гипер– и гипотиреозе имеет серьёзные различия. При гипертиреозе любой этиологии следует исключить из практики перевёрнутые асаны, увеличивающие кровообращение в области щитовидной железы, а также симпатотонические техники – капалабхати, бхастрику, сурья-бхедану и подобные им, так как при гипертиреозе изначально повышен тонус симпатического отдела нервной системы. Определённую роль в улучшении состояния могут сыграть парасимпатические техники: шавасана, йога-нидра, чандра-бхедана, брамари. Однако пациенты с развёрнутой картиной тиреотоксикоза зачастую вообще не могут выполнять никакой практики и нуждаются в безотлагательном медикаментозном лечении. Нужно также помнить о том, что в некоторых случаях излечение может достигаться путём хирургической коррекции.
При гипотиреозе существенных противопоказаний в практике нет; следует лишь понимать, что вследствие дефицита тиреоидных гормонов тонус симпатической нервной системы снижен, и для его поддержания в практику целесообразно вводить симпатотонические техники в достаточном объёме, сообразно состоянию пациента. Не следует злоупотреблять практиками релаксации и другими, повышающими тонус парасимпатической НС. С целью активизации кровообращения в щитовидной железе можно использовать вьяямы на шейно-плечевую зону, перевёрнутые асаны (в том числе с джаландхара-бандхой).
Однако не следует переоценивать эффективность йогатерапии как при пониженной, так и при повышенной функции щитовидной железы. В обоих случаях приоритетным методом будет медикаментозное лечение (в том числе с привлечением аюрведической и отечественной фитотерапии).

Возможности йогатерапии при заболеваниях почек

Йога при хроническом пиелонефрите

Говоря об эффективности йогатерапии, следует выделить две группы заболеваний, при которых данный метод имеет разную эффективность. Первая группа – те случаи, при которых йогатерапия имеет высокую эффективность и во многих ситуациях может называться методом выбора: это дегенеративно-дистрофические заболевания позвоночника (остеохондроз с исходом в грыжеобразование), бронхиальная астма, разнообразные функциональные расстройства. Вторая группа – состояния, при которых йогатерапия является лишь вспомогательным методом, однако может улучшить общее состояние многих систем организма, иммунитета, психоэмоционального фона и тем самым способствовать улучшению самочувствия пациента.
Среди заболеваний почек и мочевыводящей системы встречаются заболевания обеих категорий. К примеру, неосложненнный пиелонефрит вполне может поддаваться усилиям йогатерапевта. Другие же, более серьёзные заболевания – такие как гломерулонефрит – не излечиваются методами йогатерапии, но в этих случаях практика йоги может значительно улучшить качество жизни, работу основных органов и систем.
В первой части этого раздела мы рассмотрим такое частое заболевание, как пиелонефрит. Пиелонефритом называют инфекционно-воспалительное заболевание чашечно-лоханочной системы, а также ткани самой почки. Это наиболее частая патология почек. Заболеванием гораздо чаще страдают девочки и женщины по сравнению с представителями мужского пола. Считается, что в популяции у каждой третьей женщины хотя бы раз в жизни наблюдался хотя бы один эпизод инфицирования мочевыводящих путей [Гресь, Тарендь, 2008].
Мочевыводящие пути (МВП) представляют собой полый мышечный комплекс, включающий в себя: чашечно-лоханочную систему почек (ЧЛС; рис. 1), мочеточники и мочевой пузырь, а также мочеиспускательный канал (уретру). МВП обладают собственной специфической моторикой, которая позволяет двигать образовавшуюся мочу в нужном направлении. Различные отделы МВП сокращаются в определённой последовательности, то есть имеют место координированные сокращения и расслабления, способствующие нормальному пассажу мочи. Этот процесс называется уродинамикой. Уродинамика осуществляется, во-первых, за счёт циклических сокращений и расслаблений чашечно-лоханочной системы, что приводит к волнообразному транспорту мочи в лоханки, – этот процесс строго координирован процессом взаимных движений чашечек и лоханок. Во-вторых, нормальная уродинамика осуществляется за счёт синхронного сокращения лоханки и открытия лоханочно-мочеточникового сфинктера, что приводит к транспорту мочи в мочеточник. В-третьих, транспорт мочи по мочеточникам происходит в несколько этапов – соответственно 2–3 участкам, отделённым друг от друга специфическими образованиями-сфинктерами. Каждый участок мочеточника периодически расслабляется, наполняясь мочой, и сокращается, продвигая мочу в следующий отдел МВП. При переходе мочи из мочеточников в мочевой пузырь также происходят координированные друг с другом сокращения нижних участков мочеточников и одновременные расслабления мочеточниково-пузырных сфинктеров.
Рис. 1 (рисунок автора)
Регуляция процессов уродинамики происходит за счёт вегетативной регуляции; у женщин существенное влияние на уродинамику может оказывать гормональный фон. Большое значение для правильной работы МВП имеет также её внутренняя организация, основанная на пейсмейкерах (англ. pace maker) – клетках – водителях ритма, обладающих способностью генерировать собственную ритмическую активность. Электрофизиологические исследования демонстрируют наличие большого количества пейсмейкерных клеток в верхней части почечной лоханки. Согласно современным данным, вся моторная деятельность почечной лоханки возникает, когда пейсмейкер генерирует импульс и активирует сокращения мышечного слоя, тем самым определяя выброс мочи [Белый, 2010].
При врождённых нарушениях развития чашечно-лоханочной системы (приводящих, например, к её деформации) могут иметь место исходные нарушения моторики, связанные с неправильной работой водителей ритма, неадекватными реакциями мышечного слоя МВП на нервные и эндокринные влияния. Нарушения моторики могут быть разнообразны и зачастую приводят к ретроградному (направленному снизу вверх) движению мочи.
Нарушенная уродинамика играет определяющую роль в развитии воспалительно-инфекционных заболеваний МВП, а также мочекаменной болезни – при застое мочи усиливаются процессы кристаллизации солей, что приводит к выпадению их в осадок и формированию мочевых камней.
Основные факторы, приводящие к развитию воспалительного процесса в МВП, – это нарушения уродинамики и инфекция.
Нарушения уродинамики развиваются вследствие множества причин. Здесь можно выделить механические и регуляторные факторы, нарушающие нормальный пассаж мочи.
К механическим факторам относятся внешние сдавления МВП. Сдавление может происходить в области мочеточников (опухолью, переполненным кишечником при запорах и метеоризме, беременной маткой), а также в области уретры у мужчин при аденоме предстательной железы (один из наиболее частых случаев; в пожилом возрасте мужчины по частоте заболеваемости пиелонефритом "догоняют" женщин именно по причине частого развития доброкачественной гиперплазии простаты). Кроме того, к механическим факторам относятся образования, располагающиеся внутри МВП: это конкременты, образующиеся при мочекаменной болезни, а также спаечные процессы и сужения мочеточников.
Серьёзным фактором, приводящим к нарушениям уродинамики, являются врождённые аномалии развития мочевыводящих путей – изменения их нормальной формы, расширения и сужения, что тоже ведёт к нарушениям нормального движения мочи.
Регуляторные факторы прежде всего актуальны для женщин. Женские мочевыводящие пути подвержены гормональным влияниям, и колебания уровня эстрогенов, прогестерона, а также глюкокортикоидных гормонов во время беременности вызывают дискинезию мочеточников, создавая условия для пузырно-мочеточникового рефлюкса[3]. Нельзя также исключать функциональные нарушения уродинамики в результате гормональных отклонений и вне беременности. К нарушениям моторики МВП могут приводить и различные неврологические заболевания.
Вышеперечисленные причины ведут к тому, что нормальный пассаж мочи нарушается, может возникать обратный заброс мочи – из мочевого пузыря в мочеточники и выше, в чашечно-лоханочную систему. Вследствие застоя мочи, во-первых, создаются условия для миграции болезнетворных микроорганизмов по системе МВП, во-вторых – условно-патогенная флора тоже может активироваться и выступать в роли возбудителя воспаления. Активации и внедрению микроорганизмов в эпителий мочевыводящих путей, а также непосредственно в ткань почки способствует сахарный диабет, нарушения минерального состава мочи, местный и общий иммунодефицит.
Таким образом, в результате нарушений уродинамики и воздействия инфекций развивается воспаление мочевыводящих путей. Воспалительный процесс чашечно-лоханочной системы с вовлечением ткани почки называется пиелонефритом.
В целом пиелонефритом значительно чаще страдают женщины; этому способствуют беременности, зависимость моторики МВП от гормональных колебаний, а также относительно короткий мочеиспускательный канал, способствующий восходящему распространению инфекции.
По течению различают острый и хронический пиелонефрит; нередко процесс начинается с острой фазы, которая может сопровождаться болями в поясничной области, значительным повышением температуры тела, расстройствами мочеиспускания. После купирования острой фазы теми или иными способами течение процесса нередко становится хроническим, с периодическими чередованиями ремиссий и обострений. Воспалительный процесс локализуется только в чашечно-лоханочной системе либо вовлекает и другие отделы МВП: мочеточники, мочевой пузырь, уретру.
Длительное течение хронического пиелонефрита при отсутствии адекватного лечения способно приводить к ряду серьёзных осложнений и в конечном итоге к нарушениям выделительной функции почек. В результате воспаления и длительно повышенного давления в просвете МВП развивается их деформация, расширение чашечно-лоханочной системы, усиливается камне-образование, постепенно поражается функциональная ткань почки и нарушаются процессы выделения мочи. Это может привести к тому, что мочевыделительная система не сможет адекватно выполнять свои функции, и пациенту потребуется лечение с помощью гемодиализа (искусственной почки).
Частой находкой у пациентов с патологией МВП является расширение чашечно-лоханочной системы. Данный феномен может быть следствием текущего воспалительного процесса мочевыводящих путей, пиелонефрита, а также повышения давления в чашечно-лоханочной системе. Расширение ЧЛС может быть врождённым – это одна из самых распространённых аномалий развития почек, часто является случайной
ультразвуковой находкой, но в то же время она может провоцировать нарушения моторики, уростаз и развитие пиелонефрита. Расширения чашечно-лоханочной системы в ряде случаев сопутствуют текущим заболеваниям с нарушениями уродинамики (например пиелонефрит) и могут исчезать после проведённого лечения.
Таким образом, расширение ЧЛС (рис. 2) может свидетельствовать об аномалиях развития, а также о повышении давления в мочевыводящих путях (вследствие разнообразных причин, изложенных выше). У пациентов с расширением ЧЛС, как правило, изменена уродинамика, и давление в разных отделах МВП отличается от нормального.
Рис. 2 (рисунок автора)
Нарушения уродинамики в сочетании с мочекаменной болезнью могут вызывать резкое расширение ЧЛС; при этом повышение давления в чашечках и лоханках приводит к сдавлению ткани почки, её атрофии и прекращению номального функционирования. Такое состояние называется гидронефрозом.
Йогатерапия хронического пиелонефрита приобретает актуальное значение в стадии ремиссии. При течении острого пиелонефрита либо при обострении хронического необходимо проводить лечение медикаментозно, под руководством врача-специалиста.
Основная стратегия йогатерапии направлена на профилактику обострений и должна достигать перечисленных ниже целей:
– улучшение уродинамики и стимуляция нормального пассажа мочи;
– нормализация регуляции деятельности мочевыводящих путей;
– профилактика восходящей инфекции; – улучшение общего и местного иммунитета; – нормализация общего психофизиологического тонуса.
При построении безопасной практики следует учитывать уже имеющиеся осложнения или сопутствующие проблемы в мочевыводящей системе. Это необходимо для понимания того, какие техники могут быть противопоказаны.
Работая с пациентами, страдающими заболеваниями мочевыводящей системы, всегда необходимо поставить вопрос о целесообразности применения перевёрнутых асан. У пациентов с пиелонефритом, мочекаменной болезнью, деформациями и расширениями мочевыводящих путей (а подобные сочетания встречаются в практике довольно часто) изменение гравитационных условий в разных отделах МВП может ухудшить и без того нарушенные процессы уродинамики. Предугадать, какое именно в каждом конкретном случае влияние окажут перевёрнутые положения на уже нарушенную уродинамику, очень сложно.
Порой в йогатерапевтической среде предпринимаются попытки обосновать безопасность применения перевёрнутых асан при урологической патологии расчётами, основанными на нормальных, физиологических цифрах давления в разных отделах мочевыводящих путей. Данный подход некорректен, так как у больного с расширениями и деформацией ЧЛС, неадекватной активностью клеток-пейсмейкеров и нарушенной моторикой мочевыводящих путей показатели давления в МВП изначально будут другими, и проецировать на них нормальные физиологические значения не следует.
Поэтому, приступая к составлению программы занятий для урологического больного, следует учитывать данные ультразвукового исследования почек и мочевыводящей системы. Расширение чашечно-лоханочной системы, гидронефроз, конкременты (мочевые камни), а также аномалии развития мочевыводящей системы могут быть противопоказаниями к выполнению перевёрнутых асан. В данном случае решение о применении перевёрнутых асан должно приниматься совместно с врачом-специалистом.
Для улучшения уродинамики могут быть полезны все основные категории асан: прогибы (бхуджангасана, сарпасана, уштрасана, матсиасана и т. п.) – сжатие и повышение давления на забрюшинное пространство, в котором располагаются почки и мочевыводящие пути; наклоны (уттанасана, пашчимоттанасана, джану-сиршасана и т. п.) – мягкое растяжение забрюшинного пространства и клетчатки, окружающей мочевыводящие пути; скручивания (маричиасана, ардха-матсиендрасана, варианты "паривритта" стоячих асан) – также поочерёдно сжимающие и растягивающие область мочевыводящей системы. Все они будут стимулировать моторику МВП и способствовать более активному пассажу мочи.
При отсутствии органических изменений мочевыводящих путей и в стадии ремиссии пиелонефрита выполнение перевёрнутых асан с умеренным временем фиксации (от 1 до 5 минут) также могут способствовать улучшению уродинамики. Кроме того, перевёрнутые асаны теоретически могут усиливать мочеотделение за счёт стимуляции выделения предсердного натрий-уретического фактора (однако эта версия ещё нуждается в подтверждении).
Для профилактики восходящей инфекции (в особенности это касается женского пола) следует вводить в практику техники, работающие с мышцами тазового дна (ашвини-мудра и мула-бандха). В данном случае наиболее актуальны варианты мула-бандхи, задействующие передние отделы тазовой диафрагмы (то есть область сфинктера мочеиспускательного канала).
Для нормализации давления в брюшной полости и улучшения уродинамики обязательно следует использовать техники, улучшающие работу кишечника и ликвидирующие запоры: брюшные манипуляции, очистительные процедуры (шанкх-пракшалана, басти-крийя). Нормализация работы кишечника будет также способствовать восстановлению его микрофлоры и улучшению состояния общего и местного иммунитета.
Таким образом, в стадии ремиссии хронического пиелонефрита применяется сбалансированная практика асан, включающая все основные направления: прогибы, наклоны, скручивания в статическом и динамическом режимах; брюшные манипуляции; мула-бандху в статическом и динамическом режимах с акцентом на переднюю часть тазового дна; очистительные процедуры (шанкх-пракшалана и басти). Обязательно рассматривается целесообразность применения перевёрнутых асан при условии отсутствия органических изменений ЧЛС. Для сбалансированной работы вегетативной и эндокринной систем в регулярную практику вводятся базовые дыхательные и релаксационные техники.
При хроническом воспалительном процессе мочевыводящих путей весьма существенным является вопрос о проведении курсов противомикробной и мочегонной терапии; в этом случае оптимальным является комплексный подход, сочетающий методы йогатерапии и фитотерапии.

Йогатерапия нефроптоза

Термин "нефроптоз" происходит от слов nephros – почка и ptosis – опущение. То есть "нефроптоз" дословно можно перевести как "опущенная почка". В клинической практике применяются и другие термины, такие как "блуждающая почка", поскольку при перемене положения тела (сидя и лёжа) расположение почек меняется, и при патологии нормальная, физиологическая подвижность почек может увеличиваться.
Почка – парный орган, расположенный в забрюшинном пространстве (то есть вне брюшной полости, ближе к задней поверхности тела), в области 11–12-го грудных и 1–4-го поясничных позвонков. Правая почка обычно находится несколько ниже левой, так как тесно контактирует с печенью.
В задачи данной главы не входит детальный обзор анатомии и функций почек – при необходимости эти данные можно найти в соответствующих руководствах. Следует лишь заметить, что от расположения почек зависит работа мочевыводящих путей и ряд других физиологических процессов, поэтому нефроптоз может быть причиной разнообразных проблем и в этих случаях требует коррекции.
Перечислим факторы, за счёт которых осуществляется фиксация почки:
– жировая капсула почки, или паранефральная клетчатка. Жировая ткань, окружающая почку, способствует её фиксации;
– мышечное ложе почки, включающее большую поясничную мышцу (musculus psoas major, которая начинается от 12-го грудного и 1–4-го поясничных позвонков, направляясь вниз, соединяется с подвздошной мышцей) и квадратной мышцей поясницы (musculus quadratus lumborum, которая начинается от нижних краёв рёбер сзади и направляется вниз, заканчиваясь на гребнях подвздошных костей сзади);
– связочно-фасциальный аппарат почки. Почечная фасция обхватывает почку и фиксирует её к задней брюшной стенке, а также соединяется со связками, обеспечивающими фиксацию почки относительно других внутренних органов (справа – печёночно-почечная связка, слева – селезёночно-почечная связка и другие);
– внутрибрюшное давление, формируемое мышцами брюшного пресса;
– почечные сосуды (почечная артерия и почечная вена, входящие в "ворота почки").
Из перечисленных факторов, фиксирующих почку, в развитии нефроптоза наибольшее значение имеют дефицит жировой ткани в организме и уменьшение объёма жировой паранефральной клетчатки, снижение внутрибрюшного давления вследствие слабости мышц брюшного пресса, врождённые особенности соединительной ткани, приводящие к слабости связочного аппарата почки. Определённое значение может также иметь относительная слабость и уменьшение в объёме элементов "мышечного ложа" почки (большая поясничная и квадратная мышца поясницы).
В своём развитии нефроптоз может претерпевать 3 стадии, сопровождающиеся определённой симптоматикой:
1. Первая стадия нефроптоза может быть бессимптомной или проявляться тупыми болями в поясничной области, усиливающимися при движении, физической нагрузке и исчезающими в горизонтальном положении тела. По мере прогрессирования заболевания боли могут принимать более распространённый характер, сопровождаясь иррадиацией в живот, в поясничную область.
2. Вторая стадия нефроптоза, помимо болевого синдрома, сопровождается патологическими изменениями анализов мочи, что связано с нарушением венозного оттока из почки, переполнением её сосудистого русла и проникновением в мочу клеточных элементов крови (эритроцитов и лейкоцитов). При смещении почки вниз меняется расположение почечных сосудов, происходит изменение их нормального диаметра и проходимости; это ведёт к венозному застою в почке, а также к нарушению её артериального кровоснабжения. Почка очень чувствительна к уровню собственного артериального кровоснабжения и в случае его снижения увеличивает выработку собственного гормона (ренина), запускающего синтез гуморальных веществ, повышающих тонус артерий (ангиотензина-2) и способствующих задержке почками натрия и воды (альдостерона); всё это в конечном итоге приводит к повышению артериального давления.
3. Третья стадия нефроптоза характеризуется постоянными болями, не проходящими в положении лёжа. Кроме того, вследствие ротации почки и глубокого смещения её вниз (в область таза) могут иметь место перегибы и перекруты не только почечных сосудов, но и мочеточника. Это способно приводить к серьёзным нарушениям оттока мочи, стойкому повышению давления в чашечно-лоханочной системе, её расширению, сдавлению почечной паренхимы и снижению нормальной функции почки.
Вследствие венозного и лимфатического застоя, а также по причине нарушений уродинамики наиболее частым осложнением нефроптоза является пиелонефрит – восходящая инфекция мочевыводящих путей и почечной паренхимы. Кроме того, препятствия на пути оттока и застой мочи предрасполагают к кристаллизации солей и прогрессированию мочекаменной болезни.
В далеко зашедших стадиях нефроптоза методом выбора может быть оперативное вмешательство (нефропексия, или подшивание почки). На начальных стадиях нефроптоза методом выбора будут различные варианты физической реабилитации, включая йогатерапию.
Тактика йогатерапии определяется следующими направлениями:
Укрепление мышц, формирующих ложе почки, – в первую очередь большой поясничной и квадратной мышцы поясницы. Есть данные, свидетельствующие о том, что у пациентов с нефроптозом, сопровождающимся болевыми поясничными синдромами, в 98 % случаев диагностируется гипотонус подвздошно-поясничной мышцы со стороны нефроптоза [Михайлов, 2010]. Для укрепления подвздошно-поясничной мышцы следует вводить в практику парипурна-навасану, урдхва-прасарита-падасану, уттхита-хаста-падангхуштасану, дандасану, а также ардха-паванамуктасану в "силовом" варианте с упором рук в согнутое колено. Квадратная мышца поясницы, приближающая нижние края задних отделов рёбер к задним гребням подвздошных костей таза, будет активно задействоваться в силовых прогибах лёжа на животе (сарпасана, нираламба-бхуджангасана, шалабхасана), при глубоком выдохе с уджайи (так как это одна из экспираторных мышц), а также одностороннее включение квадратной мышцы поясницы будет иметь место при выполнении боковых наклонов (тирьяка-тадасана) и боковых упоров (васиштхасана). Следует помнить о том, что асаны, задействующие подвздошно-поясничную мышцу, способны увеличивать поясничный лордоз и потому должны с осторожностью применяться у лиц с патологией поясничного отдела позвоночника. При применении асимметричных положений, задействующих квадратную мышцу поясницы, необходимо учитывать наличие и степень сколиотических искривлений. Все пациенты с нефроптозом имеют рефлекторный дисбаланс мышц поясничной области [Михайлов, 2010], что может быть причиной нервно-мышечных болевых синдромов, функциональных сколиотических искривлений поясничного и грудного отделов; это обстоятельство следует учитывать при построении практики. Облегчение болевого синдрома может обеспечиваться не только нормализацией положения почки, но и за счёт устранения патологических рефлекторных, висцеро-моторных связей. Поэтому поясничная группа мышц, включая глубокие (подвздошно-поясничные) может нуждаться не только в укреплении, но и во всесторонней проработке, в том числе методами постизометрической релаксации; в некоторых случаях оптимальный эффект могут оказывать и асимметричные воздействия.
Укрепление мышц брюшного пресса - с целью повышения внутрибрюшного давления и большей фиксации почек. Используются варианты ардха-навасаны, васиштхасаны в статическом и динамическом вариантах.
Восстановление нормального положения почек - перевёрнутые асаны в различных вариантах. Данное направление не является определяющим в успехе йогатерапии, однако гравитационные воздействия помогают на время вернуть органы в их естественное положение, улучшить венозный и артериальный кровоток, снять нагрузку со связочного аппарата на время фиксации асаны. Следует помнить, что перевёрнутые асаны могут быть противопоказаны при расширениях чашечно-лоханочной системы и явных нарушениях уродинамики.
Устранение дефицита жировой ткани с целью формирования жировой капсулы почки может быть достигнуто коррекцией йогической практики с устранением чрезмерно нагрузочных, энергозатратных элементов – предпочтительна статическая практика асан с акцентом на релаксацию, короткими компенсирующими шавасанами, регулярной глубокой релаксацией; из дыхательных техник следует отдать предпочтением таким, как чандра-бхедана, уджайи в варианте висама-вритти (1:2, то есть с удлинённым выдохом), брамари. Из вспомогательных средств при дефиците жировой ткани могут применяться ежедневный масляный самомассаж, фитотерапевтические назначения с использованием анаболических растений. Большое значение имеют нормализация ночного сна, рациональный распорядок труда и отдыха, полноценное питание.

Возможности йогатерапии при хронической почечной недостаточности

Рассматривая данную тему, мы затронем ряд состояний, при которых в той или иной степени страдает фильтрационная функция почек. Вспомним, что в норме почки выполняют ряд важнейших физиологических функций:
– экскреторная (экскреция – выделение во внешнюю среду). Почки фильтруют из плазмы крови и выделяют в мочу многие конечные продукты метаболизма, в том числе азотсодержащие продукты белкового обмена (креатинин и мочевину), продукты распада гормонов, лекарственных и многих других веществ. Это важнейшая функция почек, обеспечивающая выведение из организма множества токсичных веществ, накопление которых в течение одних-двух суток может привести к тяжелейшей интоксикации и впоследствии к смерти;
– инкреторная – функция выделения во внутреннюю среду организма биологически важных и активных веществ. К примеру, почка чувствительна к уровню эритроцитов – переносчиков кислорода, так как почки потребляют много кислорода по сравнению с другими органами; при снижении количества эритроцитов почка выделяет эритропоэтин, стимулирующий работу костного мозга, образование и выход в кровеносное русло эритроцитов;
– гемодинамическая функция почек – регуляция и поддержание артериального давления. Это происходит различными путями – при снижении почечного кровотока активируется ренин-ангиотензин-альдостероновая система (РААС): за счёт выделения почками ренина включаются эндокринные механизмы, повышающие системное артериальное давление (в том числе и в почечных артериях);
– регуляция водно-солевого баланса: за счёт сложных механизмов нервной и гуморальной регуляции почки способны менять процессы выведения воды и натрия, калия и других электролитов из организма, тем самым меняя объём циркулирующей крови и уровень артериального давления;
– функция поддержания кислотно-щелочного равновесия. За счёт избирательного выделения и задержки веществ, меняющих кислотность внутренней среды, почки регулируют и поддерживают одну из важнейших внутренних констант – кислотность крови;
– функция поддержания ионного равновесия. Сложное соотношение концентрации в крови и других биологических жидкостях различных ионов: калия, натрия, кальция, магния, хлора и прочих микроэлементов – поддерживается за счёт выделения или задержки их почками. Кроме того, выработка почками активного метаболита витамина D обеспечивает усвоение кальция в кишечнике.
Перечисленные выше, а также некоторые другие функции почек могут нарушаться при ряде заболеваний. Состояние, при котором страдает фильтрационная функция почек (выведение ими продуктов белкового обмена и некоторых других токсичных метаболитов), а также другие функции почек, называется почечной недостаточностью (ПН).
Почечную недостаточность можно разделить на острую (ОПН) – в этом случае пациент нуждается в срочной интенсивной терапии, направленной на восстановление функции почек и на удаление из организма токсических продуктов обмена, – и на хроническую (ХПН) – в этом случае функция почек утрачивается постепенно, вследствие длительно текущих заболеваний. В последние годы в клинической медицине вместо термина "ХПН" широко применяется термин хроническая болезнь почек (ХБП).
Почечная недостаточность сопровождается накоплением в организме токсических продуктов обмена веществ, нарушениями водно-солевого и кислотно-щелочного равновесия и вследствие этого – разнообразными расстройствами функций других органов и систем.
К развитию хронической почечной недостаточности могут приводить различные заболевания: гломерулонефрит, пиелонефрит, диабетическая нефропатия, системная красная волчанка, поликистоз почек, амилоидоз почек и другие. В результате длительно текущих воспалительных, склеротических и дегенеративных процессов в паренхиме (ткани) почек происходит снижение фильтрации и в конце концов гибель нефронов, которые являются основной функциональной единицей почки.
Нефрон – морфо-функциональная единица почки. В каждой почке содержится около миллиона нефронов. В состав нефрона входит капсула Шумлянского-Бо-умена, или почечный клубочек, в котором происходит образование первичной мочи (около 180 литров в сутки) – этот процесс называется фильтрацией. Далее первичная моча поступает в извитые канальцы и петлю Генле, где происходят процессы концентрации мочи – бoльшая часть её всасывается обратно (этот процесс называется реабсорбцией). Кроме того, в петле Генле имеет место процесс секреции – выделения в просвет канальцев веществ, подлежащих удалению из организма. Итак, моча окончательно формируется за счёт трёх процессов:
– фильтрация в капсуле Шумлянского-Боумена (образование первичной мочи); здесь через почечный фильтр проходят вода и растворённые в ней микроэлементы, мелкие белковые молекулы и другие органические вещества с небольшой молекулярной массой. Почечный фильтр в норме не должен пропускать крупные белки, клетки крови и углеводы. Некоторые вещества проходят через клубочковый фильтр, но затем подвергаются обратному всасыванию в канальцах и поэтому также отсутствуют во вторичной моче;
– реабсорбция: обратному всасыванию в канальцах подвергаются вода, микроэлементы, глюкоза, аминокислоты, отдельные гормональные вещества. Таким образом происходит концентрация мочи – до 1,5–2 литров в сутки;
– секреция – выделение стенками канальцев нефрона во вторичную мочу различных продуктов метаболизма.
При заболеваниях почек поражаться могут как почечные клубочки, так и канальцевая система. В развитии хронической почечной недостаточности первичным и основным фактором часто выступает поражение клубочков.
Одним из наиболее частых заболеваний, приводящих к ХПН, является гломерулонефрит (glomerulus – клубочек, nephritis – воспаление почек) – заболевание, при котором ведущим патогенетическим фактором является иммунное воспалительное поражение почечных клубочков, постепенное снижение фильтрационной способности почек, приводящее к хронической почечной недостаточности той или иной степени.
Гломерулонефрит – заболевание, развивающееся при непосредственном участии иммунной системы. Пусковым фактором обычно является инфекция, чаще стрептококковая (хотя возможны и любые другие варианты – стафилококковая, вирусная инфекция и т. д.). В ответ на инфекцию иммунная система вырабатывает антитела (специфические белковые комплексы, которые обладают сродством к структурным компонентам чужеродных микроорганизмов и за счёт этого обеспечивают их разрушение). В силу различных факторов антитела, направленные против инфекционного агента, обладают аналогичным сродством к компонентам почечных клубочков. В результате иммунный ответ, направленный против инфекции, поражает также мембраны капсулы Шумлянского-Бо-умена, и в клубочковом аппарате почек запускается иммунное воспаление.
Механизмы иммунологических реакций, запускаемых инфекционным возбудителем и направленных на поражение почечных клубочков, в деталях могут быть различны. Однако в результате всей совокупности сложных иммуннопатологических процессов поражается фильтрационный аппарат почек. Это приводит к тому, что ухудшается и снижается фильтрация тех веществ, которые должны свободно проходить через почечные клубочки (например воды), – поэтому количество образуемой мочи уменьшается, в организме развивается задержка жидкости и отёки. В то же время фильтрационный аппарат начинает пропускать высокомолекулярные белки, что приводит к массивным потерям белка с мочой и развитию белкового дефицита.
В клинической картине гломерулонефрита обычно выделяют три синдрома:
– отёчный: возникает вследствие задержки воды в организме, а также по причине снижения онкотического давления крови (белки удерживают воду в кровеносном русле, при потере белка с мочой и снижении количества протеинов плазмы вода переходит из крови в ткани). Прибавка массы тела из-за задержки жидкости может достигать 15 килограмм и более;
– мочевой: снижение количества выделяемой мочи (олигоурия), появление в моче патологических количеств белка (протеинурия), эритроцитов (гематурия);
– гипертензивный: повышение артериального давления, в основе чего лежит активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (см. выше), а также задержка жидкости.
В течении гломерулонефрита выделяют острую и хроническую стадии. В острую стадию в той или иной степени проявляются основные синдромы, описанные выше (отёчный, мочевой, гипертензивный), далее в результате лечения в большинстве случаев удаётся устранить проявления заболевания, оно входит в стадию ремиссии, и течение процесса приобретает хронический характер. Острый гломерулонефрит у детей в большинстве случаев заканчивается выздоровлением – 87,1 % всех наблюдений [Лоскутова и др., 2012]. Течение хронического гломерулонефрита может быть бессимптомным на протяжении многих лет и десятилетий, без нарушения функций почек. Однако в значительном проценте случаев хронический гломерулонефрит приводит к постепенному снижению фильтрационной способности почечных мембран и развитию хронической почечной недостаточности.
Лечение гломерулонефрита – одна из наиболее сложных проблем современной нефрологии. По словам
И. Е. Тареевой, "при лечении гломерулонефрита прежде всего встаёт задача оценить, насколько велика активность процесса и возможность прогрессирования нефрита и оправдывает ли она риск тех или иных терапевтических воздействий". Под "риском терапевтических воздействий" имеются в виду осложнения и побочные эффекты от применения основных групп лекарственных средств, применяемых для лечения гломерулонефрита: глюкокортикостероидов, цитостатиков, антикоагулянтов. Однако следует понимать, что, несмотря на потенциальную возможность развития побочных эффектов терапии, своевременно назначенное лечение позволяет быстро прервать патологический иммунный процесс, купировать клинические проявления острого гломерулонефрита, избежать развития острой почечной недостаточности и её осложнений. Поэтому тактику лечения острого и хронического гломерулонефрита, схемы и дозировки назначаемых препаратов определяет врач-нефролог.
Йогатерапия при гломерулонефрите не является основным методом и носит вспомогательный характер. Однако корректно построенная практика может значительно повысить качество жизни, улучшить функционирование сопредельных систем и органов. В острой и хронической фазе гломерулонефрита тактика йогатерапии кардинально различается.
В острую стадию гломерулонефрита практика каких-либо физических упражнений противопоказана. Пациент должен соблюдать постельный режим. Возможно использование техник релаксации (шавасана, йога-нидра), уджайи в положении лёжа.
При хроническом гломерулонефрите вне обострения арсенал доступных техник значительно расширяется. Программа йогатерапии при хроническом гломерулонефрите будет существенно различаться в зависимости от наличия или отсутствия почечной недостаточности, её степени и сопутствующих этому методов лечения.
В настоящее время при прогрессировании ХПН в перспективе существуют два совместимых с жизнью варианта: лечение системным гемодиализом (искусственная почка) и трансплантация донорской почки.
Таким образом, случаи хронического гломерулонефрита (а также других заболеваний почек, приводящих к ХПН) можно разделить на несколько групп:
1. бессимптомное течение заболевания без ХПН;
2. ХПН умеренной степени, не требующая терапии гемодиализом;
3. терминальная ХПН с терапией системным гемодиализом;
4. трансплантированная почка.
Йогатерапевтический подход к пациентам из разных групп также будет различен.
При бессимптомном течении гломерулонефрита без ХПН ограничений в практике йоги не требуется. Возможна практика йоги в общей группе.
При ХПН, не требующей терапии гемодиализом, также возможно построение разносторонней практики йоги. Часто пациенты с ХПН страдают ренальной (почечной) артериальной гипертензией, поэтому следует осмотрительно относиться к включению в практику симпатотонических техник (капалабхати, бхастрика, активные динамические виньясы, сурья-бхе-дана) и вводить их под контролем артериального давления и с применением адекватных компенсирующих (парасимпатических) техник. Предположения, что отдельные техники йоги (прогибы, перевёрнутые асаны) могут улучшить процессы клубочковой фильтрации, пока не получили достоверного подтверждения. Аутоиммунное поражение клубочковых мембран и процессы фильтрации не зависят от локального почечного кровообращения (которое, как предполагается, мы можем улучшить с помощью выполнения прогибов). Влияние перевёрнутых асан посредством стимуляции барорецепторов предсердий и выработки натрий-уретического пептида (что в конечном итоге может приводить к усилению процессов клубочковой фильтрации) также требует дальнейших исследований и обобщения клинического опыта.
Цель практики йогатерапии у данной категории пациентов – остановка прогрессирования ХПН, возможность в дальнейшем избежать перевода на гемодиализ или трансплантации почки.
Случай из практики
Мужчина 45 лет. Диагноз: мезангиопролиферативный гломерулонефрит (ГН) с выраженным склеротическим компонентом. ХБП 3б стадии. Вторичная артериальная гипертензия. Эрозивный гастрит в стадии ремиссии. S-образный сколиоз 1 степени.
Диагноз ГН поставлен около 10 лет назад. С тех пор – постепенное прогрессирование степени ХПН и уровня креатинина. Наиболее вероятный прогноз – трансплантация почки.
Обратился для подбора йогатерапии в декабре 2012 года. Освоен протокол "Йогатерапия позвоночника", далее поэтапно – сурья-намаскар, основной блок стоячих асан, сукшма-вьяяма, базовые дыхательные техники, йога-нидра с санкальпой, в последующем – практика хат-ха-йоги без существенных ограничений. С сентября 2013 года – поэтапное введение перевёрнутых асан под контролем артериального давления, с 2014 года – ежедневное выполнение саламба-сарвангасаны по 3 минуты; существенных сдвигов в контроле артериальной гипертензии не достигнуто (пациент продолжает приём моноприла по 10 мг 2 раза в сутки). После освоения базовых дыхательных техник (полное дыхание, нади-шодхана, уджайи) – постепенное освоение кумбхак в вариантах висама-вритти и сама-вритти; длительность дыхательного цикла около 30 секунд, ежедневные сеансы длительностью по 20 минут.
На момент начала занятий: уровень креатинина сыворотки – 0,220 ммоль на литр. Спустя 3 месяца занятий – 0, 200 ммоль на литр. В дальнейшем при регулярных обследованиях уровень креатинина сыворотки и показатели скорости клубочковой фильтрации без отрицательной динамики.
На фоне практики отмечает значительное улучшение самочувствия, психоэмоционального состояния, переносимости физических нагрузок.
Терминальная ХПН с терапией системным гемодиализом требует от йогатерапевта внимательного и вдумчивого отношения; оптимальный вариант занятий – индивидуальный подбор практики. Сложности построения йогатерапевтической практики у данной категории больных связаны с тем, что терминальная ХПН может сопровождаться широким спектром сопутствующей патологии. Нередко пациенты инфицированы вирусом гепатита С и имеют хронический гепатит, иногда с исходом в цирроз печени. Снижение синтеза витамина D почками приводит к нарушениям усвоения и обмена кальция, гиперфункции паращитовидных желёз, остеопорозу, кальцификации мягких тканей (например, может иметь место кальциноз клапанов сердца, приводящий к нарушению их функций); вследствие снижения концентрации кальция в сыворотке крови нарушаются процессы нервно-мышечной передачи, развиваются судороги и мышечные подёргивания. Нарушения выведения почками пуриновых оснований способствуют развитию подагрического артрита. Уремические токсины вызывают нарушения свёртываемости крови, в связи с чем возникает склонность к кровоточивости, образованию подкожных гематом. Может иметь место серьёзная патология сердечно-сосудистой системы: аритмии сердца (связанные в том числе с нарушениями калиево-магниевого баланса), дилятация камер сердца, снижение сократительной способности миокарда и недостаточность кровообращения. В связи со сложностью состояния больных и наличия сопутствующей патологии желательно, чтобы занятия проводил врач-реабилитолог-йогатерапевт.
Пациенты проходят терапию гемодиализом в среднем 3 раза в неделю по 4–5 часов. В ходе процедуры к системе кровообращения пациента подключается аппарат гемодиализа, при прохождении через который из крови удаляются токсические продукты метаболизма.
Для регулярного подключения аппарата пациенту формируется артерио-венозная фистула (соединение артерии и вены в области предплечья), в некоторых случаях это делается с помощью сосудистого протеза-импланта.
В стадии терминальной ХПН восстановление функций почек маловероятно и практика йогатерапии направлена на коррекцию состояния сопредельных систем и органов и на улучшение качества жизни.
При построении практики приходится учитывать наличие фистулы или сосудистого импланта в области предплечья и соблюдать следующие предосторожности:
– избегать нагрузок на эту конечность; в этом случае арсенал доступных асан может быть существенно ограничен – чатуранга-дандасана, адхо-мукха-шванасана и даже марджариасана могут оказывать негативное влияние на фистулу предплечья. Однако, как показывает практика, в большинстве случаев опоры на руки без длительных фиксаций вполне возможны и могут быть введены в практику;
– при установке сосудистого импланта некоторым больным не рекомендуется фиксировать руку в вертикально поднятом положении, поэтому все асаны, в которых заинтересованная рука должна быть поднята (в основном это стоячие асаны – триконасана, вираб-хадрасана-1 и т. п.), выполняются в корригированном варианте – здесь достаточно согнуть руку в локте, чтобы кисть и предплечье направлялись вниз. Эта предосторожность также не распространяется на всех пациентов;
– избегать тех асан, в которых область фистулы или сосудистого импланта подвергается сдавлению.
В связи с высокой вероятностью остеопороза следует строить практику в мягком, плавном режиме, избегая прыжков и резких движений.
При наличии артериальной гипертензии ограничиваются симпатотонические техники, введение их должно проводиться с контролем АД и сопровождаться парасимпатическими компенсациями. В случае стойкого повышения АД перевёрнутые асаны также вводятся постепенно и в адаптированных вариантах.
В целом построение практики при терминальной ХПН неспецифично и во многом обусловлено текущим состоянием пациента, наличием осложнений и сопутствующей патологии.
Случай из практики
Девушка 22 лет. Диагноз: хронический интерстициальный нефрит. Гемолитико-уремический синдром (2004 г.) с исходом в терминальную ХПН. Системный гемодиализ с 2004 года. Синдром портальной гипертензии неуточнённого генеза. Вторичная артериальная гипертензия. Вторичный гиперпаратиреоз. Остеопороз. Почечнокаменная болезнь. Транзиторный суставной синдром. Гипо-коагуляция. Вторичная аменорея с 2004 года.
Получает терапию гемодиализом с 2004 года, с момента развития острой почечной недостаточности с исходом в хроническую. С 2004 года – полная анурия (мочи не было ни разу). Менархе (начало месячных) в 12 лет. Месячные нерегулярные, со склонностью к обильности. С 2004 года (с момента первой процедуры гемодиализа) – аменорея. Дефицит массы тела (рост 171 см, вес 50,5 кг).
Обратилась для подбора йогатерапии в январе 2011 года. Подбор практики с постепенным расширением диапазона, акцентом на укрепление мышечного корсета, увеличение жизненной ёмкости легких, нормализацию психоэмоционального тонуса.
Мягкие вьяямы, цикл марджариасаны, сарпа-сана, ардха-навасана, динамические скручивания лёжа, полное дыхание, уджайи, надишодхана.
Через 1,5 месяца практики отмечает увеличение аппетита, улучшение самочувствия, общего тонуса. Увеличение массы тела на 1 кг.
В практику йоги введены акценты, направленные на активизацию гонадной системы, – различные варианты работы с тазобедренной зоной (вьяямы на тазобедренные суставы, варианты баддха-конасаны, джану-сиршасаны, трианг-мук-хаикапада-пашчимоттанасаны и т. д.), брюшные манипуляции (агнисара-дхаути, уддияна-бандха), работа с мышцами тазового дна.
Ещё через месяц – начало месячных. Выделения в течение 5 дней, обычного объёма. Осмотрена гинекологом на 20 день цикла, на УЗИ – картина функционирующего жёлтого тела (то есть признаки закономерного течения менструального цикла).
В дальнейшем менструальный цикл регулярный, со склонностью к полименорее (обильным месячным). Объём месячных успешно регулировался с помощью средств фитотерапии и гормональных препаратов.
В последующий год освоены варианты сурьяна-маскар, основной блок стоячих асан (включая варианты паривритта), базовые дыхательные техники, включая практику кумбхак в соответствии с физиологическими возможностями (длительность дыхательного цикла 25–30 секунд, ежедневные сеансы по 15–20 минут).
Постепенно введены перевёрнутые асаны. Ежедневная практика саламба-сарвангасаны по 2–3 минуты. После введения перевёрнутых асан в регулярную практику – нормализация цифр АД, отмена гипотензивных препаратов.
В результате за 3 года практики отмечается улучшение общего самочувствия, выносливости, работоспособности. Увеличение массы тела с 50,5 кг до 60 кг (при росте 171 см).
* * *
Мужчина 49 лет. ХПН с 2009 года. Мезангиопролиферативный гломерулонефрит с 2005 года (по данным биопсии). Системный гемодиализ c 2009 года. Вторичная артериальная гипертензия. Гипотиреоз.
Постоянная нормосистолическая форма фибрилляции предсердий. Дилятация всех камер сердца.
По данным УЗИ – вторично сморщенные почки (нефросклероз).
Подбор йогатерапии с июля 2012 года. Практика сильно ограничена общим состоянием пациента и низкой переносимостью физических нагрузок. Освоен цикл марджариасаны, "крокодил", уджайи-вьяямы, полное дыхание, йога-нидра, супта-баддха-конасана с ашвини-мудрой. Исключались брюшные манипуляции, капалабхати, бхастрика, перевёрнутые асаны в связи с наличием фибрилляции предсердий и дилятацией камер сердца.
В течение полугода занятий несколько улучшилось общее самочувствие и переносимость нагрузок, хотя сохранялись одышка и слабость, очевидно, обусловленные недостаточностью функций сердца. Наиболее заметный эффект практики – появление либидо и утренних эрекций, что отсутствовало последние три года.
Для больных с терминальной ХПН функция почек уже не имеет существенного значения и не влияет на прогноз. Цель йогатерапии – улучшение качества жизни и функционирования всех органов и систем тела. Как демонстрируют вышеприведённые случаи, регулярная корректная практика способствует улучшению важнейших физиологических функций – менструального цикла у женщин и потенции у мужчин (что имеет огромное значение как в физиологическом, так и в психологическом контексте), нормализации массы тела и артериального давления, изменению качества жизни.
Трансплантация почки создаёт для пациента возможность жизни, не зависимой от гемодиализного центра, и способствует увеличению продолжительности жизни. Вместе с тем в трансплантологии существует ряд серьёзных проблем – таких как вероятность отторжения трансплантата и иммунносупрессивная фармакотерапия, которая может сопровождаться серьёзными побочными эффектами.
Пересадка почки обычно осуществляется в правую подвздошную область. Помимо фиксации самой почки производится присоединение почечной артерии и вены к соответствующим сосудам подвздошной области, а также имплантация мочеточника пересаженной почки в мочевой пузырь.
Йогатерапия у пациентов с трансплантированной почкой направлена на улучшение психоэмоционального фона, оптимизацию работы сердечно-сосудистой и дыхательной систем, профилактику остеопороза, увеличение мышечной массы. С этой целью могут быть использованы суставные вьяямы, практика сурьяна-маскар и основных групп асан в доступных вариантах, базовые дыхательные техники и практика релаксации. У данной категории пациентов следует избегать активных воздействий на подвздошную область: брюшных манипуляций, капалабхати, скручиваний "закрытого" типа с прижатием бедра к животу, длительных фиксаций в асанах, повышающих давление в брюшной полости. Перечисленных техник следует избегать ещё и потому, что пациенты часто принимают кортикостероидные препараты, способствующие язвенным поражениям слизистых пищеварительного тракта. Вместе с тем следует обращать внимание на укрепление мышц брюшного пресса, используя для этого мягкие варианты ардха-навасаны в динамических вариантах.
Использование йогатерапии при клубочковых заболеваниях почек и при хронической почечной недостаточности демонстрирует свою эффективность как метод, способный улучшить качество жизни пациентов в отдельных практических случаях; кроме того, существуют исследования на группах, подтверждающие позитивное влияние йоги на состояние больных с тяжёлой нефрологической патологией.
Исследована динамика клиренса (выделения) креатинина и мочевой кислоты в группе из 30 здоровых мужчин в возрасте от 17 до 20 лет, в течение 2 месяцев ежедневно выполнявших асаны и пранаяму (падмасана, сарвангасана, халасана, ардха-матсиендрасана, шавасана и уджай-и-пранаяма) под руководством инструктора. В исследование также включена контрольная группа аналогичного полового и возрастного состава, которая не выполняла йогических упражнений, а также в течение 2 месяцев ежедневно выполняла комплекс приседаний. Обе группы придерживались вегетарианской диеты.
Исследовался уровень мочевины и креатинина крови и мочи до начала и по окончании периода эксперимента.
По результатам исследования в группе, выполнявшей йогические упражнения, произошло увеличение выделения креатинина и мочевины почками (авторы исследования предполагают, что это произошло в результате усиления клубочковой фильтрации). В контрольной группе, не выполнявшей йогических упражнений, изменений клиренса креатинина и мочевины выявлено не было [Kesari et al., 2006].
Другое исследование было посвящено изучению немедленных (в течение двух часов) изменений кислотности мочи, а также экскреции креатинина после 45-минутного выполнения комплекса из 11 простых асан (конкретное содержание выполняемого комплекса не указывается). Экспериментальная группа включала 22 человека. Контрольная группа не практиковала йогу и занималась чтением в положении сидя. В данном исследовании изменений экскреции креатинина в течение 2 часов после выполнения комплекса не выявлено [Gore, 2006].
Как видим, практика йоги способна влиять на выведение почками продуктов белкового обмена, однако для этого нужна долгосрочная практика, так как эффект проявился в результате регулярных 2-месячных занятий, при этом в другом исследовании немедленных результатов (непосредственно после практики) получено не было.
Большое количество исследований в физиологии йоги выполнено на группах здоровых практикующих, что позволяет осмыслить многие эффекты йоги, а также понять логические принципы построения практики. Однако использовать подобные данные для решения проблем йогатерапии было бы неправильно, поскольку при развитии заболевания в организме устанавливаются другие закономерности, изучаемые уже не нормальной, а патологической физиологией.
Для выявления и доказательного подтверждения эффективности (или неэффективности) йогатерапии при конкретном заболевании существует, в общем-то, только один способ сделать это научно: сформировать группу больных с изучаемым заболеванием, применить к ним определённый метод лечения (в данном случае – метод йогатерапии) и сравнить полученный эффект с показателями точно такой же группы, к которой данный метод не применялся. В нижеприведённом исследовании изучалось влияние практики йоги на пациентов с ХПН, получающих терапию системным гемодиализом.
В исследование были включены 37 пациентов, получающих терапию системным гемодиализом и разделённых на две группы: группа, выполнявшая упражнения йоги по 30 минут дважды в неделю в течение 3 месяцев, а также контрольная группа. Оценивалась динамика таких показателей, как интенсивность боли, слабость, нарушения сна, сила захвата кисти, биохимические показатели (мочевина, креатинин, кальций сыворотки, щелочная фосфатаза, холестерол, триглицериды), а также количество эритроцитов и гематокрит. По истечении трёх месяцев в группе, выполнявшей практику йоги, зафиксировано снижение болевого синдрома на 37 %, общей слабости – на 55 %, нарушений сна – на 25 %, мочевины крови – на 29 %, креатинина – на 14 %, холестерола – на 15 %, а также увеличение эритроцитов на 11 % и силы сжатия кистью на 15 % по сравнению с контрольной [Yurtkuran et al., 2007].
Данное исследование оставляет ряд вопросов, например: какими изначально были биохимические и другие лабораторные показатели крови, изменились ли они по сравнению с нормальными либо изначально были изменены, была ли стандартизована группа по исходному биохимическому статусу? Ещё один вопрос: каким образом практика йоги могла снизить уровень мочевины и креатинина у больных с отсутствием собственной функции почек? Уровень креатинина снижается в результате процедуры гемодиализа; непонятно, какой уровень имеется в виду – тот, с которым больные приходили на процедуру, тот, с которым уходили с процедуры, или некий усреднённый? Во всяком случае – налицо улучшение качества жизни, восприятия боли, качества сна, что уже немало для людей со столь серьёзной патологией.
Ещё одно исследование посвящено изменениям антиоксидатной системы, уровню маркеров оксидантного стресса, которые обеспечивают эндотелиальную дисфункцию и процессы атеросклероза у больных, страдающих терминальной хронической почечной недостаточностью и получающих терапию гемодиализом. Сравнивалась группа больных, получающих терапию гемодиализом и выполняющих упражнения хатха-йоги, количеством 33 человека, и контрольная, количеством 35 человек. Исследовались различные маркеры оксидантного стресса; спустя 4 месяца занятий экспериментальная группа больных, выполнявшая упражнения хатха-йоги, продемонстрировала значительное снижение показателей оксидантного стресса, из чего авторы исследования делают вывод о том, что практика хатха-йоги играет защитную и превентивную роль в отношении повреждающих оксидантных процессов для больных, страдающих терминальной стадией ХПН [Gordon et al., 2013].
Возможно, что сбалансированная йогическая практика способна не только улучшать текущее состояние пациентов, страдающих клубочковыми заболеваниями почек, но и влиять на прогноз – то есть замедлять прогрессирование ХПН, помогая избежать перехода на гемодиализ или трансплантации почек, увеличивать продолжительность жизни больных, получающих гемодиализ, и так далее. Однако эти предположения требуют накопления опыта, его дальнейшего анализа и систематизации.

Йогатерапия репродуктивной системы

Йогатерапия гинекологических заболеваний

Работа человеческого организма подчинена множеству внутренних ритмов – ярко проявленных и скрытых, зависящих от времени суток и смены сезонов, режима питания и сна. Наше тело представляет собой сложнейший механизм: множество больших и крошечных маятников непрерывно движутся, будучи связаны друг с другом, оказывая непрерывное взаимное воздействие. Биение сердца и частота дыхания, изменения желудочной секреции и гормонального фона, умственный тонус и половая активность – эти и многие другие ритмы должны находиться в оптимальных частотных соотношениях, обеспечивая равновесное состояние, называемое здоровьем.
В отличие от мужского, женский организм имеет ещё один важнейший биологический маятник, подчиняющий себе многие процессы, – менструальный цикл. Ежемесячные изменения гормонального фона приводят не только к возможности зачатия и регулярным выделениям. В процессе менструального цикла меняется состояние нервной системы, психоэмоционального фона, процессов свёртывания крови и кровообращения, мочевыделения и всего организма в целом.
Поэтому женское здоровье немыслимо без регулярного цикла, сбалансированной работы половой сферы.
Нередко гинекологические недуги частично могут быть ликвидированы обычными занятиями в общей группе хатха-йоги; однако для достижения скорейшего эффекта йогатерапевтический алгоритм должен включать несколько обязательных направлений, причём акцент на то или иное направление должен меняться в зависимости от патологии. Для того чтобы понимать механизмы действия практик йоги на женскую репродуктивную систему, вначале коротко рассмотрим основные этапы её функционирования.
Основа работы женской половой сферы – это три уровня эндокринной регуляции: гипоталамус (высший регуляторный центр), гипофиз (орган непосредственного управления) и яичники (периферические эндокринные железы). Все три уровня связаны между собой прямыми и обратными связями, оказывающими обоюдное регулирующее взаимодействие, образуя стройную гипоталамо-гипофизарно-яичниковую систему.
Гипоталамус – это часть среднего мозга, соединяющаяся с задней долей гипофиза посредством гипофизарного ствола. Гипоталамус реализует информацию, поступающую из внешней и внутренней среды организма, обеспечивая тем самым внутренний гомеостаз, являясь ключевым звеном, высшим регуляторным центром, координирующим деятельность различных систем организма, в том числе репродуктивной. Клетки гипоталамуса, помимо других своих функций, продуцируют специфические гормоны, транспортируемые в гипофиз по кровеносной портальной системе и контролирующие его секрецию. Гипоталамическим гормоном, регулирующим деятельность половой сферы, является гонадолиберин (ГЛ), который непосредственно влияет на работу гипофиза.
Гипофиз, в свою очередь, под влиянием гонадолиберина вырабатывает два основных гормональных фактора, которые влияют уже непосредственно на яичники, – фолликулостимулирующий (ФСГ) и лютеинизирующий (ЛГ) гормоны. Оба эти гормона играют важнейшую роль в правильном функционировании яичников, созревании фолликула и яйцеклетки, выработке яичниками эстрогенов и прогестерона, а также поддержании регулярного менструального цикла.
Выработка гонадолиберина происходит в специфическом пульсирующем ритме. Для обеспечения нормальной секреции ФСГ и ЛГ достаточно поддержания стабильной частоты выброса физиологических количеств ГЛ. Изменение частоты выброса ГЛ меняет не только количество, но и соотношение ЛГ и ФСГ, в то время как даже 10-кратное повышение концентрации гонадолиберина ведёт только к небольшому повышению ФСГ и никак не влияет на ЛГ.
Частота выброса гонадолиберина у женщин составляет 1 раз в 70–90 минут и соответствует целому ряду биоритмов (чередование фаз сна, колебания скорости почечной фильтрации и желудочной секреции, частота приливов во время климакса и т. д.).
Асинхронность этих биоритмов может приводить (и чаще всего приводит) к нарушению работы смежных систем и органов: так, нарушения сна или пищеварения могут деформировать или блокировать менструальный цикл, изменение уровня женских половых гормонов – нарушать работу мочевыводящих путей и так далее.
Хатха-йога оптимальным образом регулирует ритмическую работу физиологических "маятников", нормализует разнообразные биохимические и гормональные циклы, приводя их в частотное соответствие друг с другом. Каким же образом это происходит и как нужно строить практику, чтобы это происходило?
Переходя к рассмотрению гинекологической патологии, можно (несколько условно) выделить следующие группы заболеваний:
1. дисрегуляторные состояния, то есть связанные с нарушениями взаимодействия звеньев гипоталамо-гипофизарно-яичниковой оси, что чаще всего проявляется различными изменениями менструального цикла;
2. застойно-сосудистые, то есть связанные с неудовлетворительным оттоком крови из венозного русла малого таза и женских репродуктивных органов (матки, фаллопиевых труб, яичников) – варикозное расширение вен малого таза и застойные явления в целом;
3. инфекционно-воспалительные, то есть протекающие с участием инфекционных возбудителей и с преобладанием воспалительного компонента, часто хронического;
4. новообразования – доброкачественные (например миома матки) и злокачественные онкологические заболевания половой сферы;
5. неотложные состояния, требующие экстренной медицинской помощи (такие как внематочная беременность).
В рамках данной главы будут рассмотрены первые три группы заболеваний, которые тесно соприкасаются, часто носят смешанный характер и влекут за собой другие (к примеру, застойно-сосудистые проблемы в виде варикозной болезни малого таза, изменяя кровообращение яичников, могут спровоцировать нарушения менструального цикла); однако следует сказать, что последние две тоже имеют отношение к йогатерапии – сбалансированная практика йоги в данном случае будет играть роль профилактического фактора.
Итак, рассмотрим направления йогатерапевтической практики, необходимые для нормализации работы женской половой сферы.
Перевёрнутые асаны
Выполнение перевёрнутых асан на время их экспозиции значительно изменяет кровенаполнение бассейна мозговых артерий. Повышается давление в артериальных сосудах головного мозга, уменьшается венозный отток из полости черепа, что приводит к временному увеличению наполнения сосудистой системы мозга (либо, как минимум, активизации и включению сосудодвигательных механизмов, поддерживающих мозговое кровообращение на должном уровне). Можно предполагать, что данные изменения мозгового кровообращения приводят к стимуляции гипоталамо-гипофизарной системы, интенсификации внутриклеточного метаболизма нейронов, обновлению их рецепторного аппарата, повышению чувствительности к гормональным воздействиям, активизации прямых и обратных связей между звеньями оси гипоталамус – гипофиз – яичники.
Из области малого таза, наоборот, по гравитационным причинам происходит отток венозной крови. Именно здесь у женщин в силу особенностей строения венозных сосудов, их гормональной зависимости и функционального состояния имеются идеальные условия для развития варикозной болезни вен малого таза. Данное заболевание нередко протекает скрыто, является причиной хронических тазовых болей и усугубляет воспалительные процессы и нарушения функций матки и яичников. Регулярное выполнение перевёрнутых асан значительно разгружает венозное русло тазовой области, особенно эффективны сочетания перевёрнутых положений со скручивающими элементами (паршва-сарвангасана, паршва-халасана).
Перевёрнутые асаны также оказывают стимулирующее действие на работу печени, усиливая печёночный кровоток (в наибольшей степени – халасана). В печени протекает значительная доля трансформации и обмена стероидных половых гормонов, поэтому для нормализации гормонального фона можно включать халасану и её доступные вариации в регулярную практику.
Опущение промежности и органов малого таза приводит к изменениям их нормального взаиморасположения, появлению патологического давления друг на друга матки и мочевого пузыря. Нарушается топография артериальных и венозных сосудов таза, усугубляются застойные явления и нарушения кровоснабжения – опущенные органы словно "висят" на сосудах, растягивая их; при этом меняется форма просвета сосуда, извращается его тонус и реакции на регуляторные воздействия. При выполнении перевёрнутых асан органы малого таза временно возвращаются в нормальное положение, нормализуется их артериальное и венозное кровообращение, снимается нагрузка с перерастянутого связочного аппарата.
Брюшные манипуляции
Посредством выполнения брюшных манипуляций – агнисара-дхаути, уддияна-бандхи, наули производится массаж органов брюшной полости и органов малого таза, стимуляция капиллярного кровообращения и нервных окончаний данной области.
Более направленным действием на кровообращение органов малого таза обладают уддияна-бандха и мадхья-ма-наули (одновременное сокращение обеих прямых мышц живота при подтянутой вверх брюшной стенке и диафрагме): создание отрицательного давления в грудной и брюшной полостях создаёт мощное присасывающее действие, приводящее к облегчению венозного оттока из малого таза. Достаточно вспомнить, что посредством данного приёма осуществляется бастикрийя – йогическая клизма с втягиванием воды через трубку, вставленную в анус, – чтобы оценить возможности данного приёма в "подтягивании" вверх застойной венозной крови из тазовой области.
Уддияна может прекрасно дополнять выполнение перевёрнутых положений (уддияна-бандха в випарита-карани-мудре), и при одновременном выполнении обе техники будут обладать взаимопотенцирующим действием.
Наконец, стимуляция и нормализация пищеварения, работы кишечника, его микробного баланса приводит к нормализации иммунного фона и снижает вероятность развития заболеваний, при которых иммунитет поражает собственные ткани и органы; подобный механизм играет определённую роль в развитии так называемого синдрома преждевременного угасания яичников, при котором имеет место преждевременный (в 35–37 лет) климакс и утрата репродуктивной функции. Данный тезис в полной мере относится ко всем техникам, стимулирующим работу пищеварительной системы (скручивающие и перевёрнутые асаны, майю-расана, соответствующие шаткармы и т. д.)
Цикл баддха-конасаны и все техники, задействующие область тазобедренных суставов
В физиологии есть понятие проприоцептивной чувствительности: мышечный, связочный и костно-суставной аппараты имеют рецепторные, чувствительные нервные окончания, играющие роль в формировании чувства положения тела и т. п. То есть проприоцепция – это совокупность ощущений, исходящих от опорно-двигательного аппарата: мышц, связок, сухожилий, суставных сумок и других структур. Проприоцепция не только даёт нам возможность осознавать положение тела в пространстве, она также играет важную роль в нервной трофике внутренних органов. Тазовая и паховая области нередко находятся в состоянии дефицита проприоцептивной стимуляции (последняя нередко сводится лишь к контакту ягодиц с сиденьем автомобильного кресла и дивана), что сказывается на функциональном состоянии внутренних органов данной зоны.
Растяжение мышечных и соединительнотканных структур и интенсивное воздействие на проприоцептивные рецепторы тонизируют периферический нервный аппарат, повышают уровень метаболизма в нервных окончаниях, ликвидируют "проприоцептивный голод", чем обеспечивается улучшение кровообращения органов малого таза, процессов их трофики и нервной стимуляции.
Кроме баддха-конасаны и её вариаций благотворное влияние по описанным механизмам оказывают все вьяямы и асаны, задействующие область промежности и тазобедренных суставов, их связочно-сухожильного аппарата, – гомукхасана, вирасана, триконасана, ардха-чандрасана и т. д. Данные воздействия на тазобедренные суставы лучше строить по принципам взаимной компенсации, чередуя асаны на отведение и приведение бедра, его наружную и внутреннюю ротацию.
Ашвини-мудра и мула-бандха
При наличии проблем в женской половой сфере техники на укрепление мышц промежности должны быть обязательно задействованы по нескольким причинам.
Во-первых, практика ашвини-мудры и мула-бандхи оказывает эффект, аналогичный баддха-конасане, с той разницей, что метод воздействия на проприоцептивную чувствительность несколько иной – не растяжение, а сжатие мышц и стимуляция расположенных в их толще многочисленных нервных окончаний.
Кроме того, укрепление мышц промежности приводит к нормализации положения тазовой диафрагмы, внутренних половых органов, устранению патологического давления органов друг на друга, хронических тазовых болей. Нормализация расположения артерий и вен способствует улучшению местного кровообращения.
Работа мышц промежности оказывает массирующее воздействие на органы малого таза и окружающую их клетчатку, тем самым активизируя их капиллярное кровообращение, от состояния которого зависит функциональная активность репродуктивных органов.
Для нормализации работы мочеполовой сферы имеет смысл обратить внимание на техники, которые задействуют мышцы промежности локально, обеспечивая более точечное воздействие на специфические рефлекторные зоны: так, на середине расстояния между анусом и задним краем половых органов (у женщин влагалища, а у мужчин – мошонки) находится рефлекторная точка, в китайской традиционной медицине именуемая "хуэй-инь", считающаяся местом слияния всех иньских каналов и применяемая для терапии разнообразных мочеполовых расстройств. В Бихарской школе йоги эта же точка носит название "точка мула-бандхи"; практикующим предлагается освоить изолированное сокращение "точки мула-бандхи" без вовлечения в процесс остальных мышц тазового дна. Техника осваивается в положении супта-баддха-конасаны. Указательный палец правой руки устанавливается в точку мула-бан-дхи, указательный палец левой – в область ануса; далее осваивается навык сокращения двух этих зон отдельно друг от друга. Вначале техника осваивается под контролем осязания, затем, когда навык сознательного управления мышцами тазового дна будет достаточно отработан, эта же техника может выполняться без участия рук. В дальнейшем осваивается навык сокращения трёх и более изолированных зон тазовой диафрагмы.
Вариант мула-бандхи с вовлечением всех мышц тазового дна способствует улучшению кровообращения органов малого таза и нормализации их положения; вариант с изолированными сокращениями различных участков тазового дна позволяет реализовывать рефлекторные воздействия, нормализующие работу мочеполовой сферы.
Дыхательные практики
При выполнении всех йогических практик (за исключением особо оговорённых) дыхание выполняется через нос. Физиология и здесь подтверждает удивительную точность, с которой тысячелетний опыт йоги построил принципы йогической практики.
Важность носового дыхания подтверждается связью слизистой носа с центральной нервной системой. В головном мозге имеется довольно сложная система полостей (желудочки мозга), которые связаны между собой и со спинномозговым пространством системой каналов. Внутри этих полостей циркулирует ликвор – важнейшая биологическая жидкость, содержащая множество активных субстанций, влияющих на работу ЦНС. Кроме того, состав ликвора кардинально влияет на деятельность всего организма – к примеру, кислотность ликвора и содержание в нём СО2 являются важнейшими параметрами, регулирующими активность дыхательного центра.
Существует рефлекс, связывающий слизистую носоглотки и нервную систему. Ритмическое движение воздуха в носовых ходах вызывает колебания внутричерепного давления, что является движущей силой секреции и перемещения ликвора.
Давно известно, что нарушения рефлекторной стимуляции ЦНС при затруднениях носового дыхания особенно опасны в детском возрасте и могут приводить к задержке психического и физического развития ребёнка.
Частичное или полное выключение носового дыхания приводит к повышению внутричерепного давления, изменению тонуса мозговых сосудов, головным болям и угнетению психики. Нарушается функционирование гипоталамо-гипофизарной системы и адекватная регуляция менструального цикла.
Поэтому полноценное носовое дыхание является основой для нормальной работы центральной нервной системы и будет необходимо для коррекции отклонений в работе гипоталамо-гипофизарной системы. При нарушениях менструального цикла техники, позволяющие обеспечить необходимое состояние носовых ходов, – джала– и сутра-нети, капалабхати, бхастрика – должны быть взяты на вооружение, освоены и включены в регулярную практику.
Выполнение всех видов пранаям включает вышеописанные рефлексы. Наиболее доступной и эффективной йогатерапевтической техникой является нади-шодхана, приводящая к выравниванию процессов возбуждения и торможения в ЦНС, нормализации сложных процессов нейрометаболизма, ликвороциркуляции, функционирования гипоталамо-гипофизарной системы и регуляции менструального цикла.
Кроме того, из дыхательных техник применительно к йогатерапии гинекологической сферы следует упомянуть те, которые улучшают отток из венозного бассейна малого таза. Одним из основных механизмов венозного возврата является присасывающее действие грудной клетки на вдохе – при этом понижается давление в крупных венах (верхняя и нижняя полые вены, впадающие в правое предсердие), и венозная кровь устремляется в область низкого давления из вен таза и нижних конечностей. При проблемах застойного характера (варикозное расширение вен малого таза, хронические воспалительные процессы) следует применять дыхательные техники, стимулирующие венозный отток: короткие задержки на вдохе (кумбхака поддерживается за счёт изометрического сокращения межрё берных дыхательных мышц, голосовая щель расслаблена!), уджай и на вдохе.
Наконец, при выполнении гиповентиляционных пранаям (освоение которых – дело не одного дня и должно выполняться под руководством опытного инструктора) развиваются гиперкапнические (то есть связанные с повышением уровня углекислого газа в крови) и гипоксические (понижение уровня кислорода) эффекты. Периодические гиперкапния и гипоксия оказывают дозированный тренирующий эффект, повышают адаптивные возможности внутриклеточного дыхательного аппарата, стимулируют метаболизм клеток всех систем и органов, способствуют раскрытию мелких артериол и капилляров, в том числе гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы.
Релаксация
Одной из самых частых причин нарушений менструального цикла является постоянное эмоциональное перенапряжение и хронический стресс. Гипоталамус – структура, восприимчивая не только к сигналам "снизу", от гипофиза и яичников, но и к воздействиям "сверху" – со стороны коры головного мозга, психики, эмоций, процессов высшей нервной деятельности. Длительно существующие очаги "негативного" возбуждения коры, вмешиваясь в работу подкорковых структур, нарушают, дезорганизуют их работу и слаженное взаимодействие.
Способность контролировать состояние своей скелетной мускулатуры, регулярная практика шавасаны и йога-нидры способствуют нормализации тонуса ЦНС и психоэмоционального фона, ликвидации застойных патологических очагов и чрезмерных влияний коры на гипоталамо-гипофизарно-яичниковую систему.
Общее влияние физических нагрузок
В целом физические нагрузки, безусловно, оказывают позитивное влияние на менструальный цикл и на здоровье женщины в целом. К примеру, достоверно доказано, что регулярные занятия физической культурой снижают проявления предменструального синдрома. Увеличение количества функционирующих капилляров, общего кровеносного русла, улучшение реологических свойств крови способствуют установлению нормальных функций всех систем организма.
Однако для приведения женского организма в оптимальное состояние должен быть выбран соответствующий, наиболее подходящий уровень нагрузки, в том числе получаемой посредством практики йоги.
Для того чтобы у женщины возник и установился нормальный менструальный цикл, а следовательно и способность к деторождению, в её организме должно накопиться минимальное, пороговое количество жировой ткани, поскольку она участвует в регуляции половой функции.
Синтез эстрогенов происходит в яичниках, надпочечниках и жировой ткани. В последней синтезируется примерно треть всех циркулирующих эстрогенов, поэтому снижение массы тела ниже нормальной за счёт жировой ткани может привести к гипоэстрогении и аменорее. В некоторых случаях чрезмерно интенсивная практика йоги приводит к исчезновению месячных; после оптимизации алгоритма занятий (смещения акцентов в сторону релаксации и включения трофотропных процессов) менструальный цикл чаще всего восстанавливается.
При ожирении, напротив, слишком большая масса жировой ткани производит повышенные количества эстрогенов, что тоже в итоге нарушает процесс овуляции. При алиментарном (то есть связанном с режимом питания и конституцией) ожирении в 6 раз чаще отмечаются нарушения менструальной функции и почти в 2 раза чаще – бесплодие. Однако для восстановления цикличности менструаций чаще бывает достаточно снизить массу тела на 10–15 %. В этом случае будет показан более интенсивный режим практики, направленный на снижение массы тела, с включением в ежедневный обиход стимулирующих, "разогревающих" практик: агнисара-дхаути-крийя, сурья-намаскар и т. п.
В йогатерапевтическом алгоритме должны присутствовать все перечисленные направления, но в зависимости от диагноза акценты ставятся на тех или иных техниках. Например, при нарушениях менструального цикла, связанных с систематическим эмоциональным перенапряжением, необходимо обязательное введение в практику техник на глубокое расслабление и нади-шодханы. Варикозное расширение вен малого таза (особенно в сочетании с сидячей работой) потребует применения различных вариаций перевёрнутых асан в сочетании с уддияна-бандхой и дыхательными техниками, стимулирующими венозный возврат. Йогатерапия хронических заболеваний придатков и матки должна включать регулярное выполнение баддха-конасаны и её вариантов, гомукхасаны и других асан, задействующих нервно-чувствительный аппарат тазобедренной и паховой зоны.
В зависимости от патологии какое-либо направление приобретает обязательный характер, однако оптимальный результат будет достигнут при комплексном подходе, вовлекающем все перечисленные выше направления.
Не случайно длительность менструального цикла женщины соответствует длительности лунного месяца. Нередко приходится наблюдать, как в результате сбалансированной практики йоги цикл становится не только регулярным. Со временем происходит "привязка" женского цикла к лунному периоду, и месячные начинаются в новолуние, тогда как овуляция (выход яйцеклетки, готовой к оплодотворению), соответствует астрономической кульминации – полнолунию. Данное явление (при всей своей метафизической красоте), по-видимому, имеет вполне физические причины. Взаимодействие мощных электромагнитных полей Земли и Луны, их влияние на женский организм приводит к тому, что биологический маятник менструального цикла, будучи настроен сначала сам по себе, затем гармонично встраивается в общий ритм Природы.

Йогатерапия простатита

Проблема, которую мы обсудим в рамках этой главы, вспоминается практически всегда, если речь заходит о мужском здоровье. Именно простатит – одно из самых частых заболеваний, доставляющих порой массу неприятностей сильной половине человечества. В то же время хронический простатит – состояние, очень отзывчивое на методы, предлагаемые хатха-йогой для излечения и улучшения репродуктивного здоровья.
Мужская репродуктивная система устроена, в каком-то смысле, гораздо проще женской. В силу исторической полигамности большинства млекопитающих эволюция распорядилась сделать так, чтобы способность к оплодотворению единственного доминирующего самца в стаде страдала бы в последнюю очередь. Чем проще устроена система, тем более она устойчива к различным дисфункциям. Поэтому мужская половая система не имеет столь сложной гормональной регуляции, как женская, не имеет ярко выраженной цикличности своей работы. Кроме того, о более примитивном устройстве мужской половой системы говорит и её анатомия. Если у женщин мочевыводящие и половые пути анатомически разделены (влагалище и уретра), то у мужчин Природа ограничилась одним мочеиспускательным каналом, приспособив его сразу для двух целей – и для мочевыведения, и для семяизвержения.
Предстательная железа, или простата (prostata) – важнейший орган мужской репродуктивной системы. Подчеркивая её значение, простату иногда называют "вторым сердцем мужчины".
Простата – небольшой орган каштанообразной формы, расположенный в полости малого таза, в непосредственной близости с прямой кишкой. Предстательная железа обхватывает верхнюю часть мочеиспускательного канала и представляет собой орган железисто-мышечного типа, то есть состоящий в основном из двух видов ткани. Первый тип – секреторная, или железистая, предназначенная для выработки специальной жидкости (секрета), обладающей особыми функциями. Вторая ткань – мышечная – обхватывает внутренние секреторные протоки простаты и, в случае необходимости сжимая их, способствует продвижению секреторной жидкости в нужном направлении. Разумеется, кроме железистой и мышечной ткани в предстательной железе имеются соединительная ткань, связывающая вместе все остальные элементы; кровеносная система, обеспечивающая клетки железы кислородом и необходимыми питательными веществами; нервные окончания, меняющие активность секреторных и мышечных клеток.
Жидкость, вырабатываемая предстательной железой, выбрасывается во время эякуляции, составляя около половины всего объёма эякулята и образуя важнейшую среду обитания сперматозоидов. Предстательный секрет обладает щелочной реакцией, которая защищает сперматозоиды от кислой среды влагалища, обеспечивая таким образом их подвижность и комфортную жизнедеятельность. Оптимальная активность мужских половых клеток обеспечивается сложной гаммой веществ – стероидных гормонов, белков и микроэлементов, содержащихся в соке предстательной железы. При заболеваниях простаты состав жидкости может меняться, что негативно отражается на функциях сперматозоидов и в конечном итоге может приводить к бесплодию.
Простатит, то есть воспаление предстательной железы, – наиболее частое заболевание мужской половой сферы. Среди специалистов распространено мнение, что практически каждый взрослый мужчина хотя бы раз в жизни сталкивается с теми или иными проявлениями простатита. Наиболее частыми симптомами являются неприятные ощущения в промежности, паховой и надлобковой зоне – тяжесть, резь, жжение; возможно распространение этих ощущений в область мошонки, копчика, крестца. Нередко эти явления сочетаются с аналогичными ощущениями в мочеиспускательном канале. Симптоматика, как правило, усиливается при длительном пребывании в сидячем положении. Выделяют острую стадию простатита – это сопровождается выраженными проявлениями и быстрым началом; острая стадия зачастую переходит в хроническую – стёртые, длительно текущие проявления с периодическими обострениями.
Что же приводит к развитию столь печально распространённого заболевания? Здесь имеется ряд причин, способных оказывать одинаково негативное влияние на состояние "второго мужского сердца".
Инфекции мочеполовых путей могут долгое время протекать скрыто. Деятельность патогенных микроорганизмов подавляется нормальной микрофлорой мочеполового тракта, но в какой-то момент, в силу различных обстоятельств (переохлаждение, применение антибиотиков, снижение местного иммунитета и т. п.) "хорошие" микробы уже не могут сдерживать натиск "плохих", в результате запускаются процессы инфекционного воспаления в ткани предстательной железы.
Застойные явления в предстательной железе - несомненный и важнейший элемент развития простатита. Существует даже термин "застойный простатит". Тазовая область в целом предрасположена к тому, чтобы кровь, отдавшая кислород в ткани, задерживалась в венозной системе, формируя застой в этой зоне. Застойные явления чреваты ухудшением артериального кровоснабжения железы – поскольку сосудистая система заполнена застоявшейся кровью, в сосуды органа не может поступить свежая, богатая кислородом артериальная кровь. Все эти обстоятельства приводят к хроническим нарушениям нормального кровоснабжения тканей и обеспечения внутриклеточного дыхания, снижению устойчивости к инфекциям. Данная категория причин особенно актуальна при сидячей работе, малоподвижном образе жизни, запорах, наличии геморроя.
Аритмичность половой жизни может проявляться как в чрезмерной половой активности, так и в длительном половом воздержании. Перегрузка половой функции с частыми эякуляциями приводит к функциональному перенапряжению секреторного аппарата предстательной железы, что может привести к срыву процессов восстановления внутренних ресурсов и запуску воспаления, особенно на фоне венозного застоя, переохлаждения или наличия инфекций.
Не менее актуальной может быть ситуация с чрезмерным ограничением эякуляций. Среди практикующих йогу нередко приходится слышать разговоры о брах-мачарье, о сохранении семени как способе кумуляции энергии. Необходимо отметить, что полное отсутствие эякуляций на протяжении длительного времени может сказаться на мужском здоровье крайне негативно и спровоцировать развитие простатита. Дело в том, что здоровый орган так или иначе должен продолжать выполнение своих функций, и предстательная железа даже при отсутствии эякуляций продолжает производство секреторной жидкости. Протоки железы постепенно переполняются вырабатываемым секретом, расширение протоков приводит к сдавлению кровеносных сосудов, в первую очередь венозных; всё это приводит к застою кровообращения и развитию "застойного" простатита.
Ещё более неоднозначным с точки зрения мужского здоровья является практика активной половой жизни без эякуляций. Значительное увеличение кровоснабжения органов малого таза, резкий артериальный приток и ограничение венозного оттока, стимуляция секреторного аппарата предстательной железы физиологически должно сопровождаться последующей разгрузкой в виде эякуляции. Если этого не происходит, то вероятность получить остаточный застой и спровоцировать воспалительный процесс в железе весьма велика. И если уж принято решение о "сохранении семени" и воздержания от эякуляций, то данная практика должна сопровождаться точным выполнением йогических техник, противодействующих застойным явлениям.
В Книге советов династии Сун (581–618 гг. н. э.) мастер Цу Се, один из основателей даосской медицины, даёт следующие рекомендации по частоте эякуляций у мужчин: 20 лет – один раз в 4 дня, 40 лет – один раз в 16 дней, 60 лет – один раз в 30 дней.
Традиция хатха-йоги предлагает нам ряд направлений, которые должны быть использованы в практике для противодействия процессам хронического воспаления предстательной железы.
В основном приёмы и техники, которые следует регулярно использовать при хроническом простатите, направлены на улучшение венозного оттока из области малого таза. Поэтому методы йогатерапии будут основными в случае "застойного" простатита, а также как метод профилактики обострений при хронически текущем заболевании. В этих случаях практика йоги будет основным методом лечения. В тех случаях, когда доминируют другие причины, йогатерапия будет иметь вспомогательное значение. Разумеется, если в основе заболевания лежит активная мочеполовая инфекция, то следует проконсультироваться со специалистом и, возможно, подумать о медикаментозном лечении. Несомненно, явления простатита – это повод подумать об изменении режима половой активности, труда, питания, общего образа жизни. И в этом случае правильно построенная практика йоги будет безусловным и эффективным подспорьем в оздоровлении.
Как же следует строить алгоритм терапевтической практики при хроническом простатите?
Прежде всего следует вспомнить о перевёрнутых асанах. В данном случае важнейшим механизмом действия будет улучшение венозного оттока и разгрузка венозной системы малого таза, которую так и хочется назвать многострадальной – кроме вен нижних конечностей, трудно найти сосуды, столь склонные к переполнению и объёмной перегрузке. В перевёрнутых асанах осуществляется разгрузка венозных сплетений, окружающих предстательную железу, прямую кишку, мочевой пузырь, что облегчает отток лимфы и венозной крови, тем самым улучшая процессы питания и снабжения кислородом тканей. Следует помнить о том, что перевёрнутые асаны могут оказывать глубокое воздействие на многие другие системы и структуры нашего тела – например, шейного отдела позвоночника. Поэтому нужно выбирать те варианты, которые стопроцентно освоены и доступны именно сейчас – возможно, это будет вовсе не сиршасана, а облегчённые варианты випарита-карани-мудры с болстером под таз и ногами, расположенными на стене. Смысл в данном случае вовсе не в том, чтобы выполнить максимально сложный вариант, да ещё технически безупречно. Цель в данном случае иная – занять положение, в котором таз будет находиться выше грудной клетки и возврат крови от органов таза к сердцу будет максимально облегчён. С учётом того, что данное положение, возможно, потребуется занимать два-три раза в день, оно должно быть свободно выполнимым и безопасным.
Далее следует нацелиться на освоение брюшных манипуляций – агнисара-дхаути-крийи, уддияна-бандхи и наули. Последние две в наибольшей степени обладают эффектом создания резко отрицательного давления в брюшной полости и грудной клетке, вследствие чего венозная кровь и лимфа устремляются к сердцу из областей застоя. Наиболее мощным подсасывающим эффектом на венозную систему обладает мадхьяма-наули ("срединный жгут"). Кроме того, брюшные манипуляции способствуют нормализации работы кишечника и ликвидации запоров, которые повышают давление в брюшной полости и ограничивают венозный отток, таким образом нередко провоцируя обострение как простатита, так и геморроя.
Регулярное выполнение ашвини-мудры будет обоснованным по следующим причинам. Сжатие ануса и подтягивание его вверх в большой степени осуществляется за счёт работы мышцы, поднимающей анус (musculus levator ani). Данная мышца плотно прилегает к простате и при сокращении сжимает железу, осуществляя таким образом её массаж. Обычно массаж осуществляется при хроническом простатите как один из способов профилактики обострений. Однако мужскому полу йога даровала способ производить массаж предстательной железы самостоятельно. Об этом следует помнить и включать ашвини-мудру в свою регулярную практику.
Несколько иные механизмы включаются при выполнении техник, задействующих область тазобедренных суставов. Различные сукшма-вьяямы, асаны, выполняемые с вовлечением связочного и мышечного аппарата паховой зоны, самого тазобедренного сустава, его суставной сумки и внутренних структур, оказывают специфическую стимуляцию органов тазовой области.
Включается множество рефлексов, активизирующих нервный и сосудистый аппарат тазовых органов, в том числе и предстательной железы. Здесь будет актуально как выполнение баддха-конасаны с её вариантами (ставшей уже классической при мочеполовой патологии), так и любых других, задействующих тазобедренную область – например акарна-дханурасана и подводящие к ней варианты.
При выполнении дыхательных практик следует помнить о том, что дыхание уджайи, выполняемое на вдохе и на выдохе, обладает противоположным влиянием на процессы венозного оттока. Улучшает возврат венозной крови к сердцу уджайи, выполняемое на вдохе, поэтому именно данный вариант будет актуален при застойных вариантах хронического простатита.
После освоения данных практик в отдельности имеет смысл использовать их сочетания. К примеру, выполнение випарита-карани-мудры может сочетаться с выполнением уддияна-бандхи на выдохе. Делая вдох, следует выполнить уджайи и короткую задержку на вдохе. Таким образом, для улучшения венозного оттока из органов малого таза при хроническом простатите, в том числе в стадии обострения, можно применять следующую комбинированную практику: випарита-карани-мудра, вдох с уджайи, задержка на вдохе с расслабленной голосовой щелью, выдох без уджайи, уддияна-бандха. Данная дыхательная последовательность выполняется несколько раз за время фиксации перевёрнутого положения тела. Випарита-карани-мудру и описанную выше дыхательную последовательность можно выполнять до 2–3 раз в день.
При построении йогатерапевтических алгоритмов всегда следует подумать о том, какие техники следует исключать, чтобы не усугубить течение заболевания. При выраженном обострении простатита не следует выполнять ашвини-мудру и в целом практики на сокращение мышц тазового дна: сильно воспалённой предстательной железе не будет лучше, если её усиленно массировать. Кроме того, при обострении следует избегать выполнения навасаны и её вариантов, значительно повышающих давление в брюшной полости и ухудшающих венозный отток. Эти противопоказания касаются в основном стадии обострения; в стадии ремиссии и отсутствия симптоматики практика может строиться без ограничений.
Вариант построения комплекса "Йогатерапия репродуктивной системы"
1. Суставная разминка на основные группы суставов.
2. Агнисара-дхаути-крийя – 3 цикла.
3. Уддияна-бандха – 3–5 подходов.
4. Мула-бандха в тадасане – 3–5 подходов.
5. Виньяса: сарпасана с мула-бандхой – адхо-мукха-шванасана с уддияна-бандхой – 3 цикла.
6. Сурья-намаскар (мула-бандха в прогибах, уддияна-бандха в адхо-мукха-шванасане) – 3–5 циклов.
7. Уттхита-триконасана.
8. Ардха-чандрасана.
9. Вьяяма: вращение в тазобедренных суставах в положении сидя с опорой на локти: 10–20 раз в каждую сторону каждой ногой.
10. Динамический вариант джану-сиршасаны: 10 раз на каждую ногу.
11. Джану-сиршасана.
12. Трианг-мукхаикапада-пашчимоттанасана.
13. Супта-падангуштахасана 1, 2, 3.
14. Адхо-мукха-шванасана с уддияна-бандхой.
15. Ардха-баддха-конасана.
16. Гомукхасана с ашвини-мудрой.
17. Баддха-конасана с ашвини-мудрой.
18. Вирасана с ашвини-мудрой.
19. Сарпасана с мула-бандхой – адхо-мукха-шванасана с уддияна-бандхой.
20. Супта-баддха-конасана с изолированным сокращением отдельных участков тазового дна или ашвини-мудрой.
21. Джатхара-паривартанасана.
22. Випарита-карани-мудра с уддияна-бандхой.
23. Паршва-сарвангасана.
24. Матсиасана.
25. Нади-шодхана 5–10 минут.
26. Шавасана.

Особенности практики йоги при миоме матки

С внедрением в медицинскую практику новых методов исследования выявляемость различных заболеваний может увеличиваться. Так, в связи с широким распространением ультразвуковой диагностики, её доступностью и безопасностью в последние годы гораздо чаще стала выявляться такая патология, как миома матки. Кроме того, вполне возможно, что частота возникновения миомы увеличивается в связи с изменением условий жизни, экологической ситуации и многих других обстоятельств.
По современным данным, миома матки является самой частой опухолью, выявляемой у женщин. По свидетельствам различных авторов, распространённость этой патологии среди женского населения колеблется в пределах 25–30 %. Миома матки относительно редко встречается у женщин 20–30 лет, но частота её значительно возрастает после 35–40 лет.
Миома матки является доброкачественной опухолью, возникающей из клеток миометрия (мышечного слоя матки). В соответствии с расположением миоматозного узла выделяют несколько типов миомы:
– интерстициальные (межмышечные) – миоматозный узел расположен в толще мышечной ткани матки;
– субмукозные (узел расположен под слизистым слоем матки);
– субсерозные (расположение узла – под наружной соединительнотканной оболочкой матки);
– шеечные (узел расположен в области шейки матки); – "узлы на ножке"
– подварианты субсерозных и субмукозных узлов, основание которых тоньше, чем сам узел; узел на ножке может спускаться в полость матки или расти в сторону брюшной полости.
Причины возникновения всех опухолей – тема очень сложная и не имеющая однозначных ответов; подавляющее большинство опухолей формируются в результате сложного комплекса факторов. Часть опухолей являются гормональнозависимыми, то есть рост их может провоцироваться или подавляться изменениями гормонального фона.
Принято считать, что развитие миомы матки может провоцироваться различными отклонениями уровня половых гормонов. Проявления этих гормональных отклонений могут быть многообразны: нарушения менструального цикла, предменструальные расстройства, проблемы с фертильностью. Однако миома зачастую выявляется и у женщин, не имеющих явных отклонений гормонального фона. Одно из доказательств того, что миома возникает под воздействием гормональных отклонений, – очень частые случаи регресса миомы после климакса, то есть после снижения уровня эстрогенов.
Основными факторами, предрасполагающими к возникновению миомы, считаются: нарушения гормонального фона, наследственная предрасположенность, сахарный диабет, гипертония и ожирение, аборты и иные вмешательства в полость матки, генитальные инфекции, эндометриоз и другие. Однако следует ещё раз подчеркнуть, что причины возникновения миомы матки до конца не изучены и представляют собой сложный комплекс причин, который может отличаться в каждом конкретном случае.
Миомы нередко бывают бессимптомны и являются случайной находкой при ультразвуковом исследовании. В других случаях миома матки может проявляться различными симптомами:
– кровотечения и обильные месячные – наиболее частое проявление миомы матки;
– нарушения мочеиспускания и запоры: могут иметь место в случае крупной миомы и её роста в сторону органов малого таза;
– нарушения фертильности (бесплодие): миоматозный узел способен нарушать процесс имплантации плодного яйца в слизистый слой матки.
В некоторых случаях приходится прибегать к хирургическому лечению миомы; показания к операции определяет врач-гинеколог. Основными показаниями к хирургическому лечению являются:
– длительные и обильные кровотечения, приводящие к развитию анемии;
– быстрый рост и большой размер опухоли; – наличие узлов на "ножке", которая может перекручиваться и приводить к нарушению кровоснабжения миоматозного узла с последующим его некрозом;
– невынашивание беременности и бесплодие.
Однако хирургическое лечение при миоме матки требуется далеко не всегда. В большом проценте случаев течение заболевания может быть бессимптомным, менструальный цикл и репродуктивная функция женщины не нарушаются, и в этом случае требуется лишь регулярное наблюдение за состоянием миомы.
В целом при миоме матки практика йоги может придерживаться двух стратегических направлений – в зависимости от того, как протекает заболевание. Иными словами, при построении практики мы должны отнести случай к одной из двух категорий.
Категория первая: миома матки проявляется той или иной симптоматикой. Если наличие миомы сопровождается обильными и продолжительными месячными (которые правильнее назвать кровотечениями), прогрессирующим ростом (подтверждённым данными УЗИ в динамике), нарушениями менструального цикла, или если речь идёт о миоме "на ножке" – во всех этих случаях практика йоги возможна, но она носит уже явно терапевтический характер и строится по принципу исключения. То есть из практики исключаются техники, способные усилить рост миомы, стимулировать её кровоснабжение, а в случае миомы "на ножке" – вызвать перекрут ножки и некроз опухоли. В данном случае практика похожа на алгоритм занятий при беременности. Из выполняемых техник исключаются брюшные манипуляции (агнисара-дхаути-крийя, уддияна-бандха и наули), капалабхати, интенсивные воздействия на область брюшной полости и малого таза – майю-расана, "закрытые" скручивающие положения типа ардха-матсиендрасаны (в которых бедро прижимается к животу). Ограничивается или исключается использование в практике навасаны и аналогичных ей асан, повышающих давление в брюшной полости. При шеечном расположении миомы следует соблюдать осторожность с техниками, задействующими мышцы тазового дна (ашвини-мудра и мула-бандха). Понятно, что строгость данных ограничений может меняться индивидуально в соответствии с конкретной ситуацией, но в целом вышеперечисленное следует учитывать при построении практики – которая в этих случаях строится методом исключения.
Другая категория случаев – "немые", или бессимптомные миомы. Случаи, в которых миома матки является лишь ультразвуковой находкой и никак себя не проявляет, сегодня встречаются довольно часто и не требуют столь строгого подхода к построению практики й оги – её можно не ограничивать и постепенно вводить все вышеперечисленные элементы, требующие повышенного внимания при миоме. Однако здесь необходим регулярный ультразвуковой контроль (минимум 1 раз в год, а лучше – каждые 6 месяцев), который позволит исключить рост миомы.

Йогатерапия позвоночника

Введение

Позвоночный столб – сложное образование, включающее в себя четыре основные составляющие:
1. скелет позвоночника, состоящий из отдельных структурных элементов – позвонков;
2. связочный аппарат, фиксирующий позвонки вместе; 3. суставной аппарат, обеспечивающий подвижность позвонков относительно друг друга и общую совокупную подвижность позвоночника; к данной составляющей относятся собственно межпозвонковые суставы, а также межпозвонковые диски;
4. мышцы, непосредственно окружающие позвоночный столб, а также те группы мышц, которые не имеют к нему непосредственного отношения, но существенно влияют на его положение (например, мышцы брюшного пресса).
Скелет позвоночника состоит из отдельных фрагментов – позвонков. Все позвонки устроены примерно по одному и тому же принципу. Составными частями позвонка являются тело, дужка и отростки. Тело позвонка напоминает шайбу, а дужка присоединяется к телу, образуя таким образом замкнутое отверстие; в совокупности эти отверстия всех позвонков, располагаясь друг над другом, образуют позвоночный (или спинномозговой) канал, в котором размещается спинной мозг.
Каждый позвонок имеет несколько (обычно семь) отростков, присоединяющихся к дужке. Остистый отросток смотрит назад; почти у всех людей можно прощупать остистые отростки седьмого шейного и первого грудного позвонка – обычно они хорошо выступают при наклоненной вперёд голове.
Поперечные отростки (их два у каждого позвонка), также крепясь к дужке позвонка, направлены в стороны.
В области поперечных отростков имеются вырезки, образующие межпозвонковые отверстия, – через них из позвоночного канала выходят спинномозговые нервы. В нервах располагаются двигательные и чувствительные волокна; и здесь имеется в каком-то смысле слабое место позвоночника: именно в межпозвонковых отверстиях часто и происходит ущемление нерва грыжей или другим образованием, что приводит к болевому синдрому, расстройствам чувствительности и двигательных функций.
Остистый и поперечные отростки предназначены в основном для фиксации связок и мышц. Кроме того, отростки выступают ещё и рычагами – чем длиннее отросток, тем больше сила, прилагаемая мышцей, и тем эффективнее будет движение, направленное на сгибание, разгибание или ротацию (то есть поворот позвонков относительно друг друга).
Каждый позвонок имеет четыре суставных отростка; они также крепятся к дужке позвонка. Два из них направлены вверх, а два – вниз. Каждая пара суставных отростков образует суставы с аналогичной парой отростков соседнего (выше– или нижележащего позвонка), образуя таким образом межпозвонковые суставы. Последние обеспечивают подвижность позвонков относительно друг друга, их биомеханически правильное взаимодействие.
Подвижность позвонков ограничена связками: плотными пучками соединительной ткани, основная функция которых – не давать костным элементам отходить друг от друга слишком далеко. Поэтому связки, как правило, довольно плохо растягиваются. Растяжимость связочных структур генетически обусловлена – гены и наследственность кодируют белковый состав связок, и зависимости от соотношения разных типов белка (коллагена и эластина, а также их различных подтипов) связки будут более или менее растяжимы. Коллаген – жёсткий и плохо растяжимый белок, его основная функция – ограничивать подвижность. Эластин же имеет спиральную структуру, подобную пружине, что позволяет ему растягиваться с большей лёгкостью. От процентного соотношения этих типов белков зависит врождённая способность связок к растяжению. В целом связочный аппарат предназначен для ограничения движений, и от его свойств зависит подвижность в межпозвонковых суставах, а значит – и всего позвоночника в целом.
Суставной аппарат позвоночника следует подразделить на две категории. Первая – это собственно суставы, образованные суставными отростками позвонков. Вторая – это межпозвонковые диски, также выполняющие роль суставов между отдельными позвонками.
Остановимся вначале на первой категории. Здесь нам придётся сделать небольшое отступление и рассмотреть строение абстрактного сустава, чтобы понять принципы его работы и основы патологических состояний, нередко наблюдающихся в суставном аппарате человека.
Независимо от размеров, типа и сложности практически каждый сустав нашего тела содержит основные элементы, влияющие на работу всего сустава. Кратко рассмотрим эти элементы:
Сочленяющиеся кости и их суставные поверхности, то есть те костные поверхности, которые будут взаимодействовать между собой и потому должны быть конгруэнтными, то есть максимально соответствующими друг другу по форме. Конгруэнтность суставов на уровне костей обусловлена генетически и у здорового человека обычно не является причиной проблем. При этом особенности взаимодействия сочленяющихся костных поверхностей определяют степень подвижности сустава; так, один человек, имеющий свои особенности строения тазобедренного сустава, довольно быстро освоит поперечный шпагат, а другой, имея другие особенности сустава, не сможет освоить его никогда – именно по причине формы сочленяющихся костей.
Суставной хрящ, покрывающий сочленяющиеся поверхности костей. Его основная задача – сделать так, чтобы скольжение в суставе происходило с наименьшим трением. Чем меньше трение в соприкасающихся поверхностях, тем меньше их неизбежный при постоянном движении износ. Поэтому хрящ, покрывающий суставную поверхность, очень гладкий; кроме того, он должен быть упругим и эластичным, чтобы обеспечивать некоторую амортизацию при осевых нагрузках на сустав. Хрящевая ткань, подвергаясь постоянному воздействию в виде трения, неизбежно изнашивается; этому противостоят процессы синтеза и регенерации хрящевой ткани. Анаболические (синтез) и катаболические (распад) процессы регулируются эндокринными механизмами. Для поддержания хрящевых поверхностей в адекватном рабочем состоянии процессы эндокринной регуляции, изнашивания и физиологического восстановления должны находиться в равновесии. В этом случае хрящ сохраняет способность к медленной равномерной регенерации в течение жизни.
Суставная капсула – плотная соединительнотканная оболочка, которая сращивается с надкостницей и образует герметически замкнутую суставную полость.
Внутрисуставная (или синовиальная) жидкость, выполняющая трофические и смазывающие функции, – она обеспечивает оптимальное скольжение хрящевых поверхностей друг об друга, а также питание хрящевой ткани, не имеющей собственных сосудов. Количество синовиальной жидкости зависит от процессов всасывания и выделения её клетками, выстилающими внутреннюю поверхность суставной сумки.
Жидкость эта, помимо воды, содержит сложный комплекс белков, жиров, гормональных и других биологически активных веществ и по своему составу сходна с плазмой крови, но в отличие от последней содержит большие количества гиалуроновой кислоты (ГУК). Исследования показывают, что синовиальная жидкость не бесструктурна, а имеет сложную внутреннюю организацию. Комплексы ГУК, белков и полисахаридов имеют сферическую форму и, согласно результатам исследований, действуют в полости сустава подобно обойме шарикоподшипника: расположенные вдоль хрящевой поверхности сферические комплексы протеинов и ГУК способны вращаться вокруг собственной оси, таким образом значительно уменьшая процессы трения при движении хрящей относительно друг друга (данные приведены в [Чернякова, Сементовская, 2008]).
Синовиальная жидкость играет важнейшую роль в метаболизме и питании хрящевой ткани, в процессах обмена между сосудистым руслом и хрящом. При совершении движений в суставе в синовиальную жидкость из ткани хряща "выдавливается" его интерстициальная (то есть межклеточная, тканевая) жидкость и смешивается с синовиальной; после прекращения сжатия хряща происходит обратный процесс поступления жидкости в хрящ и, таким образом, его питание и обновление состава. За счёт этого механизма хрящевая ткань, с одной стороны, избавляется от продуктов собственного обмена, с другой – получает необходимые ей питательные вещества. Отток синовиальной жидкости происходит по системе лимфатических капилляров, и таким способом сустав и все его ткани избавляются от ненужных, конечных продуктов обмена.
За счёт описанных выше процессов нормальная жизнедеятельность хрящевой ткани возможна лишь при регулярном движении и при условиях переменной нагрузки, обеспечивающей условия обмена веществ в суставе. И напротив – в условиях отсутствия движения в суставе нормальный обмен веществ между синовиальной жидкостью и хрящевой тканью нарушается, что приводит к дегенерации хряща, утрате им своих нормальных свойств.
Вспоминаются слова великого врача древности, основоположника китайской медицины Хуа То: "…суставы подобны дверным петлям, и без движения они ржавеют".
Таким образом, для оптимального состояния суставов им показана практика динамических упражнений. В йогатерапии позвоночника и опорно-двигательного аппарата в этом качестве используются сукшма-вьяямы на разные группы суставов той или иной степени интенсивности – от самых мягких до более активных, а также (что касается самого позвоночника и его суставного аппарата) практика динамических виньяс, прорабатывающих позвоночный столб в разных плоскостях. Динамические вьяямы и виньясы – метод, весьма подходящий для физиологического воздействия на хрящевую ткань суставов, для стимуляции обмена синовиальной жидкости, улучшения лимфатического оттока, регенерации и обновления суставных тканей.
Разумеется, практика асан в статическом режиме тоже имеет значение в йогатерапии позвоночника – более продолжительные фиксации также могут оказывать положительные эффекты на суставной аппарат; есть мнение, что относительно длительные растяжения сустава, его капсулы и связочного аппарата также способны стимулировать обмен синовиальной жидкости и метаболизм хрящевой ткани. Однако при патологии суставов и позвоночника следует тщательно дозировать степень вхождения в асану и время пребывания в ней, а также выбирать те или иные её подварианты.
Особыми суставными структурами позвоночника являются межпозвонковые диски (МПД) – второй тип суставов позвоночного столба. Это уникальное образование, которое называют "душой позвоночника". МПД – своеобразные "прослойки" между телами позвонков, выполняющие важнейшие биомеханические функции.
МПД состоит из двух частей: фиброзного кольца (ФК) и пульпозного ядра (ПЯ). ФК расположено по окружности всего межпозвонкового диска и состоит из соединительнотканных пучков, переплетённых в разных плоскостях и направлениях; при этом они сращиваются с надкостницей позвонков и обеспечивают сложно ориентированное в пространстве натяжение и смещение всего МПД при различных движениях.
Сверху и снизу МПД отграничивается от тел позвонков гиалиновой пластинкой.
Пульпозное ядро располагается примерно в центре МПД и представлено уникальной тканью, главное свойство которой – гидрофильность (то есть способность накапливать в себе воду, разбухая подобно гелю).
Матрикс ядра по своему химическому составу таков, что может вступать в нестойкие электрохимические взаимодействия с молекулами воды, удерживая их в своём составе. В результате пульпозное ядро здорового человека содержит 80–88 % воды. За счёт этого оно приобретает упругость и является центральным звеном амортизационной системы позвоночника – можно сказать, что на протяжении всего позвоночного столба между телами позвонков имеются "пружинки", компенсирующие сотрясения при ходьбе, беге, прыжках и любых других движениях. Кроме того, пульпозное ядро предохраняет от излишней осевой нагрузки и травмирования межпозвонковые суставы. Межпозвонковый диск в целом соединяет позвонки между собой и выполняет функции сустава, ось движения которого проходит через пульпозное ядро (это справедливо прежде всего для грудного отдела, а в поясничном ось движения смещена несколько кзади).
В течение дня пульпозное ядро, постоянно испытывая осевую нагрузку (при положении тела сидя и стоя), постоянно "сплющивается" и теряет воду; ночью же позвоночник расположен горизонтально, осевая нагрузка с дисков снята и они активно насыщаются водой, в результате чего к утру становятся выше. За счёт этого увеличивается и общая длина позвоночника – рост человека в течение суток может варьировать на несколько сантиметров (от 2 до 4 см составляет разница между утренним и вечерним ростом).
До 22–25 лет МПД имеет собственную сосудистую систему, которая связана с костной тканью и снабжает ткани МПД водой и питательными веществами. Но в дальнейшем происходит срастание сосудов, их рассасывание и исчезновение (по некоторым данным, исчезновение сосудов МПД может происходить и гораздо раньше, в детском возрасте). В дальнейшем МПД сохраняет возможность питаться лишь путём диффузии из окружающих тканей (костной и мышечной). Тканью, наиболее богатой сосудами и кровотоком, в этом случае представляются мышцы – следует полагать, что именно из них МПД и всасывает столь необходимую ему воду. Если мышцы позвоночника работают активно – кровоток в них сильнее, и пульпозное ядро получает возможность поддержания собственной гидрофильности. Если же мышечная активность низкая, то кровоток в них умеренный и достаточный лишь для поддержания собственного метаболизма в мышечных волокнах; межпозвонковый диск в этом случае находится в условиях дефицита снабжения водой и необходимыми компонентами жизнедеятельности.
Возникает вопрос: для чего природой заложено исчезновение сосудов МПД, если в дальнейшем это делает его "заложником" кровотока в соседних тканях? По мнению видного отечественного вертебролога Я. Ю. Попелянского, после исчезновения капилляров диска гиалиновая пластинка приобретает непрерывность и начинает обеспечивать "идеальное функционально-механическое состояние" межпозвонкового диска. То есть за счёт этих процессов позвоночник на время входит в "пик формы", что соответствует началу биологической зрелости и сопряжённых с ней задач. Однако в дальнейшем (и особенно в условиях неадекватной мышечной работы и соответствующего кровотока в мышцах) отсутствие собственной сосудистой сети начинает играть роль отрицательного фактора.
Процессы остеохондроза и его последующих стадий – протрузий и межпозвонковых грыж – начинают происходить именно в МПД. Основные направления йогатерапии позвоночника (и в первую очередь йогатерапии межпозвонковых грыж) направлены на создание условий, в которых МПД и его составляющие смогут напитываться водой и восстанавливать собственную структуру. Прежде всего это оптимальные режимы работы мышц, расположенных в непосредственной близости от МПД.
Динамическая работа мышц, составляющих мышечный корсет позвоночника, – первый способ сделать кровообращение в них более активным, а значит, создать условия для диффузии, всасывания воды в ткани МПД. Таким образом, практика мягких динамических вьяям и виньяс, создающих чередование сокращения и расслабления мышечной ткани, работа мышечных волокон, требующая их активного кровоснабжения, – важный элемент построения йогатерапии позвоночника.
Второй способ повлиять на кровоснабжение МПД – увеличить массу мышечных паравертебраль-ных (околопозвоночных) элементов для того, чтобы кровоток в них был увеличен не только во время нагрузки, но и постоянно (так как более гипертрофированная мышечная ткань постоянно требует большего кровотока). Для этого могут использоваться и статические нагрузки в виде доступных, неповреждающих форм силовых асан; они должны дополняться адекватными компенсаторными растяжениями.
Третий важнейший способ воздействия на межпозвонковый диск – активное снятие с него осевой нагрузки, а именно тракции (растяжения) позвоночного столба целиком или каких-либо его отделов. Это позволяет понизить давление в МПД и обеспечить более активный диффузионный приток жидкости в пульпозное ядро, а во многих случаях – добиться постепенного "вправления" грыжи. Тракции требуют тщательного подбора уровня нагрузки, прилагаемой к позвоночнику.
Перечисленные направления йогатерапии позвоночника будут подробно рассмотрены в следующих, специально посвящённых этому разделах.

Мышечная система и её роль в йогатерапии позвоночника

Рассмотрев костную, связочную и суставную составляющие позвоночного столба, мы переходим к его мышечному корсету. Мышцы позвоночника выполняют несколько функций:
– двигательую, то есть обеспечивают изменение положения костей относительно друг друга;
– соединительную, то есть скрепляют и удерживают вместе отдельные фрагменты позвоночника, и в данном случае функция мышц подобна связкам;
– опорную, то есть благодаря постоянному сокращению определённых групп мышц мы способны поддерживать то или иное положение тела достаточно долго;
– трофическую – для межпозвонковых дисков мышцы выступают источником питания и снабжения водой, растворёнными в ней микроэлементами и другими необходимыми веществами.
Сразу оговоримся, что в рамках данной главы мы не планируем делать детальный анатомический обзор мышечной системы позвоночника – при желании читатель может обратиться за этой информацией к подробным анатомическим руководствам. В большинстве наших движений участвует не одна и не две, а множество мышц; разные отделы одной и той же мышцы могут выполнять различные движения; одна мышца может обеспечивать совершенно разные движения (например, сгибание и разгибание шеи в зависимости от исходных положений головы – грудино-ключично-сосцевидная мышца). Поэтому биомеханический анализ человеческих движений – подчас скрупулёзное и непростое занятие.
Наша задача в данном случае состоит в другом – понять основные принципы, которые необходимо использовать в йогатерапии позвоночника.
Мышцы, влияющие на положение и состояние позвоночника, можно разделить на две категории: во-первых, непосредственно прилегающие и крепящиеся к позвоночнику, и во-вторых – не крепящиеся к позвоночному столбу, но влияющие на его положение и состояние.
К первой категории относится прежде всего мышца, выпрямляющая позвоночник (или мышца – выпрямитель позвоночника). Это массивная мышечная группа, в которой различают несколько отделов, но нам важно понять следующее: эта мышца берёт начало на крестце, идёт вдоль всего позвоночника, залегая мощными пластами по обе его стороны, между остистыми и поперечными отростками, попутно крепится к этим отросткам и к рёбрам и заканчивается вверху уже за пределами позвоночного столба, срастаясь своими сухожилиями с затылочной костью. Одна из основных её задач – сохранение вертикального положения тела; кроме того, мышца – выпрямитель позвоночника активно участвует в выполнении прогибов (или, пользуясь анатомической терминологией, – разгибает позвоночник), сближая затылочные и крестцовые точки прикрепления. Если затылок, шея и грудная клетка зафиксированы, то эта мышечная группа тянет вверх крестец, поворачивая таз копчиком назад и таким образом увеличивая поясничный физиологический изгиб (лордоз).
У большинства мышц нашего тела имеются мышцы-антагонисты, выполняющие противоположные биомеханические функции. Для мышцы – выпрямителя позвоночника одними из антагонистов являются мышцы, не имеющего непосредственного отношения к позвоночному столбу, – это прямые мышцы живота.
Мышцы эти парные, крепящиеся к лобковой кости с одной стороны и к нижним краям передних отделов рёбер – с другой. При сокращении они сближают нижний край рёбер и передний край таза, сгибают и наклоняют вперёд позвоночник и туловище – то есть совершают движение, противоположное прогибу. При фиксированной грудной клетке и неподвижных рёбрах эти мышцы тянут вверх передний край таза, за счёт чего доворачивают таз копчиком вперёд и уменьшают поясничный лордоз, "скругляя" поясницу. При сокращении повышают внутрибрюшное давление.
Выпрямители позвоночника и прямые мышцы живота – антагонисты; их сбалансированное напряжение обеспечивает ровное вертикальное положение тела, правильное положение таза и оптимальную степень поясничного изгиба (лордоза).
Вернёмся к мышцам, непосредственно прилегающим к позвоночному столбу, который, помимо сопровождающего его выпрямителя позвоночника, буквально "облеплен" мелкими мышечными пучками. Рассмотрим основные их группы.
Межостистые мышцы – как видно из названия, они расположены между остистыми отростками позвонков, которые при сокращении межостистых мышц сближаются, и таким образом выполняется прогиб (разгибание позвоночника).
Межпоперечные мышцы – располагаются между поперечными отростками с каждой стороны; при одностороннем сокращении сближают поперечные отростки и за счёт этого способствуют выполнению бокового наклона. Также включаются при боковом упоре (васиштхасана) на стороне тела, обращённой вниз. При двухстороннем сокращении участвуют в выполнении прогиба.
Поперечно-остистые мышцы – соединяют остистые отростки поясничных, грудных и шейных позвонков с поперечными отростками соседних; могут перекидываться через один, два и более позвонков. Сближают поперечные и остистые отростки разных позвонков и таким образом обеспечивают поворот, ротацию позвонков относительно друг друга. Выполняют скручивание позвоночника вокруг его оси.
Перечисленные группы мелких мышц, а также мышца, выпрямляющая позвоночник, непосредственно прилегают к позвоночному столбу и к межпозвонковым дискам. Таким образом, работа именно этих мышц, их укрепление и физиологическое увеличение их объёма, а следовательно стимуляция и усиление их кровообращения, являются первоочередными условиями для адекватного питания межпозвонковых дисков, важнейшим элементом правильно построенной практики йогатерапии позвоночника.
Вторая категория – мышцы, не прилегающие непосредственно к позвоночнику, – не оказывает прямого влияния на трофику межпозвонковых дисков. Однако они определяют положение позвоночника, степень его физиологических и патологических изгибов, и поэтому работа с этими мышечными группами также является важнейшим направлением йогатерапевтической практики. Один такой вариант уже был рассмотрен выше (прямые мышцы живота); в этой же связи можно упомянуть большие грудные мышцы, во многом определяющие положение грудного отдела.
Работа с любыми группами мышц позвоночника может выполняться в разных режимах, преследующих свои определённые цели:
Динамическая работа, не связанная с дыханием; сокращение и расслабление мышц выполняется в своём ритме, дыхание – в своём. Данный режим обычно используется в практике суставных вьяям и позволяет разогреть мышцы, активизировать в них кровообращение, выровнять и равномерно распределить мышечный тонус, а в перспективе – способствует укреплению мышц и увеличению их объёма;
Динамическая работа, связанная с дыханием. Чаще всего в йогатерапии позвоночника и в работе с начинающими на вдохе мышцы – выпрямители позвоночника (а также межостистые и межпоперечные мышцы) сокращаются и таким образом выполняют прогиб; на выдохе перечисленные мышцы расслабляются, удлиняются и растягиваются, при этом спина скругляется, нижне-передние края рёбер приближаются к лобковой кости. Данный режим позволяет глубже растягивать и расслаблять мышцы – выпрямители позвоночника, так как физиологически нормальный вдох предполагает повышение их тонуса, а выдох – их расслабление; таким образом, используются нормальные физиологические механизмы для глубокой работы с мышцами, снятия с них патологических мышечных "зажимов".
Статическая работа, направленная на укрепление мышечной группы; в этом случае мышца или мышечная группа подвергается относительно длительному сокращению, после чего следует её компенсаторное растяжение. Последнее желательно для снятия остаточного напряжения в мышечной ткани, так как локальные закрепощения отдельных участков мышц ("триггерные зоны") могут быть причиной упорных болевых ощущений.
Статическая работа, направленная на снятие хронических мышечных закрепощений. Гипертонус тех или иных мышц может быть причиной компрессии межпозвонковых дисков и нервных корешков, а также нарушений осанки. Поэтому систематическая работа, направленная на нормализацию мышечного тонуса, снятие локальных мышечных блоков – одно из основных направлений йогатерапии позвоночника. При построении последовательностей используются принципы постизометрической релаксации (ПИР), на которых мы здесь остановимся подробнее.
Слово "изометрический" происходит от греческих корней "изоc" – одинаковый и "метр" – длина. То есть "изометрический" можно перевести как "не меняющий длины". Изометрическим можно называть сокращение мышцы в течение определённого времени без изменения её длины. В статических асанах работающие мышцы подвергаются именно изометрическому сокращению.
Мышечная ткань и нервно-мышечные взаимосвязи имеют интересную особенность. После изометрического сокращения мышца гораздо лучше и глубже расслабляется. По мнению K. Lewit [Lewit, 1980], в основе механизмов релаксации лежит нормализация деятельности рефлекторного аппарата спинного мозга.
Многие патологические ситуации сопровождаются хронически повышенным тонусом мышц или их отдельных участков, поэтому очень часто бывают необходимы методики по эффективному растягиванию и расслаблению мышцы. В мануальной терапии имеется целый раздел приёмов, основанных на принципах ПИР.
Эти же принципы с успехом могут использоваться и при построении алгоритмов йогатерапии позвоночника. К примеру, типичным случаем изометрического сокращения является работа мышц – выпрямителей позвоночника в сарпасане, после которых выполнение шашанкасаны (адхо-мукха-вирасаны) и аналогичных ей, направленных на мягкое растяжение данной мышечной группы, будет более эффективным.
В процессе правильно построенного терапевтического комплекса основные группы мышц позвоночного столба последовательно подвергаются изометрическому сокращению, затем – растяжению с последующей релаксацией.
Для осуществления ПИР в мануальной терапии обычно рекомендуется производить изометрическое напряжение мышцы в течение 5–10 (иногда до 30) секунд с последующим мягким её растяжением в течение 10–30 и более секунд.
В йогатерапии позвоночника можно опираться на те же временные параметры. Статическая работа с мышцами позволяет достигать сразу двух целей: с одной стороны, укрепления мышц, с другой – их расслабления и растяжения. Казалось бы, звучит парадоксально, однако действительно мышцы часто нуждаются и в укреплении, и в расслаблении.
Так, укрепление мелких, прилегающих к позвоночнику мышц позволит лучше зафиксировать позвонки относительно друг друга – это будет актуально при нестабильности, избыточной подвижности позвонков, что часто наблюдается в шейном отделе.
Растяжение и расслабление мышечных волокон также зачастую необходимо. При патологии межпозвонкового диска, давлении теми или иными структурами на нервные корешки или другие чувствительные структуры в соответствующем сегменте позвоночника рефлекторно возникает ответный мышечный спазм – в первую очередь в этом участвуют мелкие мышцы, такие как межостистые и межпоперечные, а также "местные" порции мышцы, выпрямляющей позвоночник. Первично такая реакция мышц вполне обоснована – они стремятся уменьшить подвижность поражённого сегмента, так как всякое движение в нём является причиной боли. Но мышечный ответ чаще всего оказывается избыточным, приводя к сдавлению нервных окончаний. Сдавление нервных волокон усиливает боль; кроме того, мышечный спазм сам по себе может быть весьма болезненным. Боль усиливает мышечный спазм, а мышечный спазм усиливает боль – формируется патологический замкнутый круг, в котором ситуация поддерживает сама себя. В этом случае расслабление локально спазмированных мышц необходимо для преодоления и разрешения ситуации, и снятие локальных перенапряжений может быть сделано с помощью принципов ПИР.
Кроме того, в каждой мышце могут быть хронически перенапряжены её мелкие локальные участки (так называемые "триггерные зоны") – предполагается, что исходный стимул (травма или хроническое напряжение) приводит к стойкому высвобождению внутриклеточного кальция, запускающего процесс активации мышечных клеток, и далее развивается пролонгированное ненормальное сокращение отдельной части мышцы. Такое длительное сокращение впоследствии ведёт к ишемии (нарушению адекватного кровоснабжения), воспалению и развитию локального фиброза [Есин и др., 2003]. Целенаправленные растяжения мышцы, выполняемые по принципам ПИР, способны устранять такие локальные закрепощения.
Таким образом, статические нагрузки на мышцы следует дополнять компенсаторными растяжениями для снятия общих и локальных перенапряжений.
Соотношения статического сокращения и последующего растяжения могут быть разными в зависимости от цели. Если мышца нуждается прежде всего в укреплении (например, ягодичные мышцы при поясничном гиперлордозе), то следует применять более длительные статические нагрузки с последующей короткой компенсацией, необходимой для снятия остаточных, локальных напряжений. Если же мышца более нуждается в растяжении и расслаблении (например, грудные мышцы при грудном гиперкифозе), то следует по принципам ПИР использовать предварительное, подготовительное изометрическое сокращение с последующим более длительным растяжением.

Нервно-мышечные взаимосвязи и их значение в йогатерапии

В патологии опорно-двигательного аппарата существенным вопросом являются взаимоотношения нервной и мышечной систем. И та и другая неизбежно вовлекаются в патологический процесс при различных проблемах позвоночника. Нервная и мышечная системы непрерывно взаимодействуют друг с другом; при изменениях в одной из них, как правило, происходят те или иные изменения в другой.
Практическая йогатерапия позвоночника должна учитывать эти взаимодействия. Для дальнейшего обсуждения вспомним некоторые отдельные нюансы того, что принято называть нервно-мышечной системой.
В нервной системе (НС) можно выделить несколько основных отделов. Во-первых, обычно выделяют центральную (ЦНС) и периферическую (ПНС) нервную систему. ЦНС включает в себя головной и спинной мозг. Периферическая нервная система включает вегетативную нервную систему (управляющую работой внутренних органов) и соматическую нервную систему, которая осуществляет взаимосвязь между ЦНС и мышечной системой. Соматические нервные связи – передатчики информации от головного и спинного мозга к скелетной мускулатуре и обратно.
Пути, идущие от ЦНС к мышцам, называются эффекторными, или эфферентными. Они несут командные сигналы, меняя тонус мышц, заставляя их сокращаться или расслабляться.
Эфферентные сигналы могут носить произвольный характер – и в этом случае импульсы берут начало в моторных зонах коры головного мозга, зонах, отвечающих за волевое управление движениями тела.
В другой части случаев эфферентные сигналы непроизвольны и являются частью безусловной рефлекторной дуги. Независимые от нашей воли и чувств двигательные акты направлены на поддержание позы, взаимодействие мышечных антагонистов и агонистов и обеспечение других двигательных рефлексов.
Пути, идущие от структур опорно-двигательного аппарата в ЦНС, называются афферентными. Они несут в мозг информацию о состоянии мышц, сухожилий, суставных капсул – их напряжении, расслаблении и положении. Афферентная импульсация позволяет нам осознавать своё тело в пространстве (то есть в данном случае информация поступает в кору головного мозга), либо запускает формирование рефлексов на уровне спинного мозга и подкорковых структур.
Таким образом, скелетные мышцы и ЦНС имеют каналы двухстороннего обмена информацией. Тем самым создаётся возможность для постоянных взаимных влияний: состояние ЦНС может влиять на состояние мышечной системы, и наоборот – тонус скелетной мускулатуры неизбежно рождает определённые "схемы" напряжений и возбуждений в ЦНС.
Поэтому одним из краеугольных камней хатха-йоги является работа с мышечным тонусом, повышение контроля над процессами сокращения и расслабления мышц – тем самым мы получаем возможность влиять на состояние центральной нервной системы.
Описанные взаимосвязи могут быть с успехом использованы в построении йогатерапии позвоночника.
Патология позвоночного столба очень часто сопровождается болевым синдромом, который может быть обусловлен воздействием межпозвонковой грыжи на нервный корешок и его чувствительные волокна; кроме того, болевые ощущения могут быть связаны с рефлекторным спазмом мышц. По афферентным путям (через периферические нервные волокна и через спинной мозг) болевая импульсация поступает в головной мозг – в те его отделы, которые воспринимают афферентацию из данной зоны тела. Постоянная болевая импульсация приводит к возникновению длительного возбуждения отдельных участков ЦНС, формируя так называемую патологическую доминанту (ПД).
Концепция доминанты и её роли в функционировании нервной системы, а также в становлении многих (если не всех) патологических процессов была разработана русским и советским ученым А. А. Ухтомским. Он считал, что патологическая доминанта представляет собой не только очаг длительного возбуждения в коре головного
мозга, но и "совокупность центров с повышенной возбудимостью в разнообразных этажах головного и спинного мозга, а также вегетативной и соматической системы".
Таким образом, при болевом очаге в одном из сегментов позвоночника формируется устойчивая цепь возбуждения, включающая периферические нервные проводящие пути, определённые тракты спинного мозга и подкорковых структур, а также соответствующие зоны коры головного мозга.
Наличие такой доминанты в нервной системе в некоторой степени "подчиняет" себе нормальные функциональные процессы, своим постоянным возбуждением "оттягивая" энергию на себя и тем самым питая и поддерживая текущую патологическую ситуацию.
Ненормально повышенный тонус отдельных частей нервной системы делает организм более восприимчивым к боли, мышечную систему – более реактивной и склонной к закрепощениям, эмоциональный фон – склонным к тревожности и негативизму.
Для преодоления патологических доминант, связанных с острым или хроническим болевым синдромом, мы может применять конкретные йогатерапевтические приёмы. Смысл этих приёмов состоит в создании новых, позитивных, конкурирующих доминант, которые должны перераспределить процессы возбуждения и торможения в ЦНС и мышечной системе.
Для этого нужно создать афферентные, направленные от периферии к центру, потоки импульсации. Желательно, чтобы конкурирующие афферентные потоки были мощными; для этого надо включать в работу богато иннервированные зоны тела. Создание конкурирующих доминант и их эффективность подмечены в поговорке "Чтобы перестала болеть поясница, надо дать по морде". Замечено также не раз, что при попадании молотком по пальцу хроническая боль в спине на время затихает. Неудивительно: и лицо, и особенно пальцы рук, – зоны, обильно снабженные нервными окончаниями, и упомянутые бытовые ситуации прекрасно иллюстрируют, как эффективно работают конкурирующие доминанты.
Разумеется, при составлении йогатерапевтических алгоритмов мы будем выбирать более гуманные способы; однако принципы будут использованы те же. Наша задача – создать мощные, активные потоки афферентной информации, при этом желательно, чтобы импульсация исходила из тех зон, которые не имеют отношения к патологической, больной зоне.
Для этого прекрасно подходят кисти – наиболее обильно иннервированная часть нашего тела; самые большие зоны мозга заняты восприятием ощущений именно отсюда; кисти имеют самое обширное представительство в ЦНС по сравнению с другими частями нашего тела.
Активно задействуя мышечный, связочный, суставной аппарат кистей, мы автоматически создаём мощный поток афферентации в ЦНС и вызываем активацию соответствующих отделов мозга, воспринимающих информацию от кистей и пальцев. Таким образом формируются конкурирующие доминанты в ЦНС, при этом носящие здоровый, позитивный характер.
Такую работу с кистями обеспечивает выполнение сукшмавьяям, задействующих данную зону. Аналогичную работу можно проводить со стопами, которые тоже очень богато иннервированы.
Эти принципы "работы с периферией" могут применяться как при острых, так и при хронических болевых синдромах.
При острых состояниях, когда движение в поражённом сегменте позвоночника противопоказано, в системах физической реабилитации рекомендуется гимнастика, направленная на работу с кистями и стопами. Это позволяет достигать: во-первых, гемодинамической разгрузки – активно работающие мышцы требуют повышенного кровотока, следовательно, может иметь место отток крови из очага воспаления нервного корешка (при компрессии неизбежно возникают нарушения лимфатического и венозного оттока, что приводит к отёку корешка и усугубляет его компрессию). Во-вторых, активная работа кистями создаёт конкурирующую афферентацию и "позитивные" доминанты в ЦНС.
В острой стадии корешкового синдрома при межпозвонковых грыжах применяются также тракции – вытяжения позвоночника, что во многих случаях позволяет снять компрессию и уменьшить болевые проявления. По поводу применения тракций в острый период, впрочем, у различных специалистов существуют различные мнения: использование тракций не всегда однозначно показано; применение тракционных техник мы подробно рассмотрим в одной из последующих глав.
В стадии ремиссии, а также при хронических болевых синдромах указанные направления практики (работа с "периферией" и тракционные воздействия) также обязательно используются, но диапазон практики здесь по понятным причинам значительно расширяется.
Для интенсивного вовлечения периферических мышечных групп верхних конечностей могут успешно использоваться упражнения из цикла сукшма-вьяямы в традиции Дхирендры Брахмачарьи – такие как кара-тала-шакти-викасака и ангули-мула-шакти-викасака. Эти техники можно выполнять стоя, сидя или лёжа (если в данный момент требуется соблюдение постельного режима).
Кара-тала-шакти-викасака - вытянуть руки вперёд, максимальным усилием развести пальцы в стороны, словно растягивая межпальцевые промежутки, сохранять и по возможности наращивать это усилие, разводящее пальцы в стороны. Медленно согнуть руки в лучезапястных суставах, поднимая кисти, затем также медленно опустить кисти; при этом постоянным усилием разводить пальцы в стороны; пальцы не сгибать.
Ангули-мула-шакти-викасака – не опуская руки после выполнения предыдущей техники, согнуть пальцы рук, словно крючья, натянуть кончики пальцев на себя, максимально развести пальцы в стороны. Продолжить медленное движение кистями вверх и вниз, словно стремясь дотянуться пальцами до предплечий.
Во время выполнения обеих техник пальцы непрерывным усилием разводятся как можно дальше в стороны. Выполняется до ощущения сильной усталости мышц кистей, запястий, предплечий, позволяет создать мощные потоки афферентной импульсации, создавая позитивные конкурирующие доминанты в ЦНС.
Возможны и другие варианты разминочных и силовых упражнений, направленных на работу с периферическими отделами опорно-двигательного аппарата – кистями и стопами. Подробнее на этих техниках мы остановимся в соответствующих разделах данного руководства.

Особенности различных отделов позвоночного столба

В завершение вводной части мы осуществим анатомический обзор позвоночного столба, остановившись подробнее на его шейном отделе.
Как было рассмотрено выше, структурным компонентом скелета позвоночника является позвонок, в свою очередь состоящий из тела, дужки и крепящихся к ней отростков. При этом в разных отделах позвоночника позвонки имеют существенные различия в строении.
Тела позвонков меняются от шейного к поясничному отделу, становясь массивнее и толще. Шея человека несёт только вес головы – около 6 килограмм, и тела позвонков шейного отдела рассчитаны именно на такую нагрузку с некоторым запасом прочности; поэтому они довольно тонкие и невысокие, а первый шейный позвонок почти не имеет тела и представляет собой подобие кольца.
Грудной отдел позвоночника уже несёт на себе вес головы, шеи, плечевого пояса и рук, поэтому тела грудных позвонков гораздо массивнее и толще. Самая же большая нагрузка ложится на поясничный отдел, и там тела позвонков имеют максимальную высоту.
Таким образом, высота тел позвонков минимальна в шейном и максимальна в поясничном отделе.
Остистые отростки (которые отходят от дужек позвонков и направлены назад) в шейном отделе направляются почти горизонтально, чем обеспечивается значительная свобода движений – шейный отдел способен глубоко сгибаться и разгибаться.
В грудном отделе остистые отростки гораздо сильнее направлены вниз и накладываются друг на друга, словно черепица, – и вследствие этого подвижность грудного отдела по сравнению с шейным гораздо меньше. Это имеет свой смысл, так как грудной отдел позвоночника является элементом скелета грудной клетки, а для выполнения защитной функции её каркас должен иметь ограниченную подвижность.
В поясничном отделе остистые отростки опять направляются назад, более вертикально, и позвоночник здесь снова становится более подвижным, увеличивая свою способность к сгибанию и разгибанию.
Пожалуй, по сравнению с другими отделами позвоночника самые яркие особенности строения имеет шейный.
Как уже говорилось, большинство позвонков имеют по 7 отростков – остистый, два поперечных и четыре суставных. В шейном отделе есть позвонок, который, в отличие от других, имеет на один отросток больше. Второй позвонок шейного отдела имеет восьмой, зубовидный отросток, который отходит от тела, направляясь вверх. За это второй шейный позвонок получил название аксис (axis – ось).
С зубовидным отростком второго позвонка сочленяется первый шейный позвонок. Он назван атлантом за то, что сочленяясь с затылочной костью, "держит" на себе всю голову.
Первый и второй шейные позвонки образуют подвижное сочленение, называемое атланто-аксиальным. В этом суставе "кольцо" первого позвонка словно "надето" на зубовидный отросток второго. Благодаря этому шейный отдел получает возможность высокоам-плитудной ротации; около 70 % всего объёма поворотов головы происходит в атланто-аксиальном сочленении. При этом зубовидный отросток работает как точка вращения для данного сустава [Капанджи, 2009].
Появление анатомических структур, обеспечивающих столь объёмную ротацию головы и шеи, было эволюционно необходимо для быстрого и полного обзора.
Атланто-аксиальное сочленение, столь необходимое для амплитудного вращения головы, является при этом весьма уязвимым сегментом позвоночного столба. Там, где имеется высокая степень подвижности, всегда есть высокий риск гипермобильности, патологических смещений и связанных с этим проблем. Разумеется, Природа позаботилась о том, чтобы сделать атланто-аксиальное сочленение максимально стабильным – данный сустав укреплён мощным связочным аппаратом, который обеспечивает сохранение положения зубовидного отростка относительно атланта при выполнении всех необходимых движений. Однако следует помнить, что весь шейный отдел в целом и атланто-аксиальное соединение в частности предназначены для того, чтобы нести на себе вес головы. Конечно же, у данного сустава есть немалый запас прочности, но всё же он не рассчитан на длительные воздействия давлением, во много раз превышающим обычное.
Так, при выполнении cиршасаны степень воздействия на атланто-аксиальное сочленение и на межпозвонковые диски может в несколько раз превышать нормальные, физиологические показатели – в зависимости от выполняемого варианта асаны. Наиболее опасным и потенциально травматичным вариантом является нираламба-сиршасана, в которой на шейный отдел позвоночника ложится вес всего тела – то есть, если принять средний вес головы за 6 килограмм, то при скромной массе тела в 65 кг нагрузка на шею, её суставы и межпозвонковые диски превысит обычную в 10 раз.
При выполнении варианта саламба-сиршасаны, в котором вес тела равномерно распределяется между локтями и головой, на шейный отдел будет приходиться нагрузка около 20 килограмм, то есть более чем в три раза превышающая обычную.
И лишь тот вариант саламба-сиршасаны, в котором вся масса тела приходится на руки, голова при этом свободно висит, а шея полностью освобождена от нагрузки, является полностью безопасным для шейного отдела позвоночника. Аналогичным безопасным вариантом будет сиршасана у стены с опорой надплечий на кирпичи или на стулья.
Выполнение потенциально опасных вариантов сир-шасаны неизбежно приводит к многократному увеличению нагрузки на межпозвонковые суставы, сдавливанию межпозвонковых дисков и смещению суставных поверхностей атланто-аксиального сочленения. Запас прочности в перечисленных структурах у разных людей может быть разным, и печальные последствия некорректной практики могут проявляться либо сразу, либо спустя годы. Но вероятность постепенного разбалтывания атланто-аксиального и межпозвонковых суставов, смещения позвонков относительно друг друга, а также повреждения фиброзных колец межпозвонковых дисков с последующим формированием грыжи становится тем выше, чем чаще и продолжительнее будут подобные воздействия на шейный отдел позвоночника.
Весь позвоночник выполняет защитную функцию – в нём, как в костяном футляре, заключен спинной мозг. Шейный отдел позвоночника кроме спинного мозга выполняет защитную функцию по отношению к крупным артериальным стволам, питающим головной мозг.
В поперечных отростках шейных позвонков есть отверстия, которые, располагаясь друг над другом, образуют два канала. В каналах залегают позвоночные артерии. Позвоночные артерии – две из четырёх артерий, кровоснабжающих головной мозг. Помимо позвоночных, в полость черепа направляются также внутренние сонные артерии, залегающие в мягких тканях шеи.
Таким образом, артериальное кровоснабжение головного мозга осуществляют четыре артерии: две позвоночные, проходящие в костных каналах, образованных отверстиями поперечных отростков, и две внутренние сонные, располагающиеся в мягких тканях. В результате имеются две дублирующие и страхующие друг друга структуры – позвоночные артерии скрыты в костных каналах, и при пережатии шеи кровоток в них с высокой вероятностью будет сохраняться. С другой стороны, при патологии шейного отдела (грыжи, смещения позвонков, аномальные костные разрастания) позвоночные артерии могут сдавливаться и смещаться, кровоток в них при этом будет страдать, и внутренние сонные артерии в этом случае выступят страхующей системой кровоснабжения мозга.
Войдя в полость черепа, позвоночные и внутренние сонные артерии объединяются в замкнутую кольцевую систему, лежащую в основании мозга, – Виллизиев круг, по которому артериальная кровь равномерно распределяется по всем отделам головного мозга. Благодаря существованию Виллизиева круга все крупные артериальные стволы мозга сообщаются между собой, и нарушения кровотока по позвоночным либо внутренним сонным артериям может в значительной степени компенсироваться. Однако полностью замкнутый Виллизиев круг встречается лишь в 30–50 % случаев. Поэтому проблемы в шейном отделе позвоночника, приводящие к нарушению кровотока в позвоночных артериях, в свою очередь часто приводят к характерным симптомам нарушений кровоснабжения мозга: головокружениям, головным болям, умственной утомляемости и нарушениям концентрации внимания.
В каналах позвоночных артерий располагаются также и вены, по которым осуществляется отток крови из полости черепа. В данном случае строение венозных сосудов весьма вариабельно: здесь может наблюдаться как единый венозный ствол, соответствующий позвоночной артерии, так и мелкая разветвлённая венозная сеть, проходящая в полости канала. При той или иной патологии шейного отдела кровоток по венозным сосудам страдает ещё раньше, чем по артериальным, так как в венах давление ниже и вены гораздо легче сдавливаются. Сдавление позвоночных вен межпозвонковой грыжей или вследствие смещения позвонков приводит к нарушению венозного оттока из полости черепа, застою крови в сосудистой системе мозга и рефлекторному снижению артериального притока. Всё это также ведёт к описанным выше явлениям нарушений кровоснабжения мозга.
Среди практиков хатха-йоги бытует мнение, что разнообразные манипуляции с шейным отделом могут влиять на кровоток в артериальных и венозных сосудах шеи, а следовательно и на процессы кровоснабжения головного мозга. Зачастую это мнение приходится слышать относительно крайних положений шеи – таких как джаландхара-бандха и сету-бандха.
Надо сказать, что в норме кровоснабжение головного мозга при различных положениях шеи (например в положениях глубокого сгибания и разгибания) не должно кардинально меняться. Анатомические взаимоотношения шейного отдела позвоночника и сосудистой системы таковы, что при любых (анатомически нормальных и нетравматичных) движениях и положениях головы кровоток в сосудах шеи остаётся в рамках нормальных, физиологических значений.
Поэтому при здоровом шейном отделе такие техники, как джаландхара– и сету-бандха чаще всего не оказывают существенного влияния на мозговое кровообращение. Они могут его ухудшать, если в шейном отделе уже имеются те или иные проблемы (например, смещения позвонков или грыжи).
При патологии шейного отдела, сопровождающейся нарушениями кровотока по артериальным или венозным сосудам, следует строить практику йогатерапии, ориентированную на устранение имеющихся проблем; здесь большое значение будут иметь мягкие неповреждающие вьяямы, укрепление мышечного корсета шеи и тракции. Определяющее значение имеет исключение потенциально опасных и повреждающих техник – таких как сиршасана или предельно амплитудные положения головы (например, джаладхара-бандха и асаны, в которых она выполняется).

Нарушения осанки. Грудной гиперкифоз

В анатомии различают несколько плоскостей тела, которые служат определёнными ориентирами. Фронтальная плоскость делит тело на переднюю и заднюю половины; если тело человека повёрнуто к нам фронтальной плоскостью, то при этом мы видим заднюю или переднюю
поверхность тела. Сагиттальная плоскость делит тело на правую и левую половины; если тело человека повернуть к зрителю сагиттальной плоскостью – это значит, что тело будет обращено к нему боковой поверхностью.
Позвоночный столб может иметь изгибы как в сагиттальной, так и во фронтальной плоскостях. Во фронтальной плоскости здоровый позвоночник изгибов не имеет; если же они появляются, то может идти речь о сколиотической осанке или об истинном сколиозе. В сагиттальной же плоскости здоровый позвоночник должен иметь изгибы, и эти изгибы называются физиологическими изгибами позвоночника.
Среди физиологических изгибов выделяют лордозы и кифозы. Лордоз – это изгиб выпуклостью вперёд, а кифоз – выпуклостью назад.
В норме позвоночный столб имеет несколько изгибов в сагиттальной плоскости: лордоз в шейном и поясничном отделах, и кифоз в грудном и крестцовом. Крестцовый кифоз действительно существует – крестец имеет изгиб выпуклостью назад; но поскольку крестец представляет собой монолитную кость, мы не можем влиять на степень крестцового кифоза. Другие же физиологические изгибы зависят от степени подвижности между позвонками, от соотношений тонуса мышц позвоночника, мышц плечевого и тазового пояса – и следовательно, мы можем влиять на эти изгибы методами йогатерапии.
Одна из основных функций физиологических изгибов – это амортизация сотрясений, возникающих при ходьбе, прыжках, беге и прочих движениях. Благодаря кифозам и лордозам позвоночник из прямого, адинамичного столба превращается в некое подобие пружины, способной гасить избыточные двигательные воздействия, не передавая их на череп и головной мозг, нивелируя чрезмерные двигательные воздействия в самом позвоночнике.
Кроме того, изгибы позвоночника способствуют оптимальному поддержанию равновесия и сохранению центра тяжести, что для прямоходящего Homo sapiens является актуальной задачей. Маленькая площадь опоры, длинная вертикаль тела, высоко расположенный центр тяжести и тяжёлый по отношению к общей массе тела головной мозг – всё это делает биомеханическую конструкцию человеческого тела довольно неустойчивым образованием. Кроме высокоразвитого мозга, позволяющего рассчитывать сложную координацию движений, в поддержании равновесия принимают участие и физиологические изгибы позвоночника.
Человек рождается на свет в состоянии сплошного тотального кифоза; мышечная система при этом развита слабо, преобладает тонус сгибателей, из-за чего позвоночник представляет собой сплошную пологую дугу выпуклостью кзади. По наиболее принятым представлениям, первый физиологический изгиб позвоночника появляется примерно в возрасте 2 месяцев, когда ребёнок начинает держать голову лёжа на животе, – повышается тонус разгибателей позвоночника в области шеи и формируется шейный лордоз. В возрасте около 6 месяцев ребёнок начинает сидеть, и это приводит к формированию грудного кифоза. Наконец, в возрасте 10–12 месяцев ребёнок начинает стоять и ходить – и для поддержания равновесия происходит формирование поясничного лордоза (данные приводит Titt el).
Выраженность и равномерность физиологических изгибов позвоночника формирует правильную осанку. Собственно, осанка человека – это и есть соотношение лордозов и кифозов позвоночника. Оценка осанки может производиться визуально и с помощью специальных методов (рентгенография позвоночника в боковой проекции).
Визуальная диагностика осанки предполагает осмотр пациента сбоку. Предварительно пациент снимает одежду и обувь и занимает комфортное, естественное для себя положение стоя. При нормальной осанке воображаемая линия, проведённая вертикально, проходит через наружный слуховой проход, плечевой и тазобедренный суставы и середину стопы [Физическая реабилитация, 2007]; плечи слегка отведены назад, лопатки прижаты к задней поверхности грудной клетки.
В рутинной практике возможна ориентировочная оценка осанки с помощью отвеса (рис. 3). Для этого используется длинный шнур с привязанным к нему небольшим грузом; конец шнура прикладывается к затылочному бугру, груз вывешивается вниз. Очень желательно, чтобы обследуемый был при этом полностью раздет, так как даже наличие плавок может искажать картину. В норме вертикально опущенный шнур касается трёх точек: затылочного бугра, грудного и крестцового кифоза. Расстояния между шнуром и шейным лордозом, а также между шнуром и поясничным лордозом должны быть примерно равны. При нарушениях осанки указанные соотношения шнура и физиологических изгибов будут меняться – к примеру, при увеличенном грудном кифозе шнур будет свисать с грудного отдела, не касаясь крестца.
Рис. 3
Отдельными авторитетными специалистами [Физическая реабилитация, 2007] указывается, что у женщин в большей степени может быть подчеркнут поясничный лор-доз, а у мужчин – грудной кифоз.
При этом визуальный осмотр не является полностью достоверным методом и чаще позволяет выявить лишь явные отклонения. Хорошо развитая мускулатура спины или жировая клетчатка могут маскировать физиологические изгибы. Более достоверным способом оценки изгибов позвоночника в сагиттальной плоскости является рентгенографическое исследование в боковой проекции с описанием степени физиологических изгибов. Магнитно-резонансная томография, как правило, даёт менее достоверную информацию о степени лордозов и кифозов, так как порознь оценивает различные отделы позвоночника.
Одна из наиболее общепринятых классификаций нарушений осанки в сагиттальной плоскости [Ловейко, Фонарёв, 1988] различает следующие их формы:
1. круглая спина: преобладание грудного кифоза в сочетании со сглаженным поясничным лордозом;
2. кругло-вогнутая спина: увеличение всех физиологических изгибов позвоночника, в первую очередь грудного кифоза и поясничного лордоза;
3. плоская спина: уменьшение всех физиологических изгибов, в первую очередь – поясничного лордоза;
4. плоско-вогнутая спина: уменьшение грудного кифоза в сочетании с увеличением поясничного лордоза.
Йогатерапия нарушений осанки в сагиттальной плоскости предполагает восстановление нормальных соотношений тонуса различных мышечных групп, влияющих на физиологические изгибы позвоночника. Как правило, одни группы мышц могут быть ослаблены и перерастянуты – и в этом случае их нужно укреплять, а другие мышцы бывают укорочены и перенапряжены – их следует растягивать. Укрепление мышц обычно выполняется путём использования динамических и статических элементов. Растяжение мышц производится с использованием принципов ПИР (см. предыдущие главы).
Нарушения нормальной геометрии опорно-двигательного аппарата следует разделить на две большие группы: функциональные и структурные нарушения. Функциональные изменения подразумевают изменения в мышечной системе, ненормальное распределение тонуса мышц, но без изменения структуры скелета. Такие изменения хорошо поддаются лечению методами йогатерапии. Структурные изменения подразумевают изменения не только мышечного, но и связочного, а самое главное – костного и суставного аппарата; изменения на уровне скелета являются гораздо более стойкими, применение йогатерапии здесь имеет более скромные результаты, и для их получения требуется значительно больше усилий.
Деление нарушений на функциональные и структурные справедливо для различных заболеваний опорно-двигательного аппарата: плоскостопия, нарушений осанки, сколиотических искривлений. В одних случаях отклонения связаны лишь с неадекватным мышечным тонусом, в других – с более глубокими деформациями на уровне скелета.
Возникновение функциональных отклонений всегда приводит к тому, что в связочном, суставном и костном аппарате меняется правильное, исходное распределение сил тяжести, меняется давление в разных отделах межпозвонковых дисков, деформируются суставы, перерастягиваются связки. Со временем происходит деформация костных структур, и функциональные нарушения переходят в структурные. Поэтому важно начинать коррекцию функциональных отклонений с помощью методов йогатерапии как можно раньше.
Все нарушения физиологических изгибов позвоночника сводятся либо к их патологическому увеличению, либо к уменьшению. Одним из наиболее распространённых нарушений является увеличение грудного кифоза, или грудной гиперкифоз.
Мы рассмотрим функциональный вариант гиперкифоза, связанный с неадекватным распределением мышечного тонуса.
Обычно функциональный грудной гиперкифоз развивается вследствие комплекса причин. Сюда можно отнести общую слабость мышц (особенно мышц спины и межлопаточной зоны); специфические физические нагрузки, при которых происходит изолированное укрепление грудных мышц и прямых мышц живота; неправильную организацию рабочего места (слишком низко расположенный письменный стол); близорукость; психоэмоциональные факторы (реакция по типу "голова в плечи"). Существенное значение имеют наличие рахита в детском возрасте, нерациональное питание, дефицит белка, различные сопутствующие заболевания и наследственность.
При чрезмерном грудном кифозе плечи уходят вперёд, грудной отдел позвоночника сгибается, лопатки не прилегают к задней поверхности грудной клетки ("крыловидные лопатки"). Пациент с трудом может поднять руки строго вверх, так как это движение ограничено укороченными грудными мышцами. Меняется конфигурация грудной клетки, что в свою очередь изменяет положение внутренних органов – сердца и лёгких. Это отражается на процессах нормальной вентиляции лёгочной ткани, делает дыхание более поверхностным. Может также страдать и работа сердца, но это обычно происходит при глубоких структурных нарушениях.
На степень грудного кифоза влияют четыре группы мышц:
1. Большая и малая грудные мышцы. Большая грудная мышца, начинаясь от внутренней части ключицы, грудины и рёберных хрящей, единым сухожилием заканчивается на плечевой кости. Малая грудная мышца лежит под большой и, начинаясь от 2, 3, 4 и 5-го рёбер, заканчивается на клювовидном отростке лопатки. Обе мышцы при сокращении тянут плечи вперёд и увеличивают грудной кифоз.
2. Мышцы межлопаточной зоны. Комбинированная группа, включающая в себя среднюю порцию трапециевидной мышцы и ромбовидные мышцы, при сокращении приводит лопатки к позвоночнику, отводит плечи назад и уменьшает грудной кифоз.
3. Мышца, выпрямляющая позвоночник. Большой массив мышечной ткани, идущий от крестца к затылку вдоль позвоночника; при сокращении уменьшает расстояние между крестцом и затылком и уменьшает грудной кифоз.
4. Мышцы, выполняющие супинацию и пронацию плечевой кости. Весьма разнородная группа (различные порции широчайших, трапециевидных, дельтовидных и других мышц). Супинация – поворот руки ладонью кверху; пронация – поворот руки ладонью вниз. Оба эти движения возможны как в запястье (за счёт работы мышц предплечья без вовлечения плеча), так и за счёт ротации в плечевом суставе. Нас в данном случае интересует пронация-супинация именно в плечевом суставе. Группа мышц, выполняющих супинацию (поворот ладонью вверх), уменьшает грудной кифоз; включение мышц, выполняющих пронацию (поворот ладонью вниз), увеличивает грудной кифоз.
Как правило, при увеличении кифоза все перечисленные мышечные группы работают содружественно; преимущественный тонус имеют мышцы, увеличивающие кифоз, а мышцы, уменьшающие кифоз, наоборот, ослаблены. При построении алгоритмов йогатерапии это следует учитывать, направляя усилия на укрепление тех мышц, которые кифоз уменьшают, и на растяжение тех мышц, которые его усиливают.
Таким образом, йогатерапевтическая практика при функциональных гиперкифозах грудного отдела будет включать:
1. растяжение грудных мышц (в том числе с использованием принципов ПИР);
2. укрепление мышц межлопаточной зоны и мышц, выпрямляющих позвоночник;
3. выполнение элементов на супинацию плеча для смещения преобладающего тонуса в пользу мышц-супинаторов плеча;
4. важной частью практики являются суставные вьяямы, задействующие грудной отдел позвоночника, рёберно-позвоночные и рёберно-грудинные сочленения; это необходимо для активизации кровообращения, улучшения процессов венозного и лимфатического оттока, всегда страдающих при нарушениях геометрии позвоночника.
В первой группе (растяжение грудных мышц) могут быть использованы следующие элементы:
Динамическая виньяса. И. п. стоя. Ноги на ширине таза, стопы параллельны. Руки вытянуты вперёд параллельно друг другу. На вдохе руки отводим в стороны и назад, сводим лопатки, растягивая грудные мышцы (рис. 4).
На выдохе прямые руки уводим вперёд, скрещиваем верхние части рук как можно ближе к плечевым суставам, обхватываем ладонями корпус, слегка наклоняем голову, межлопаточную зону, шею и затылок расслабляем (рис. 5).
Рис. 4 Рис. 5
При отведении рук назад не опускаем их ниже уровня плеч, лучше поднимать их несколько выше (в этой позиции происходит оптимальное растяжение грудных мышц); не прогибаемся в пояснице и не увеличиваем поясничный лордоз, для этого на высоте вдоха сжимаем ягодицы. Возможен вариант равномерного поочерёдного растяжения грудных и межлопаточных мышц; для акцентированного растяжения грудных мышц при гиперкифозе в отведении рук назад фиксируемся на 3–5 дыхательных циклов, скрещивание рук с компенсаторным растяжением межлопаточной зоны выполняем на 1 дыхательный цикл.
Пратинада-виньяса: статическая связка с фиксациями по принципам ПИР. И. п. стоя. Ноги на ширине таза, стопы параллельны.
1-е звено: намаскар-мудра. На выдохе вдавливаем ладони друг в друга, фиксируемся на 7–10 секунд. Продолжаем дышать свободно, давим основаниями ладоней друг на друга, чем обеспечиваем изометрическое сокращение грудных мышц (рис. 6).
2-е звено: на выдохе опускаем руки, сплетаем пальцы в замок (рис. 7).
3-е звено: на вдохе руки, сплетённые в замок, поднимаем над головой, разворачивая ладони вверх (грудные мышцы при этом вытягиваются вверх, рис. 8).
Рис. 6 Рис. 7 Рис. 8
4-е звено: на выдохе опускаем ладони на уровень головы; руки согнуты в локтях, локти подняты выше уровня плечевых суставов. Ягодицы сжаты, копчик подан вперёд, голова расположена ровно, не запрокидывается и не наклоняется вперёд. Дышим свободно, растягиваем грудные мышцы, сводим лопатки, включаем межлопаточные мышцы. Фиксация 15 секунд, дыхание свободное (рис. 9).
5-е звено: на выдохе медленно вытягиваем руки вперёд, опускаем голову, скругляем грудной отдел, растягиваем межлопаточную зону; шею и затылок расслабляем (рис. 10).
Рис. 9 Рис. 10
Данная связка построена по принципам ПИР: 1-е звено – изометрическое напряжение грудных мышц, 4-е звено – их растяжение, 5-е звено – короткое компенсаторное растяжение межлопаточных мышц; 2-е и 3-е звенья переходные. Вся связка повторяется 3–5 раз.
Пассивное растяжение грудных мышц в шавасане. Вдоль грудного отдела между лопаток устанавливается небольшой болстер или кирпич. Высота пропса подбирается индивидуально. Во избежание чрезмерного лордозирования шейного отдела под голову подкладывается небольшая подушка или одеяло. Руки располагаются на полу ближе к голове – то есть за линией плечевого пояса, чтобы обеспечить оптимальное растяжение грудных мышц (рис. 11).
Рис. 11
Динамическое растяжение грудных мышц в марджариасане. В данном случае постановка рук широкая – при опускании корпуса к полу локти располагаются над запястьями. На вдохе корпус опускается, грудная клетка почти касается пола, локти при этом направлены в стороны и чуть вперёд – именно в этом положении рук обеспечивается оптимальное растяжение грудных мышц (рис. 12).
На выдохе корпус поднимается, спина скругляется, шея и затылок расслабляется (рис. 13).
Рис. 12 Рис. 13
Во второй группе (укрепление межлопаточной зоны и мышц – выпрямителей позвоночника) используются силовые прогибы лёжа на животе – сарпасана (рис. 14), варианты шалабхасаны с отведением рук в стороны и вверх (рис. 15), а также (в случае доступности выполнения) другие асаны, задействующие выпрямители позвоночника (вирабхадрасана-3 и т. п.).
Для снятия остаточного напряжения прогибы дополняются недлинными компенсаторными растяжениями мышц межлопаточной зоны (к примеру, сарпасана 10 дыхательных циклов – шашанкасана (рис. 16) – 3 дыхательных цикла).
Рис. 14 Рис. 15 Рис. 16
В третьей группе (укрепление мышц, супинирующих плечо) могут применяться следующие техники.
И. п. стоя, руки вытянуты вперёд и развёрнуты ладонями вверх, но не в запястьях, а в плечевом суставе.
Вдох – руки поднимаются (рис. 17) и отводятся назад (рис. 18), ягодицы при этом сжимаются, копчик подаётся вперёд; выдох – руки вниз и вперёд (рис. 19), при этом скругляется грудной отдел позвоночника, голова опускается, шея и затылок расслабляются. На протяжении всей траектории движения руки развёрнуты ладонями вверх от плеча!
Рис. 17 Рис. 18 Рис. 19
В четвёртой группе (суставные вьяямы для стимуляции кровообращения и обмена веществ в тканях) могут применяться самые разнообразные динамические элементы, задействующие связочный, суставной, костный и мышечный аппарат позвоночника.

Поясничный гиперлордоз

Поясничный лордоз – один из ключевых физиологических изгибов позвоночника. Его отклонения определяют очень многое в течении поясничного остеохондроза, межпозвонковых грыж, состоянии всего позвоночного столба и опорно-двигательного аппарата. Степень поясничного лордоза косвенно влияет на состояние органов малого таза и брюшной полости. В связи с этим при построении йогатерапии бывает очень важно учитывать состояние лордоза поясницы и при необходимости проводить его коррекцию.
Отклонения в степени поясничного изгиба могут проявляться как его избыточное увеличение (гиперлордоз) и уменьшение ("плоская поясница", в ещё более выраженных случаях может формироваться поясничный кифоз). В дальнейшем, используя термин "лордоз" и "гиперлордоз", мы будем иметь в виду лордоз именно поясничного отдела позвоночника.
У относительно здоровых людей поясничный лор-доз может быть выражен в различной степени, будучи то весьма заметным, то едва определимым. По данным обследования 457 здоровых мужчин, у 18 % он почти отсутствует. С возрастом физиологический лордоз имеет тенденцию к сглаживанию, особенно у мужчин [Цивьян, 1971].
Сам по себе поясничный изгиб не является самостоятельным явлением. Лордоз, его степень, наличие или отсутствие зависят от взаимоотношений таза (и соединённого с ним крестца), тазобедренных суставов и собственно поясничного отдела. Степень лордоза определяет угол наклона таза: поворот таза вокруг оси тазобедренных суставов может менять степень поясничного лордоза. При опускании лобковой кости и отведении копчика назад и вверх угол наклона таза увеличивается, при этом увеличивается и степень поясничного лордоза. Если лонное сочленение поднимается, копчик опускается и двигается вперёд, угол наклона таза уменьшается (таз принимает более вертикальное положение) – соответственно, поясничный лордоз уменьшается, поясница становится более плоской.
Поворот таза на оси тазобедренных суставов осуществляется сложным комплексом мышц, соединяющих таз, ноги, грудную клетку и позвоночник [Guntz, 1958].
Сложное взаимодействие этого мышечного комплекса и определяет ту степень поясничного изгиба, которая имеется в каждом конкретном случае.
Мышцы, уменьшающие поясничный лордоз:
– большая ягодичная мышца. Берёт своё начало на крестце и повздошной кости, крепится на бедренной кости. При сокращении подаёт копчик вперёд, уменьшает угол наклона таза и степень поясничного лордоза;
– прямые мышцы живота. Начинаясь от лонного сочленения, крепятся к нижним краям рёбер спереди. При сокращении тянут лонное сочленение и передний край таз вверх, тем самым уменьшая угол наклона таза и степень поясничного лордоза;
– мышцы задней поверхности бедра: двуглавая мышца бедра, полуперепончатая и полуостистая мышцы. Берут начало в области седалищного бугра и крепятся на костях голени. При сокращении тянут вниз седалищный бугор, подают копчик вперёд и вниз, уменьшая наклон таза и степень поясничного лордоза.
Мышцы, увеличивающие поясничный лордоз:
– мышца – выпрямитель позвоночника (рассмотрена в предыдущих разделах). При фиксированной грудной клетке, сокращаясь, подтягивает вверх крестец, увеличивая наклон таза и поясничный лордоз;
– квадратная мышца поясницы. Начинаясь от подвздошных костей, крепится к рёбрам, при сокращении уменьшает расстояние между тазом и задними отделами рёбер. Тянет вверх крестец, наклоняя таз и увеличивая степень поясничного лордоза;
– мышцы передней поверхности бедра: прямая мышца бедра, одна из головок четырёхглавой мышцы бедра – начинаясь от передненижнего края таза, заканчивается на передней поверхности голени. Таким образом, при сокращении этой мышцы и фиксированной ноге вниз тянется передний край таза, за счёт чего увеличивается поясничный лордоз;
– межостистые и межпоперечные мышцы (при двухстороннем сокращении). Также рассмотрены в предыдущих разделах;
– подвздошно-поясничная мышца. Играет особенно важную роль в формировании поясничного лор-доза [Попелянский, 2011]. Состоит из двух порций. Первая – поясничная мышца, – начинаясь от 12 грудного и верхних поясничных позвонков, идёт вниз и в подвздошной области соединяется со второй порцией – подвздошной мышцей. Последняя, начинаясь от внутренней поверхности подвздошной кости таза, соединяется с поясничной мышцей; далее они идут вниз вместе, образуя собственно подвздошно-поясничную мышцу (ППМ). ППМ принимает активное участие в сгибании тазобедренного сустава (наклоне туловища вниз либо, при фиксированном корпусе, приближении бедра к животу), участвует в формировании акта ходьбы и других сложнокоординированных движений. Кроме того, сокращение ППМ при фиксированном корпусе способствует увеличению поясничного лордоза: поясничные позвонки тянутся по направлению к бедру. При стойком поясничном гиперлордозе, как правило, пояснично-подвздошная мышца находится в состоянии гипертонуса, и её следует растягивать, в том числе пользуясь принципами ПИР. Растяжение ППМ происходит при разгибании в тазобедренном суставе – то есть при смещении бедра назад, за фронтальную плоскость тела. К примеру, в положении пациента лёжа на спине: при этом пациент располагается так, чтобы край кушетки соответствовал ягодичной складке; нога свисает с кушетки (вторая может быть согнута в колене). Растяжение ППМ происходит также при выполнении васудевасаны (ППМ растягивается со стороны ноги, расположенной сзади; поясница при этом по возможности кифозирована, рис. 20).
Рис. 20
Сокращение ППМ можно выполнять в положении ардха-паванамуктасаны, но с упором ладоней в колено согнутой ноги (рис. 21); напряжение может быть статическим, после чего это дополняется растяжением ППМ в том или ином варианте; тем самым используется принцип ПИР для более эффективного расслабления ППМ (изометрическое напряжение с последующим растяжением).
Рис. 21
Воздействие на поясничный лордоз может осуществляться за счёт правильного распределения тонуса вышеперечисленных мышц: одна группа мышц целенаправленно укрепляется, вторая подвергается систематическому растяжению и расслаблению.
Поясничный гиперлордоз ("вогнутая спина" по классификации И. Д. Ловейко и М. И. Фонарёва) может возникать как следствие проблем в поясничном отделе позвоночника – чаще всего это остеохондроз и межпозвонковые грыжи. С другой стороны, гиперлордоз может формироваться и по другим причинам, не связанным с ситуацией в позвоночнике; и тогда чрезмерный изгиб поясничного отдела может быть причиной проблем, возникающих в соответствующих двигательных сегментах. Таким образом, гиперлордоз по отношению, например, к грыже, может быть как причиной, так и следствием.
Поясничный гиперлордоз может быть выявлен при внешнем осмотре. При этом характерно переразгибание в коленных суставах; верхняя часть живота выпячивается кпереди, а верхняя часть грудной клетки – кзади. В части случаев поясничная гиперэкстензия (переразгибание) видна не сразу – у гиперстеников поясничный изгиб может маскироваться жировой и мышечной тканью. В то же время у части пациентов могут быть видны напряжённые мышцы – выпрямители позвоночника в их поясничных порциях: по бокам вертикального лордотического углубления контурируются симметричные тяжи – "симптом натянутых вожжей". При этом следует помнить, что при поясничном гиперлордозе напряжения паравертебральных мышц может и не быть, так как формирование гиперлордоза происходит за счёт сложных механизмов, которые невозможно свести только к перенапряжению выпрямителей позвоночника. При гиперлордозе в положении пациента лёжа на спине между поясничным отделом и полом можно провести ладонь, при сгибании ног в коленных и тазобедренных суставах это пространство не исчезает (в этом случае говорят о фиксированном лордозе).
Остановимся на причинах поясничного гиперлордоза. Остеохондроз, межпозвонковые грыжи и другие патологические состояния поясничного отдела позвоночника могут приводить к формированию гиперлордоза; однако это происходит нечасто – при грыжах межпозвонковых дисков поясничного отдела гиперлордоз имеет место в 5–9 % случаев. При корешковом поражении 5-го поясничного и 1-го крестцового уровней фиксированный лордоз выявлен у 7,5 % [Попелянский, 2011].
Поясничный гиперлордоз также может сочетаться с передним спондилолистезом, то есть со смещением позвонка вперёд по отношению к нижележащему. Чаще всего это наблюдается в сегменте L5 – S1; в этом случае, как считают С. С. Свиридов и другие специалисты, гиперлордоз является не следствием смещения тела позвонка, а фоном, на котором такое смещение нередко происходит. Смещение позвонка, как правило, ухудшает клиническую картину, делает болевой синдром более упорным за счёт уменьшения размеров межпозвонкового отверстия (что в свою очередь предрасполагает к компрессии корешка), перерастяжения капсул межпозвонковых суставов и смещения межпозвонкового диска.
Гиперлордоз может формироваться и без предшествующей патологии опорно-двигательного аппарата в виде остеоходроза или плоскостопия. Гиперлордоз развивается на фоне слабости мышц брюшного пресса и ягодиц; нередко этому способствует беременность либо просто чрезмерное отложение жировой ткани на передней брюшной стенке. Сместившийся центр тяжести тянет таз вперёд и вниз, для сохранения вертикального положения тела грудная клетка отклоняется назад – формируется переразгибание (гиперлордоз) в пояснице.
Перенос центра тяжести тела, провоцирующий развитие гиперлордоза, имеет место при использовании обуви на высоком каблуке [Lindblome, 1957].
Поясничный гиперлордоз – это неблагоприятная установка, ухудшающая течение остеохондроза, негативно влияющая практически на все ткани поясничного отдела. При гиперлордозе происходит уменьшение диаметра межпозвонковых отверстий, сжатие нервных корешков, хроническое перерастягивание передней продольной связки, капсул межпозвонковых суставов и деформация самих суставов. Это неблагоприятно протекающий вариант остеохондроза: с выраженным болевым синдромом, продолжительным течением, плохой реакцией больного на лечение [Попелянский, 2011]. Поэтому при сформировавшемся гиперлордозе его следует преодолевать, и построение йогатерапии, к примеру, межпозвонковых грыж поясничного отдела должно быть направлено и на ликвидацию гиперлордоза.
Тактика йогатерапии при поясничном гиперлордозе должна включать в себя следующие направления:
– увеличение подвижности поясничного отдела позвоночника (в сторону его кифозирования) и тазобедренных суставов;
– укрепление мышц, уменьшающих поясничный лордоз;
– растяжение мышц, усиливающих поясничный лордоз;
– применение элементов, кифозирующих поясничный отдел.
В качестве примеров приведём несколько элементов из каждой группы.
Общее увеличение подвижности поясничного отдела:
– "покачивание тазом". И. п. стоя. Стопы параллельно, на ширине таза. Ладонями фиксируем грудную клетку, тем самым обеспечивая её неподвижность. Движение выполняется тазом и поясничным отделом позвоночника. На вдохе ягодицы сжимаются, копчик подаётся вперёд, поясница уплощается (или кифозируется, рис. 22). На выдохе ягодицы расслабляются, копчик отводится назад и вверх, поясничный лордоз увеличивается (рис. 23). Данный элемент не используется на начальных этапах йогатерапии поясничных грыж. При гиперлордозе следует делать больший акцент на кифозирующей фазе, лордозирующую же фазу можно не форсировать вовсе, на выдохе просто возвращая таз в исходное положение;
Рис. 22 Рис. 23
– марджариасана. И. п. – ладонно-коленное. Ладони на ширине плеч, колени на ширине таза. На вдохе таз доворачивается копчиком вверх, поясничный лордоз увеличивается, голова поднимается макушкой вверх; плечи отводятся назад (так, чтобы голова не "тонула" в плечах, рис. 24).
Рис. 24 Рис. 25
На выдохе таз доворачивается копчиком вниз, поясница кифозируется, голова опускается, шея и затылочная область расслабляется, межлопаточная зона подаётся вверх (рис. 25). В контексте рассматриваемой темы основное внимание следует уделять работе поясничного отдела; при гиперлордозе больший акцент можно делать на фазе кифозирования (выдох), на вдохе поясничный прогиб не форсируется.
Укрепление мышц, уменьшающих поясничный лордоз. В этом направлении используются элементы, укрепляющие ягодичные мышцы и прямые мышцы живота, но без лордозирования поясницы:
– для работы с ягодичными мышцами используется вариант ардха-шалабхасаны. И. п. – лёжа на животе. Руки лежат вдоль тела, ноги на ширине плеч. На вдохе правая нога поднимается (рис. 26), на выдохе она опускается (рис. 27). Следующий вдох – поднимается левая нога, на выдохе она плавно опускается на пол. Важно! – поднимать ногу, но при этом не отрывать таз от пола; при выполнении этого условия работает в большей степени ягодичная мышца, и лордозирования поясничного отдела не происходит. Элемент выполняется 10–40 раз в динамическом режиме на каждую ногу поочерёдно (вдох – нога поднимается, выдох – нога опускается); затем выполняется статический вариант с фиксацией длительностью от 10 до 60 секунд (нога поднята, колено прямое, стопа расслаблена, таз полностью прижат к полу, дыхание
свободное). Для более активного включения ягодичной мышцы ногу можно слегка доворачивать пяткой внутрь, выполняя наружную ротацию в тазобедренном суставе; ротация бедра внутрь с поворотом пятки наружу, напротив, будет нежелательна. После этого выполняется компенсаторное растяжение ягодичной зоны в течение 10–15 секунд – нога сгибается в тазобедренном и коленном суставах, колено подтягивается к корпусу, руки расположены под головой; при согнутой правой ноге можно чуть повернуться на левый бок, и наоборот (рис. 28). В качестве компенсации может выполняться также ардха-паванамуктасана (рис. 29). Данный вариант ардха-шалабхасаны укрепляет ягодичные мышцы, очень мягок и безопасен, применим практически во всех случаях поясничных грыж;
Рис. 26 Рис. 27
Рис. 28 Рис. 29
– для корректной работы с прямыми мышцами живота используются динамические и статические варианты ардха-навасаны. И. п. – лёжа на спине, ноги согнуты, стопы стоят на полу на ширине таза параллельно друг другу; выпрямленные руки расположены за головой (рис. 30).
Рис. 30 Рис. 31
На выдохе руки перемещаются вперёд и вверх, от пола отрывается голова и лопатки (движение происходит за счёт сокращения прямых мышц живота), грудной отдел максимально скругляется, поясница остаётся прижатой к полу (рис. 31).
На вдохе на пол последовательно опускаются лопатки, затылок и руки (возврат в исходное положение). Описанный динамический вариант выполняется доступное количество раз (10–50 повторений), после чего добавляется статический вариант с фиксацией – последовательно вводятся варианты с согнутыми ногами, с одной выпрямленной ногой. В дальнейшем может вводиться вариант ардха-навасаны с обеими поднятыми ногами (прямыми или согнутыми в коленях).
С точки зрения воздействия на поясничный лордоз такие асаны, как ардха-навасана и парипурна-навасана, имеют серьёзные различия. При выполнении ардха-навасаны (грудной отдел скруглён, поясница прижата к полу) работают прямые мышцы живота, поясничный отдел прямой или скруглён. При выполнении пари-пурна-навасаны (рис. 32), напротив, спина прямая за счёт работы мышц – выпрямителей позвоночника; поясничный лордоз усиливается, активно работают подвздошно-поясничные мышцы (за счёт включения последних бёдра приближаются ближе к туловищу). Поэтому при поясничном гиперлордозе используется только ардха-навасана. Парипурна-навасана при гиперлордозе противопоказана.
Рис. 32
Растяжение мышц, усиливающих поясничный лордоз. Здесь особенно актуально растяжение подвздошно-поясничных мышц (ППМ), которые при фиксированном гиперлордозе находятся в состоянии хронического гипертонуса:
– растяжение ППМ проводится по принципам ПИР (постизометрической релаксации, подробнее о ПИР см. предыдущие разделы). На первом этапе выполняется изометрическое сокращение ППМ: и. п. лёжа на спине, левая нога прямая, правая согнута в тазобедренном и коленном суставах; ладонями упираемся в правое колено, коленом давим на ладони (рис. 21). Тем самым выполняем статическое напряжение правой ППМ, приводящей бедро к животу. Фиксируемся на 7–10 секунд, дышим свободно. После этого переходим ко второму этапу, растяжению ППМ в васудевасане (опора на левую ногу, расположенную впереди; правая нога сзади с опорой на колено и голень), тазом проседаем глубже вниз, растягивая ППМ справа; фиксация 15–20 секунд (рис. 20). Затем та же последовательность выполняется на другую сторону. Кроме того, растяжение ППМ может выполняться в более мягком варианте из положения ардха-паванамуктасаны: в этом случае левая нога выпрямлена и лежит на полу; правая нога сгибается и подтягивается к животу; рекомендуется зафиксировать выпрямленную левую ногу, положив на неё мешочек с песком либо с помощью инструктора. В этом случае растяжение ППМ происходит с левой стороны [Медицинская реабилитация, 2008];
– растяжение мышц – выпрямителей позвоночника, а также межостистых мышц производится в положении марджариасаны на выдохе (см. выше).
Применение элементов, "кифозирующих" поясничный отдел. В этом качестве могут применяться элементы, описанные выше ("покачивание тазом", марджариасана), с фиксациями в кифозирующих положениях. Фиксация в кифозируещем положении выполняется на 5–10 дыхательных циклов, после чего следует компенсаторное движение таза в противоположном направлении на 1 дыхательный цикл.
Мягким кифозирующим воздействием обладает техника, общедоступная и широко применимая при стойких болевых синдромах, описанная ниже.
– "Скотч". И. п. – лёжа на спине, ноги согнуты, стопы стоят на полу на ширине таза параллельно друг другу. Руки лежат вдоль туловища ладонями вверх. На выдохе – последовательно отрываем от пола копчик, крестец, поясницу. Скотч невозможно оторвать от поверхности целиком, приходится отрывать его последовательно, миллиметр за миллиметром – так и при выполнении данной техники мы постепенно, сантиметр за сантиметром отрываем от пола нижние отделы позвоночника. При этом поясничный отдел позвоночника кифозируется (рис. 33).
На вдохе также последовательно раскладываем поясницу по полу, опуская вначале один за другим поясничные позвонки, затем как можно дальше от лопаток укладываем крестец и последним – копчик (рис. 34). Техника является мягким, общедоступным и эффективным кифозирующим воздействием.
Рис. 33 Рис. 34
При гиперлордозе поясничного отдела порой следует полностью избегать лордозирующих положений, используя только те элементы, которые увеличивают поясничный кифоз (или, говоря иначе, уменьшают лордоз). К примеру, при выполнении марджариасаны на выдохе выполняется глубокое скругление спины, кифозирование поясницы и растяжение мышц, выпрямляющих позвоночник; на вдохе же глубокого прогиба не выполняется, таз просто возвращается в нормальное положение без формирования выраженного лордоза.
При выполнении скручивающих элементов также необходимо учитывать наличие гиперлордоза поясницы. Так, при работе с межпозвонковыми грыжами поясничного отдела в сочетании с гиперлордозом оптимальной техникой на скручивание позвоночника будет мягкий вариант джатхара-паривартанасаны с согнутыми ногами (рис. 35). При этом следует обращать внимание на то, чтобы поясничный отдел при скручивании оставался скруглённым.
Рис. 35
Гиперлордоз поясничного отдела является той деформацией, которая всегда усугубляет течение уже имеющейся патологии позвоночника и способна приводить к появлению новых проблем. Поэтому при построении йогатерапевтических алгоритмов всегда необходимо учитывать наличие гиперлордоза и расставлять акценты в практике по описанным выше принципам.

Поясничный кифоз

Как всякий физиологический изгиб, поясничный лор-доз может увеличиваться и уменьшаться, формируя два типа отклонений. Первый вариант (гиперлордоз) мы рассмотрели в предыдущем разделе. Второй вариант – уменьшение поясничного лордоза, или "плоская поясница", – будет рассмотрен ниже. Уменьшение поясничного лордоза – не столь грубое отклонение по сравнению с гиперлордозом, гораздо чаще встречается и не всегда требует обязательной коррекции.
Сглаженность лордоза или его отсутствие выявляется при поясничных дискогенных синдромах в 96 % (!) случаев. В 11 %, в особенности у молодых с хорошо развитой поясничной мускулатурой, отмечается поясничный кифоз [Попелянский, 2011]. Особенно частое и наиболее грубое уплощение лордоза дают межпозвонковые грыжи на уровне четвёртого и более высоких поясничных позвонков.
Такую высокую частоту симптома сглаженного поясничного лордоза многие авторы связывают с целесообразностью данной установки. Увеличение поясничного лордоза приводит к повышению давления на задние отделы межпозвонкового диска и на нервный корешок; эти явления при наличии грыжи нередко наблюдаются уже при нормальной степени лордоза. Уменьшение же лордоза в этих условиях приводит к снятию давления на область нервного корешка, а следовательно, является защитной позой.
Рентгенологические исследования показывают, что сгибание в пояснице (то есть её кифозирование) приводит к увеличению диаметра межпозвонкового отверстия, а разгибание (то есть увеличение лордоза) – к уменьшению диаметра межпозвонкового отверстия и спинномозгового канала [Hadley, Duus et al., 1951]. Многочисленные исследования также показывают, что в позе умеренного сгибания поясницы может уменьшаться грыжевое выпячивание [Бродская, 1966 и др.].
При возникновении грыжевого выпячивания и воздействии грыжи на нервный корешок либо другие чувствительные образования, со стороны мышечной системы происходит защитная реакция: тонус мышц перераспределяется так, чтобы уменьшить патологическое воздействие на рецепторный аппарат позвоночника – и в большинстве случаев при этом сглаживается поясничный лордоз. Уменьшение лордоза приводит к увеличению пространства, в котором располагается нервный корешок, и сжатие последнего уменьшается. Кроме того, такая мышечная реакция призвана ограничить подвижность в поражённом двигательном сегменте. Образование грыжи в данном случае – лишь наиболее частый сценарий; воздействовать на нервные окончания могут и другие патологические образования (например костные разрастания).
Однако кифозирование поясницы может носить защитный, компенсаторный характер лишь в части случаев и до определённой степени. При кифозировании задняя часть фиброзного кольца растягивается, что ведёт к уменьшению выпячивания диска кзади. Но это возможно лишь в тех случаях, если разрыв кольца отсутствует или невелик. При существенных разрывах фиброзного кольца наклоны туловища вперёд усиливают выпадения пульпозного ядра [Попелянский, 2011].
Таким образом, кифозирование поясницы лишь в некоторых случаях и лишь до определённой степени может быть благоприятной реакцией; при сгибании имеет место растяжение задней продольной связки и капсул межпозвонковых суставов, что может запустить рефлекторную реакцию противодействия, приводящую к противоположному эффекту и возникновению поясничного гиперлордоза. Кроме того, сгибание поясницы в сочетании с наклоном туловища к прямым ногам – движение, которое часто провоцирует начало заболевания или ухудшение его течения.
Какая именно конфигурация поясничного отдела сформируется у конкретного больного с грыжей поясничного отдела, зависит от того, какой рефлекторный ответ будет преобладать. И в результате у большинства больных мы видим уплощение поясничного лордоза, а у меньшинства – гиперлордоз.
Более благоприятной установкой следует считать выпрямление поясничного лордоза.
Возникает вопрос – нужно ли всегда преодолевать "плоскую" поясничную установку, восстанавливая нормальную степень лордоза? Поскольку "сглаживание" лордоза зачастую носит компенсаторный, приспособительный характер, здесь нет необходимости в стремлении к его абсолютной нормализации.
По словам основоположника отечественной вертебрологии Якова Юрьевича Попелянского, "большое значение имеет не столько сама конфигурация поясничного отдела позвоночника, сколько способность больного изменить её в физиологических пределах". То есть в данном случае следует стремиться не к восстановлению физиологической степени лордоза, а к восстановлению нормальной подвижности поясничного отдела.
Для этого мы можем использовать разнообразные динамические элементы, чередующие сгибание и разгибание поясничного отдела. Широкие возможности в этом смысле представляет цикл марджариасаны; применяется также элемент "покачивание тазом", техника которого описана в предыдущем разделе.
Более интенсивным воздействием представляется вариант выполнения супта-баддха-конасаны с ремнём, который в определённых вариантах выполнения усиливает поясничный лордоз. Воздействие может выполняться лёжа на спине (или с использованием болстера, рис. 36), либо в ещё более интенсивном варианте – в висе вниз головой (рис. 37).
Если в положении лёжа мы можем регулировать степень воздействия за счёт натяжения ремня, то второй вариант воздействует на область поясничного лордоза всей массой тела.
Рис. 36 Рис. 37
По нашим наблюдениям, использование супта-баддха-конасаны с ремнём лёжа на спине либо в висе с целью "восстановления поясничного лордоза" далеко не всегда оправдано, так как эти техники способны провоцировать обострения заболевания (и потому должны применяться лишь в стадии уверенной ремиссии).
Мягкие динамические практики, восстанавливающие в первую очередь физиологическую подвижность поясницы (и параллельно нормализующие кровообращение в области межпозвонковых дисков), можно считать основой йогатерапии при уплощении поясничного лордоза в сочетании с остеохондрозом и межпозвонковыми грыжами. Этого, как правило, бывает достаточно для получения положительной динамики при грыжах. Если же мы получаем хороший клинический эффект – устранение болевого синдрома, восстановление чувствительности и двигательных функций, – то при сохраняющейся "плоской пояснице" это не повод непременно восстанавливать идеальный физиологический лордоз, так как, согласно приведённым выше научным данным, у здорового человека физиологический поясничный лордоз нередко имеет тенденцию к сглаживанию.

Тракционные техники

Существенную роль в йогатерапии заболеваний позвоночника (в первую очередь межпозвонковых грыж) играют тракционные техники. Под термином "тракция" понимается процесс растяжения, или приложение к позвоночному столбу (либо к отдельно взятому сегменту опорно-двигательного аппарата) двух сил, действующих в противоположных направлениях. Такими силами могут быть: сила тяжести тела, мышечная сила самого пациента или внешняя сила (воздействие грузов или ассистента). В результате тракционного воздействия снижается давление в межпозвонковых дисках, увеличивается диаметр межпозвонковых отверстий, в которых проходят нервные корешки, растягиваются мышцы и связки позвоночного столба.
Следует понимать, что расхожий термин "вытяжение", столь широко принятый сегодня в йогической среде, далеко не всегда обозначает истинную тракцию. К примеру, так называемое "вытяжение" позвоночника в тадасане (рис. 38) не имеет ничего общего с тракцией; выстраивание в асане, вытягивание макушкой вверх может улучшать общую конфигурацию и геометрию позвоночника, степень его физиологических изгибов. Однако вес головы продолжает оказывать давление на шейный отдел позвоночника, плечевой пояс, шея и голова – на грудной, всё перечисленное вкупе с грудной клеткой – на поясничный отдел. Позвоночник продолжает испытывать естественную нагрузку, механического растяжения его не происходит – и потому данная техника не является тракцией.
Истинное растяжение, или тракция, оказывает благотворное воздействие прежде всего при патологии межпозвонковых дисков. Имеется множество сообщений о вправлении пульпозного ядра при растяжении [Gupta, Ramarad, 1978 и другие]. При увеличении силы, растягивающей позвоночник (или веса тянущего груза), происходит пропорциональное снижение внутридискового давления. Этот процесс идёт, пока вес груза не превышает 17–20 кг; при большей нагрузке происходит рефлекторное генерализованное напряжение позвоночной мускулатуры [Попелянский, 2011]. Логично полагать, что для людей разной массы тела и разной конституции вес груза, оказывающего те или иные эффекты, будет различаться.
Рис. 38
Компьютерно-томографический контроль показал, что у половины подвергшихся тракциям грыжевое выпячивание уменьшалось в 2–2,5 раза, уменьшался отёк корешка [Акимов, Коваленко, 1985].
В исследовании, сравнивающем две группы пациентов с хроническими болями в пояснице, показано, что в группе, получавшей лечение в виде упражнений, физиотерапии и тракции, были получены лучшие результаты по сравнению со второй группой, получавшей лечение в виде только упражнений и физиотерапии [Diab, Moustafa, 2013].
Эффект тракционного лечения хуже при секвестрированной грыже. Это вполне логично, так как секвестр, потерявший структурную связь с основным пульпозным ядром, уже не может "втянуться" в межпозвонковое пространство при выполнении тракции.
По свидетельству Я. Ю. Попелянского, "корешковые боли исчезают у многих больных сразу же с началом тракции… Под влиянием тракции часто исчезают шейные и поясничные боли, что связано, видимо, с уменьшением давления грыжи на заднюю продольную связку".
Можно выделить три механизма влияния тракционных воздействий. Первый – механический; наиболее очевидный логически, этот вариант лучше других изучен и подтверждён экспериментально (см. выше). Растяжение позвоночного сегмента увеличивает расстояние между телами позвонков, снижает внутридисковое давление, увеличивает градиент между "грыжевой" и основной частью межпозвонкового диска, что способствует втягиванию пролабированной части пульпозного ядра; увеличивается высота межпозвонкового пространства и диаметр межпозвонкового отверстия – а это, в свою очередь, снижает давление на нервный корешок. При этом следует учитывать, что грыжевое выпячивание зачастую подвергается серьёзным морфологическим изменениям: происходит уплотнение пульпозного ядра за счёт его склерозирования, реваскуляризация (формирование сосудистой сети тканей грыжевого выпячивания); в этом случае представляется сомнительным, что ткань, подвергнувшаяся столь серьёзным изменениям, может "втянуться" обратно в межпозвонковое пространство. По-видимому, существенное значение имеют сроки формирования грыжи (иначе говоря, её "возраст"), и именно поэтому считается, что нецелесообразно лечить с помощью тракционной терапии застаревшие случаи дискового выпячивания [Ходарев и др., 2002].
Второй механизм – рефлекторный – основан на том, что растяжение действует на механорецепторы диска, связок, мышц и суставов, что во многом определяет эффект тракции [Wyke, 1975]. Растяжение позвоночника – не только механическое растягивающее воздействие, но и влияние на рецепторный аппарат позвоночника, меняющее взаимоотношения различных звеньев нервно-мышечной системы, моторных зон спинного и головного мозга, регуляцию периферического кровоснабжения и мышечного тонуса.
Третий механизм подразумевает воздействие на межпозвонковые суставы. Капсулы суставов имеют внутренние слои – менискоиды. Изнутри суставная полость покрыта так называемой хондросиновиальной тонкой и скользкой желатиновой мембраной. Она заключает между своими сотами, как в губке, синовиальную жидкость [Kos, 1968; Чудновский, Зайцева, 1986].
При полиартритах эта мембрана поражается первой, ещё до поражения хряща. При остеохондрозе в полостях межпозвонковых суставов может наблюдаться смещение менискоида в полость сустава, а также его отрыв, секвестрирование и ущемление этого фрагмента между суставными хрящами; это приводит к блокированию сустава и нарушению его нормальной подвижности [Lewit, 1973]. Другие исследователи (например, Yung, Bavermeister) также указывают: при тракционных воздействиях может происходить восстановление нормального положения менискоида, что ведёт к временному уменьшению болей или длительной ремиссии.
Таким образом, при выполнении тракционных техник клиническое улучшение может быть обусловлено: механическим растягивающим воздействием на структуры позвоночника, реализацией рефлекторных влияний на рецепторы мышц и связок, а также за счёт улучшения состояния (деблокирования) межпозвонковых суставов.
В современной вертебрологии тракции зачастую выполняются с помощью специальных приспособлений – тракционных столов, подвесов, выполняются тракции в воде в специальных ваннах и т. п. Йогатерапия ориентирована на то, чтобы человек помогал себе сам, применяя минимум специальных средств. Поэтому здесь мы рассмотрим те йогические техники, которые могут быть выполнены каждым в обычных домашних условиях.
Ардха-бхуджангасана (половинная поза кобры) – тракция грудного и поясничного отделов позвоночника (рис. 39). И. п. – лёжа на животе, руки согнуты в локтях, предплечья на полу и параллельны друг другу. Локти располагаются на полу под плечевыми суставами либо несколько дальше в сторону таза; прогиб в позвоночнике при этом практически отсутствует, и весь позвоночный столб образует пологую дугу от крестца до макушки (голова не опускается и не запрокидывается, являясь продолжением линии позвоночника). Из этого положения выполняем тянущее движение руками, как будто хотим "затянуть" пол под себя. Плечи при этом плавно подаются вперёд, позвоночник натягивается вперёд вслед за плечами. На первом этапе выполняется динамический вариант: плечи медленно движутся вперёд, позвоночник натягивается и тянет за собой таз и ноги, которые медленно ползут вслед за плечами. Протащив таз вперёд на несколько сантиметров, перемещаем руки вперёд и снова протаскиваем заднюю часть тела по полу. Последовательность повторяем несколько раз; лучше это делать не на йогическом "липком" коврике, а на относительно скользком полу. Статический вариант выполняется из того же исходного положения: "натягивая" пол под себя, подаём плечи вперёд так, чтобы позвоночник растянулся между плечами и тазом, но не развиваем такого усилия, чтобы таз пополз вперёд; сохраняя растяжение позвоночника, остаёмся в этом положении.
Статический вариант могут дополнять мягкие движения плечами из стороны в сторону, позвоночник при этом остаётся растянутым (рис. 40).
Рис. 39 Рис. 40
Фиксация в статическом варианте 1–2 минуты, либо выполняется несколько менее продолжительных подходов.
В этом варианте тракции позвоночник растягивается по оси при помощи двух разнонаправленных сил – движения вперёд за счёт работы мышц плечевого пояса и силы тяжести таза и нижних конечностей.
Тракция шейного отдела лёжа на животе – изолированно воздействует на шейный отдел (рис. 41). И. п. – лёжа на животе, кисти рук расположены ладонями вниз друг на друге в области горла, большими пальцами в сторону грудной клетки. Локти симметрично выдвинуты вперёд. Подбородок упирается в рёбра ладоней. Голова не запрокидывается макушкой вверх; по возможности макушка направлена вперёд, а шея располагается параллельно полу. Иногда нос при этом упирается в пол, в этом случае ладони следует сдвинуть на 1–2 см вперёд. Точка опоры в данном случае – подбородок; слегка напрягая кивательные (грудино-ключично-сосцевидные) мышцы шеи, нужно упереться подбородком в рёбра ладоней, при этом расслабляя и растягивая заднюю поверхность шеи. Расслаблять лицо, дышать свободно. Фиксация 20–60 секунд.
После описанного выше (статического) варианта выполняется динамический: продолжая мягко упираться подбородком в рёбра ладоней, выполняются перекатывания головы из стороны в сторону. Задняя поверхность шеи при этом расслаблена. Многократные перекаты в течение 2–3 минут.
В данной тракции растягивающей силой являются: сила тяжести головы и сила кивательных мышц шеи, с одной стороны, и сила тяжести грудной клетки и всего тела – с другой.
Тракция шейного отдела также может выполняться из положения сидя или стоя за счёт надавливания подбородком на кулак, вставленный между подбородком и грудиной [Попелянский, 2011]. Возможен вариант использования вместо кулака мягкого пенополиурета-нового кирпича (рис. 42 и 43).
Рис. 41 Рис. 42 Рис. 43
Тракция грудного и поясничного отдела в модификации марджариасаны. И. п. стоя на коленях и на локтях; локти упираются в колени (рис. 44 а, б). Позвоночник прямой, спина не скругляется и не прогибается. Голова не запрокидывается и не опускается, шея и голова – продолжение линии позвоночного столба. Из этого положения выполняем мягкие медленные движения, напоминающие перетягивание каната, – поочерёдно смещаем корпус то вперёд, то назад; тянемся макушкой вперёд, потом копчиком назад; руки и ноги находятся в постоянном напряжении, позвоночник растягивается между плечевым поясом и тазом. Движение выполняется медленно, почти незаметно, с постоянным самосопротивлением.
Рис. 44 а Рис. 44 б
Динамический вариант адхо-мукха-вирасаны. И. п. пациента – адхо-мукха-вирасана (шашанкасана, ардха-курмасана): опора на колени, переднюю поверхность голеней и тыльную поверхность стоп, таз располагается на пятках, колени чуть врозь, руки чуть согнуты в локтях, лоб и предплечья лежат на полу. В том случае, если из-за тугоподвижности тазобедренных и коленных суставов таз не опускается на пятки, между ягодицами и лодыжками подкладывается болстер или одеяло; если лоб не достаёт до пола – также подкладывается подушка соответствующей высоты. На вдохе таз приподнимается над пятками (умеренно, на 20–30 сантиметров), пальцы рук переползают вперёд (рис. 45); на выдохе таз медленно опускается в исходное положение, пальцы рук при этом "вцепляются" в пол и ползут вслед за тазом, создавая лёгкое сопротивление движению (рис. 46). При этом позвоночник растягивается между плечами и тазом. Последовательность повторяется 10–12 раз.
Рис. 45 Рис. 46
Эффективность некоторых тракционных техник может быть увеличена с помощью ассистента (йогатерапевта).
Тракция с кифозированием поясничного отдела в адхо-мукха-вирасане. И. п. пациента – адхо-мукха-вирасана (см. описание в предыдущей технике).
В данной тракционной технике есть несколько стадий с постепенным увеличением интенсивности воздействия. Первая стадия – ассистент основанием ладони мягко (!) надавливает на нижнюю часть крестца, поясничный отдел при этом кифозируется (рис. 47). Вторая стадия – ассистент оказывает аналогичное воздействие, аккуратно присаживаясь на нижнюю часть крестца пациента; при этом не следует садиться всем весом тела, сохраняя ноги напряжёнными и за счёт этого тщательно дозируя степень воздействия (рис. 48).
Рис. 47 Рис. 48
Первая и вторая стадии в основном осуществляют кифозирование поясничного отдела, третья стадия – тракцию в сочетании с кифозированием. Пациент сцепляет руки в замок и располагает их в области нижней трети правой голени ассистента, руки пациента при этом должны быть полностью выпрямлены в локтях. Правая нога ассистента выпрямлена в колене, пятка приподнята над полом. Левая нога выставлена вперёд и согнута в колене. Основания обеих ладоней ассистент располагает на нижней части крестца пациента. Пациент делает глубокий вдох, потом длинный растянутый выдох (лучше с помощью уджайи), ассистент в это время мягко надавливает руками на крестец, при этом опуская правую пятку на пол (рис. 49 и 50).
Рис. 49 Рис. 50
Позвоночник пациента при этом растягивается между двумя точками – крестцом (фиксируемый руками ассистента) и плечевым поясом (который тянется за счёт движения правой ноги ассистента).
При этом тракция сочетается с кифозированием поясницы.
При наличии шведской стенки (или вбитых в стену крюков) также возможны варианты тракционных воздействий:
Адхо-мукха-шванасана в тракционном варианте на ремне – для выполнения требует ремня, привязанного к перекладине шведской стенки на уровне дверной ручки либо к вбитому в стену крюку на том же уровне. Ремень располагается поперёк таза на уровне паховых складок, пятки пациента располагаются на полу возле плинтуса либо упираются в стену. Ноги по возможности выпрямляются в коленях, но допустимо несколько сгибать их. Руки выпрямляются и выносятся максимально вперёд; шея расслаблена. Позвоночник подвергается тракции за счёт веса тела (рис. 51). Положение фиксируется от 1 до 3 минут.
Если есть возможность, ассистент может увеличить тракционное воздействие, захватив запястья пациента и мягко потянув его за руки (рис. 52); пациент при этом получает установку на полное расслабление плечевого пояса.
Рис. 51 Рис. 52
Уткатасана в тракционном варианте – здесь потребуется длинный ремень, закреплённый на верхней перекладине шведской стенки (или на крюке соответствующего уровня). Стопы вместе, ноги согнуты в тазобедренных и коленных суставах; прямые руки держатся за ремень так, что руки и корпус от кистей до таза вытягиваются в одну прямую линию, продолжающую линию ремня. Колени располагаются над стопами или чуть впереди. Таз "повисает" и тянет вниз позвоночник. В дополнение к этому тракционному воздействию одновременно выполняется динамическое движение тазом на "тазобедренной оси": копчик движется вперёд (поясница кифозируется, рис. 53), затем назад и вверх (поясница лордозируется, рис. 54), степень данных воздействий на поясничный лордоз зависит от его выраженности у конкретного практикующего и текущих задач йогатерапии.
В данной технике тракция поясничного и грудного отделов достигается за счёт действия силы тяжести тела практикующего. Кроме того, есть возможность сочетать растяжение с коррекцией поясничного лордоза.
На наличие тракционного воздействия и его степень может влиять активность мышц – выпрямителей позвоночника и мелких околопозвоночных мышц (межостистых, межпоперечных и др.). При включении этих мышечных групп позвонки сближаются, фиксируются относительно друг друга, и возможность растяжения позвоночника при этом уменьшается (то есть, по мнению некоторых специалистов, тракция становится менее эффективной). Из приведённых выше примеров включение мышц спины можно предполагать, например, прежде всего в адхо-мукха-шванасане или в уткатасане. Полное расслабление мышц спины более достижимо в ардха-бхуджангасане, адхо-мукха-вирасане с ассистентом. Полная ясность в этом случае может быть внесена лишь с помощью объективных методов исследования. Во всяком случае, при подборе и выполнении всех вариантов тракций следует стремиться к максимальному расслаблению мышц позвоночника.
Рис. 53 Рис. 54
В приведённых примерах тракции поясничного отдела чаще всего сочетались с его кифозированием. Некоторые техники подразумевают тракцию позвоночника в сочетании с лордозированием поясницы (баддхако-насана в висе на ремне). Предполагается, что данный вариант предпочтителен при межпозвонковых грыжах в сочетании с уменьшением лордоза ("плоской пояснице"). Однако практический опыт применения тракций в сочетании с лордозированием поясницы говорит о большей вероятности клинического ухудшения. Кроме того, ряд авторитетных источников [Дубнов, 1967; Попелянский, 2011] указывают на нежелательность проведения тракций в положении разгибания позвоночника. Большинство авторов указывают на целесообразность растяжения в обычной позе больного или в позе лёгкого кифозирования поясничного отдела [Краснянский, 1967; Булдакова, Тихонова-Гапон, 1973 и др.].
Интересным представляется также выбор режима тракционного воздействия – постоянное растяжение либо динамическое, прерывистое, с постоянным мягким изменением силы тракций, регулярным ослаблением и увеличением силы воздействия. Некоторые данные позволяют думать, что второй вариант (прерывистое динамическое воздействие) более предпочтителен. То есть на протяжении времени тракционного воздействия следует плавно циклически менять степень вытяжения, ослабляя и усиливая его. Изменения вытяжения можно проводить в ритме дыхания пациента (усиливая его во время выдоха и ослабляя на вдохе), либо более длительными циклами. В целом же "наиболее целесообразны нацеленные на определённый отдел позвоночника относительно локальные, дозированные и непродолжительные тракции" [Попелянский, 2011].
Сила тракции нуждается в тщательном и аккуратном дозировании. В вертебрологических клиниках тракции выполняются при помощи специального оборудования, позволяющего измерять силу растяжения с точностью до килограмма. В йогатерапии чаще всего таких возможностей нет, поэтому следует начинать с наиболее мягких воздействий, постепенно увеличивая степень растяжения, и здесь основным критерием будет самочувствие пациента во время и после тракции. Время воздействия также следует наращивать постепенно, от занятия к занятию, начиная с 30–60 секунд и постепенно доводя до 4–5 минут.
Аккуратность и осмотрительность необходима в связи с тем, что тракции могут приводить и к негативным результатам. Чрезмерное по силе воздействие (например, вис на турнике, в результате чего на позвоночник "вешается" сразу чрезмерно большой вес) может приводить к ответному рефлекторному спазму пара-вертебральных мышц, усилению компрессии корешка и болей. Более того, как показывает практика, в небольшом проценте случаев подобные негативные реакции могут вызывать и минимальные по силе тракции. Боли иногда усиливаются в начале тракции, что может быть обусловлено резкой спастической реакцией поясничных мышц; однако это требует не немедленного отказа от тракционной терапии, а более плавного наращивания нагрузки и, что очень важно, – предварительной подготовки мышц позвоночника [Попелянский, 2011]; в йогатерапии такой подготовкой будет соответствующая, в первую очередь динамическая, практика. Поэтому тракционные воздействия целесообразно выполнять в конце йогатерапевтического комплекса.
Положительная оценка терапевтической эффективности различных вариантов растяжения дана большим количество авторов, которые сообщают о высоком проценте улучшений: от 67 % до 98 % [Troisier, 1962; Фарбер, 1970 и др.]. Однако у определённой группы больных (4 %) тракционные техники вызывают ухудшение. Худшие и отрицательные результаты чаще получают при секвестрированных грыжах.
Избежать негативных результатов помогает постепенное введение тракционных техник и мягкое наращивание нагрузки. И, разумеется, важным аспектом здесь будет учёт противопоказаний.
Противопоказания к применению тракционных техник:
1. Гемангиомы позвонков. Эти доброкачественные сосудистые опухоли сегодня являются частой находкой на МРТ-исследовании. Чаще всего они бессимптомны, располагаются в глубине тел позвонков или крестца и, по мнению большинства вертебрологов, не являются противопоказаниями к тракционным и мануальным воздействиям. Однако в ряде случаев гемангиомы приводят к целому ряду серьёзных нарушений в работе позвоночника и спинного мозга. Я. Ю. Попелянский приводит сообщение другого известного отечественного вертебролога: "Я. Л. Цивьян сообщил о параплегии, развившейся в результате тракционного лечения, последнее было назначено физиотерапевтом по поводу остеохондроза, тогда как у больного была гемангиома поясничного позвонка". В данном сообщении не приводятся данные о локализации и размерах гемангиомы, неизвестен преморбидный фон (то есть чем страдал больной кроме остеохондроза и гемангиомы), неизвестна также и величина приложенного тракционного усилия. Возможно, имела место крупная гемангиома, расположенная близко к краю позвонка или поверхностно, возможно – на фоне остеопороза; всё это в совокупности и могло привести к столь негативным последствиям.
В практической работе обсуждаемая проблема встаёт довольно часто, когда встречается сочетание гемангиомы позвонка и грыжи диска. Грыжи являются показанием к выполнению тракций (напомним, что они оказывают положительный эффект в 96 % случаев), а вот выполнение тракций при гемангиоме – это вопрос уже не столь однозначный.
Среди противопоказаний к тракциям Попелянский прямо указывает на "деструктивные процессы в позвоночнике", после чего и приводит этот пример с гемангиомой. Любую опухоль (в том числе и гемангиому), нарушающую нормальную структуру тела позвонка, следует считать деструктивным процессом. Вспомним патологические переломы позвоночника, которые развиваются при остеопорозе, дисплазиях, метастазах в позвоночнике и при целом перечне различных заболеваний – переломы возникают спонтанно, вследствие внутренних патологических процессов. Гемангиомы тоже могут быть причиной патологических переломов и других серьёзных проблем.
Коллектив исследователей во главе с А. Roco рассматривают 5 механизмов поражения спинного мозга и корешков при гемангиоме: 1) дислокация позвонка; 2) деформация и сужение канала; 3) прорастание опухоли в эпидуральное пространство; 4) переломы позвонка; 5) формирование эпидуральных гематом.
Очевидно, что чем крупнее гемангиома (а также чем старше человек и чем больше сопутствующих заболеваний, в том числе банальных – например, климактерический остеопороз), тем выше риск перечисленных осложнений. В отдельных случаях внешние вмешательства (в том числе тракционные) могут этот риск повышать.
Однако большинство гемангиом всю жизнь остаются бессимптомными, и проделанные тракции не причиняют таким больным вреда, тем более что в йогатерапии сила тракционного воздействия, как правило, весьма умеренна. Это касается мелких гемангиом, располагающихся в толще тела позвонка или крестцовой кости. Если же речь идёт о крупных гемангиомах, либо располагающихся в дужке позвонка, а также сопровождающихся существенной патологией обмена веществ и эндокринной системы, то в этих случаях решение о применении тракционных техник следует принимать совместно с врачом-вертебрологом.
Практический опыт свидетельствует: положительного клинического эффекта можно добиваться и без применения тракций. В целом данный вопрос требует дальнейшего анализа и обобщения опыта. Это позволит разработать более чёткие критерии по применению тракций и других воздействий при гемангиомах различных размеров и локализаций.
2. Секвестрированные межпозвонковые грыжи (тракция может вызвать дальнейшее смещение секвестра и ухудшение симптоматики). Данное противопоказание также не является абсолютным, но требует тщательного подбора силы и варианта тракционного воздействия.
3. Структурные сколиозы.
4. Компрессия "конского хвоста".
5. Существуют жалобы, которые являются сигналами к прекращению тракций [Barbor, Camb, 1954]: во-первых, усиление болей в первый же момент растяжения (считается, что это происходит за счёт смещения секвестра); во-вторых, усиление боли в момент прекращения тракции (выдавливание грыжи в момент сближения тел смежных позвонков); в-третьих, появление во время тракции боли, иррадиирующей в ногу (смещение грыжи в направлении корешка).

Межпозвонковые грыжи

Межпозвонковые грыжи – широко распространённая патология, причиняющая немало страданий человеческому роду, порой приводящая к инвалидизации и в некоторых случаях звучащая как показание к хирургическому лечению.
Вместе с тем межпозвонковые грыжи – одно из состояний, наиболее отзывчивых к практике йогатерапии. При регулярной и правильно построенной практике в большинстве случаев удаётся добиться значительного уменьшения клинических проявлений (болевого синдрома, чувствительных и двигательных расстройств), а также получить объективные подтверждения положительной динамики (например, уменьшение размеров грыж по данным магнитно-резонансной томографии).
Межпозвонковые грыжи (МПГ) являются закономерной стадией течения остеохондроза (ОХ).
Термин "остеохондроз" введён в клиническую литературу А. Гильденбрандтом (A. Hildenbrandt) в 1933 году. Под термином "остеохондроз позвоночника" (ОХП) понимают первичный дегенеративный процесс в межпозвонковых дисках, что в свою очередь ведёт к развитию вторичных изменений в костно-связочном аппарате позвоночника [Епифанов, Епифанов, 2008б].
Процесс ОХП в данном случае именуется первичным, так как не имеет каких-либо конкретных, обязательных причин (которые позволили бы называть его вторичным); остеохондроз развивается в результате совокупности большого количества факторов, и в разных случаях их комплекс может быть разным. Однако к основным причинам, вызывающим остеохондроз позвоночника, следует отнести:
– анатомическое особенности кровоснабжения межпозвонкового диска: после 22–25 лет (а зачастую и ранее) происходит облитерация и исчезновение сосудистой системы МПД, вследствие чего в дальнейшем его питание происходит путём диффузии из прилегающих тканей. Таким образом, МПД становится "заложником" кровотока в окружающих его тканях, и при снижении кровообращения нарушается процесс обеспечения тканей МПД водой (что особенно важно для поддержания его оптимальной структуры и функций) и питательными веществами. Это приводит к дегидратации МПД, снижению его эластических и амортизационных свойств, утрате им своей нормальной структуры;
– отсутствие оптимального двигательного режима – гиподинамия – приводит к снижению кровотока в окружающих МПД мышцах (и, следовательно, к нарушениям трофики МПД); избыточные же физические нагрузки (особенно связанные с чрезмерным вертикальным, осевым воздействием на позвоночник) также способствуют сдавлению, дегидратации и дегенерации диска. К этой же группе относится профессиональная деятельность с длительным вынужденным положением тела (хирурги, стоматологи, бухгалтеры и т. п.): вынужденное положение тела в течение нескольких часов приводит к нефизиологичной компрессии отдельных структур позвоночного столба и нарушению их трофики;
– генетическая предрасположенность: особенности строения связочного аппарата (в рамках соединительнотканной дисплазии) – при чрезмерной растяжимости задней продольной связки и других связочных структур позвоночника создаются дополнительные условия для формирования "слабых анатомических мест" с последующим грыжеобразованием;
– избыточный вес и ожирение, создающие постоянное увеличение осевой нагрузки на позвоночник;
– травмы позвоночника; – различные сопутствующие изменения и деформации опорно-двигательного аппарата: плоскостопие, нарушения осанки, сколиозы;
– нарушения обмена веществ (сахарный диабет и ряд других эндокринных заболеваний);
– дефицит микроэлементов, витаминов и белков.
Далеко не все причины, перечисленные выше, встречаются у всех больных остеохондрозом; к развитию заболевания приводят разнообразные сочетания этиологических факторов. Таким образом, остеохондроз позвоночника следует называть мультифакторным заболеванием.
Остеохондроз позвоночника широко распространён в популяции: в возрасте до 20 лет синдромы остеохондроза выявляются у 5,7 % населения, 21–30 лет – у 17 %, 31–40 лет – у 48 %, 41–50 лет – у 71 %, 51–60 лет – у 74 %. У лиц старше 60 лет частота различных синдромов остеохондроза достигает уже 80 % [Попелянский, 2011].
Согласно приведённому выше определению, процесс остеохондроза начинается в межпозвонковом диске: в силу различных факторов МПД утрачивает свои исходные свойства, снижается его насыщенность водой, упругость и эластичность. Пульпозное ядро высыхает, может распадаться на отдельные фрагменты; фиброзное кольцо также теряет свою исходную структуру, истончается и трескается. Пульпозное ядро проникает в дефекты диска, что способствует дальнейшим его разрывам, выпячиванию и выбуханию МПД за пределы тел позвонков.
Межпозвонковый диск сверху и снизу ограничен гиалиновой пластинкой, которая фиксирует его, сращиваясь с надкостницей позвонков; кроме того, спереди и сзади МПД ограничен передней и задней продольной связками. При смещении пульпозного ядра происходит "выдавливание" фиброзного кольца и связочного аппарата; если происходит выбухание МПД без разрыва фиброзного кольца и связок, это обычно называется протрузией.
Следующая за протрузией стадия – разрыв фиброзного кольца, продольных связок позвоночного столба и выпадение пульпозного ядра за пределы тел позвонков, в этом случае принято говорить о грыже межпозвонкового диска. В случае прорыва передней продольной связки и выхода МПД вперёд грыжа будет называться передней. Если грыжевое выпячивание направлено назад (при этом происходит разрыв задней продольной связки и выпячивание пульпозного ядра в просвет позвоночного канала), то такая грыжа называется задней (рис. 55).
Рис. 55 (рисунок автора)
Поскольку задняя грыжа направлена в просвет спинномозгового канала, она может воздействовать на оболочки спинного мозга; если же грыжа направлена вбок – боковая грыжа, – то в этих случаях часто наблюдается проникновение грыжи в межпозвонковое отверстие и компрессия нервного корешка. В тех случаях, когда грыжевое выпячивание направлено одновременно и назад, и вбок, говорят о задне-боковой грыже.
Наиболее яркая симптоматика остеохондроза обычно обусловлена задними и заднебоковыми грыжами, которые компремируют нервный корешок, что в свою очередь приводит к возникновению корешковых синдромов: сдавление чувствительных и двигательных волокон спинномозгового нерва приводит к нарушениям чувствительных и двигательных функций. Двигательные волокна расположены по периферии нерва, поэтому сдавливаются в первую очередь, что может приводить к возникновению по ходу нервных стволов болей, онемений, чувства "затекания", мурашек и других ненормальных ощущений. Двигательные волокна расположены в глубине спинномозгового нерва, и потому страдают не сразу и при более грубых воздействиях на нервный ствол; в этих случаях может иметь место слабость иннервируемых мышц, вплоть до утраты способности к движению, а также атрофии, истончения и уменьшения мышцы в объёме.
Если часть пульпозного ядра отрывается от основной его массы и уходит в просвет спинномозгового канала, такая грыжа называется секвестрированной ("секвестр" – отдельный фрагмент, рис. 56). Секвестрированная грыжа уже не может вернуться в межпозвонковое пространство, способна смещаться вдоль спинного мозга, оказывать длительное, стойкое давление на нервные корешки и гораздо хуже поддаётся методам йогатерапии.
Рис. 56 (рисунок автора)
Ещё один вид грыжи межпозвонкового диска описал Г. Шморль (G. Schmorl), и потому данный вариант называется грыжей Шморля – в этом случае часть пульпозного ядра проникает в костную ткань тела позвонка, образуя в ней дефекты и углубления. Грыжи Шморля зачастую считаются диагностическими находками, не проявляющимися клинически [Епифанов, Епифанов, 2008б], однако, по мнению Я. Ю. Попелянского, "нередко проникновение грыжи Шморля в тело позвонка может сопровождаться болью"; последнее утверждение находит подтверждения в клинической практике.
Вследствие описанных выше процессов на уровне межпозвонкового диска начинаются вторичные изменения в структуре и функциях костно-связочного аппарата позвоночника.
При перемещении пульпозного ядра за пределы тел позвонков высота МПД снижается, и как следствие – смещаются навстречу друг другу суставные отростки позвонков, меняется конфигурация межпозвонковых суставов, увеличивается осевая нагрузка на них, развивается хроническая микротравматизация хрящевых поверхностей. Суставные поверхности, чаще в нижележащем позвонке, становятся неровными, уменьшается их конгруэнтность, меняется внутрисуставное давление, могут образовываться внутрисуставные хрящевые тела [Продан и др., 1992]. Одновременно происходит "разбалтывание" капсулы сустава, что способствует смещению позвонков относительно друг друга в горизонтальной плоскости (спондилолистез). Описанные изменения на уровне суставов именуются спондилоартрозом.
В силу изменения трофики и метаболизма в ткани суставных отростков начинается образование краевых костных разрастаний (остеофитов), которые направлены во все стороны, включая зону межпозвонкового отверстия.
Сужение межпозвонковых отверстий – один из ключевых патогенетических моментов остеохондроза. Здесь располагаются спинномозговые нервы, которые обычно ущемляются в канале отверстия, и это приводит к развитию симптоматики корешкового синдрома. При снижении высоты МПД уменьшается вертикальный размер межпозвонкового отверстия [Turner, Oppenheimer, 1936].
За счёт разрастания верхнего суставного отростка одновременно уменьшается и горизонтальный размер отверстия [Duus, Hadley, 1951]. В суженном отверстии сдавление нерва может произойти костными разрастаниями, грыжей, проникающей в межпозвонковое отверстие. Минимальное сдавление нерва воздействует прежде всего на его венозные сосуды, что приводит к локальному нарушению венозного оттока и отёку, а затем отёкший нервный ствол сдавливается узким каналом межпозвонкового отверстия. При длительно текущем сдавлении развивается фиброз нерва и как следствие – стойкие нарушения осуществляемых им функций.
И наконец, процессы остеохондроза позвоночника могут затрагивать столь важный орган, как спинной мозг. На нижнепоясничном уровне грыжа диска или костные разрастания могут влиять на состояние спинного мозга лишь косвенно через сдавленные корешко-воспинальные сосуды. А вот в шейном отделе грыжевое выпадение диска кзади может приводить к сдавлению спинного мозга [Попелянский, 2011]. Так или иначе, межпозвонковые грыжи или костные разрастания (как основные проявления остеохондроза) могут либо непосредственно деформировать спинной мозг, либо сдавливать артериально-венозные сосудистые элементы спинного мозга, приводя к хроническим и острым нарушениям спинального кровообращения и разнообразным дисфункциям спинного мозга.
Заканчивая этот краткий обзор причин и механизмов развития остеохондроза, следует заметить, что данное заболевание – процесс прежде всего дегенеративный, то есть связанный с естественной утратой тканями своих свойств, иначе говоря – с процессами инволюции, старения. Остеохондроз – удел всех представителей рода человеческого: связанный отчасти с прямохождением (дающим постоянную осевую нагрузку на позвонки и межпозвонковые диски), отчасти с генетическими программами (заставляющими в определённом возрасте исчезнуть сосудистую сеть МПД), и отчасти с внешними факторами – такими как образ жизни. На последний из упомянутых мы как раз и можем повлиять, и здесь огромным подспорьем может стать йогатерапия. Построение йогатерапии остеохондроза и межпозвонковых грыж должно строиться с учётом конкретных ограничений (исключаются йогические техники, способные ухудшить состояние межпозвонковых дисков, увеличивающие давление в них) и с введением в регулярную практику тех элементов, которые прицельно способствуют улучшению питания МПД, восстановлению их структуры и положения.

Противопоказания в практике при межпозвонковых грыжах

Стратегия йогатерапии обычно строится по двум направлениям: во-первых, из практики исключаются потенциально опасные элементы, способные ухудшить течение заболевания (при грыжах дисков, например, это могут быть чрезмерные осевые нагрузки, увеличивающие давление на межпозвонковый диск), во-вторых, в практику должны быть введены элементы, целенаправленно оказывающие положительное воздействие на заболевание (например, тракционные техники при грыжах дисков).
Кроме того, практика должна быть доступной и легко воспроизводимой, чтобы пациент сразу мог взять её на вооружение. При соблюдении данных требований практика йоги может именоваться терапевтической.
Йогатерапия межпозвонковых грыж (МПГ) должна отвечать вышеперечисленным требованиям. Рассмотрим основные направления и принципы, по которым должна строиться программа занятий в этом случае.
Техники, противопоказанные при грыжах межпозвонковых дисков:
Глубокие наклоны вперёд к прямым ногам
Применительно к грыжам поясничного отдела – это пашчимоттанасана, уттанасана, джану-сиршасана, а также подобные им асаны, в которых прямая нога (или обе ноги) приводятся к корпусу: урдхва-мукха-пашчимоттанасана, глубокие варианты падан-гуштхасаны и т. п. Применительно к грыжам шейного отдела данное противопоказание касается глубоких наклонов головы вперёд, джаландхара-бандхи, а также асан, в которых она выполняется (сарвангасана, халасана и т. п.).
При сгибании позвоночника (движение, происходящее при наклоне) межпозвонковое пространство уменьшается, увеличивается давление в передних отделах диска; пульпозное ядро смещается назад и давит на задние волокна кольца [Капанджи, 2009]. В том случае, если повреждения фиброзного кольца и выпадения пульпозного ядра уже имеют место, наклоны вперёд могут увеличить или спровоцировать грыжевое выпячивание. Наклоны вперёд провоцируют дебют заболевания в 12–13 % всех случаев [Попелянский, 2011]. Это реже, чем при подъёме тяжестей (64 %), но всё же достаточно часто, чтобы считать эту позу неблагоприятной для течения остеохондроза.
При выполнении наклона к прямым ногам часть этого движения происходит за счёт поворота таза на оси тазобедренных суставов; принято считать, что в этом случае поясница остаётся прямой, положение позвонков относительно друг друга не меняется – следовательно, такой наклон для поясницы безопасен. Однако подвижность тазобедренных суставов (в том числе и в этой плоскости) у разных людей различна; в определённый момент объём этого движения исчерпывается и дальнейший наклон происходит уже за счёт сгибания поясничного отдела – со всеми вытекающими (описанными выше) последствиями. У людей с жёсткими связками и мышцами задней поверхности бёдер поворот таза может ограничиваться также натяжением этих структур. Момент, в который прекращается движение таза и начинается сгибание позвоночника, очень сложно точно уловить – речь идёт в буквальном смысле о миллиметрах, которыми измеряются соотношения тел позвонков, расположения пульпозного ядра и фиброзного кольца, и в определённый момент наклон вперёд, выполняемый, как нам кажется, за счёт поворота таза, может привести к смещению пульпозного ядра кзади.
Кроме приведённых выше биомеханических причин, наклоны к прямым ногам при поясничных грыжах могут оказывать негативные эффекты за счёт влияния на седалищный нерв и иннервируемые им структуры. Не углубляясь в анатомические подробности, отметим только, что седалищный нерв является самым крупным нервом человеческого тела, представляет собой продолжение нервного крестцового сплетения, выходит из полости таза на заднюю поверхность бедра и далее следует вниз, разделяясь в области подколенной ямки на мало– и большеберцовые ветви. По ходу седалищного нерва от него отходят двигательные и чувствительные ветви к мышцам бедра, голени и стопы.
Патология поясничного отдела позвоночника очень часто сопровождается болями по ходу седалищного нерва: жгучего, мозжащего, ломящего характера, эти боли ранее назывались "воспалением седалищного нерва". Позже стало известно, что причина этой патологической симптоматики не в воспалении, а в сдавлении спинномозговых нервов (чаще всего грыжей), что и даёт болезненные ощущения по ходу всего нерва.
При поясничном остеохондрозе и грыжах дисков используется диагностический тест, называемый симптомом Ласега: пациент в положении лёжа на спине поднимает ногу, выпрямленную в коленном суставе, при патологии поясничного отдела позвоночника обычно при этом ощущается болезненность по ходу
седалищного нерва и в области поясницы (рис. 57). При сгибании ноги в коленном суставе боль исчезает (рис. 58). Данный симптом выявляется в 61 % в стадии обострения, и в 55 % в стадии относительной ремиссии [Веселовский, Строков, 1971]. Появление болей связано не с растяжением седалищного нерва, как считалось ранее: среди мышц бедра нерв располагается волнообразно, а не прямолинейно; в опытах на трупах различные авторы наблюдали растяжение нерва лишь при значительном сгибании ноги в тазобедренном суставе. У больных же боли появляются нередко уже при сгибании на 10–15 градусов, когда не идёт речи о растяжении нерва [Попелянский, 2011].
Рис. 57 Рис. 58
В данном случае боли и патологические реакции возникают при растяжении мышц и фиброзных тканей задней поверхности бедра, что приводит к включению неблагоприятных рефлекторных механизмов, по-видимому, вовлекающих и мышечные элементы поясничного отдела. Поэтому даже к таким на первый взгляд мягким вариантам сгибания в тазобедренном суставе с прямой ногой, как супта-падангуштасана-1 (рис. 59), следует относиться осторожно, особенно у больных, недавно перенёсших обострение поясничных болей. При этом следует заметить, что на практике супта-падангуштасана-1 в ряде случаев оказывает положительный эффект – по-видимому, в этих случаях происходит рефлекторное снятие мышечных спазмов поясничного отдела.
Рис. 59
Глубокие прогибы Это следующая категория техник, противопоказанных при межпозвонковых грыжах. Применительно к шейному отделу под этим следует понимать глубокие запрокидывания головы в любых положениях тела. Что касается поясничного отдела, то при грыжах дисков не следует выполнять все прогибы, которые могут вызвать значительное усиление поясничного лордоза, – в основном это асаны, в которых используются руки для усиления прогиба: дханурасана, бхуджангасана, урдхва-мукха-шванасана, чакрасана, раджакапотасана и множество других.
При увеличении лордоза любого отдела позвоночника уменьшается диаметр межпозвонковых отверстий и повышается риск ущемления спинномозгового нервного корешка. Кроме того, в глубоком прогибе существует опасность сближения задних краёв тел позвонков; при задних и задне-боковых грыжевых выпячиваниях это может привести к "ущемлению" грыжи между краями позвонков и спровоцировать секвестрирование (отрыв фрагмента) пульпозного ядра.
При поясничных грыжах допустимы неглубокие прогибы, выполняемые лишь мышцами спины из положения лёжа на спине, без опоры на руки: сарпасана, нираламба-бхуджангасана, различные варианты шалабхасаны.
Скручивающие элементы сидя и стоя
Фиброзное кольцо межпозвонкового диска состоит из соединительнотканных волокон, сращивающихся с телами позвонков и располагающихся в различных направлениях. При осевой ротации волокна, идущие по направлению движения, расслабляются, а волокна с противоположным направлением – растягиваются; натяжение волокон максимально в центральных волокнах кольца, имеющих наиболее косое направление. Пульпозное ядро за счёт этого сильно сдавливается [Капанджи, 2009]. Наличие вертикальной осевой нагрузки, а также дополнительных смещений в виде сгибания увеличивает давление на пульпозное ядро и нагрузку на фиброзные волокна кольца. Поэтому при грыжах дисков не выполняются скручивания сидя (ардха-матсиендрасана, маричиасана и т. д.) и стоя (все варианты стоячих асан типа "паривритта"). Категорически нежелательны сочетания скручиваний с наклонами (паривритта-джану-сиршасана и ей подобные).
В йогатерапии межпозвонковых грыж используются скручивания лёжа в динамических и статических вариантах; в данном случае отсутствует осевая вертикальная нагрузка, усиливающая давление на диск; кроме того, нет выраженных сгибаний и разгибаний. Как показывает практика, скручивающие элементы в горизонтальном положении позвоночника безопасны в использовании при наличии грыж дисков.
Осевые нагрузки на позвоночный столб
Разумеется, увеличение осевой нагрузки на межпозвонковый диск способно усилить грыжевое выпячивание или спровоцировать его. Поэтому исключаются асаны, в которых возрастает осевая вертикальная нагрузка – например, сиршасана с полной или частичной опорой на голову, уттана-падасана и подобные им, при грыжах шейного отдела позвоночника.
Прыжки и резкие движения
Отбросы ног в чатуранга-дандасану, прыжки из одной асаны в другую и резкие вьяямы с аплитудными движениями корпуса могут вызвать смещение грыжевого выпячивания, рефлекторый мышечный спазм и ухудшение симптоматики.

Принципы построения практики при межпозвонковых грыжах

Мы переходим к разбору тех направлений, которые следует включать в практику йоги при дисковых грыжах, так как они способны целенаправленно улучшать состояние позвоночного столба и самочувствие пациента.
Динамические техники. Динамическая работа мышц, непосредственно прилегающих к позвоночному столбу, требует усиления кровоснабжения мышечной ткани. Стимуляция кровообращения в мышечной ткани создаёт условия для диффузии воды и питательных веществ в ткани межпозвонкового диска, способствует насыщению водой пульпозного ядра и восстановлению структуры межпозвонкового диска. Кроме того, регулярная работа мышц ведёт к увеличению мышечной массы и, следовательно, – усилению объёмного кровотока круглосуточно, а не только во время выполняемой практики. Применительно к шейному и грудному отделу данные задачи реализуются с помощью соответствующих сукшма-вьяям, а для поясничного отдела в роли динамических практик используется цикл марджариасаны и другие безопасные динамические связки.
Движение в межпозвонковых суставах способствует обновлению внутрисуставной жидкости, улучшению трофики суставного хряща, стимуляции венозного и лимфатического оттока. Это весьма актуально при остеохондрозе, так как существенным компонентом дегенеративных изменений позвоночника являются нарушения регенерации и нормальной работы межпозвонковых суставов (спондилоартроз).
Очень важно, чтобы динамические техники выполнялись в умеренном, безопасном диапазоне (обычно это 70–80 % от максимальной амплитуды) и без дискомфортных ощущений.
Динамические техники могут задействовать отделы позвоночника во всех плоскостях, включая сгибание (флексия), разгибание (экстензия), боковые наклоны (латерофлексия), скручивание (ротация). Скручивания выполняются преимущественно в тех положениях, где позвоночник расположен горизонтально, – лёжа на полу и в ладонно-коленном положении (марджариасана).
Статическая работа с основными группами мышц позвоночного столба позволяет, во-первых, обеспечить необходимую нагрузку и укрепление вертебрального мышечного корсета, что приводит к стабилизации позвонков относительно друг друга, а также к увеличению тканевого кровотока в мышечной ткани и, следовательно, – к улучшению диффузионного питания межпозвонковых дисков. Во-вторых, статическая работа позволяет реализовывать принципы постизометрической релаксации и снимать распространённые или локальные мышечные закрепощения.
Работа с периферическими отделами опорно-двигательного аппарата также является существенным направлением йогатерапии дисковых грыж. Вьяямы на кисти и стопы (в том числе с предельной нагрузкой) включают гемодинамические "отвлекающие" механизмы, за счёт богатой иннервации этих зон создают конкурирующие потоки афферентации в ЦНС и могут применяться в период обострения. Подробнее теоретические предпосылки данного направления практики рассмотрены в соответствующем разделе.
Тракционные техники приводят к улучшению самочувствия в 96 % случаев [Попелянский, 2011]; за счёт выполнения тракций обеспечивается снижение внутридискового давления, увеличение диаметра межпозвонкового отверстия, в ряде случаев регистрировалось вправление грыжевого выпячивания во время выполнения тракций. Применению тракционных техник в йогатерапии позвоночника посвящена отдельная глава данного руководства.
Коррекция физиологических изгибов позвоночника – необходимое условие успешной работы с грыжами дисков. Нарушения осанки являются дополнительным фактором, провоцирующим развитие и усугубление грыжевых выпячиваний, а также манифестацию клинических проявлений (болевого синдрома, расстройств чувствительности). Особенности осанки должны быть оценены доступными способами, и при необходимости алгоритм практики строится с учётом этих особенностей, то есть проводится коррекция, например, поясничного гиперлордоза.
Работа со стопами также необходима, во-первых, как способ воздействия на периферические отделы ОДА, во-вторых – с целью коррекции плоскостопия и улучшения амортизационных функций стоп. Методика йогатерапии плоскостопия также рассмотрена в соответствующей главе.
Практика релаксации в качественных и глубоких вариантах, выполняемая регулярно, будет серьёзным подспорьем успешной йогатерапии. Практика шава-саны и йога-нидры за счёт снижения общего мышечного тонуса способствует ликвидации закрепощений в проблемных зонах позвоночника; нормализация психофизиологического состояния повышает порог возбуждения и уменьшает болевую чувствительность. При работе с патологией позвоночника следует учитывать особенности осанки и использовать различные варианты шавасаны с использованием дополнительных приспособлений (пропсов) – это позволяет добиваться комфортного состояния пациента и одновременно нужным образом воздействовать на физиологические изгибы позвоночника.

Грыжи шейного отдела. Вьяямы

Все элементы комплекса выполняются с соблюдением следующих требований:
– практика выполняется в режиме комфорта; при движениях не должно возникать боли, любых неприятных ощущений в области шеи, плечевого пояса, рук; не должно быть головокружений и других негативно окрашенных субъективных переживаний;
– все движения выполняются начиная с минимального диапазона, с постепенным увеличением амплитуды, в плавном темпе, без рывков и резких движений. Никакие движения не выполняются с максимальной амплитудой, объём движений – в диапазоне 60–90 % от максимального.
Предостережение. При выполнении данного комплекса вьяям на шейный отдел могут иметь место вегетативные реакции: возбуждение парасимпатически активных рецепторных зон сонных артерий, а также различных структур шейного отдела позвоночника может приводить к снижению артериального давления и частоты сердечных сокращений, следствием чего может быть головокружение и обморок. Подобные реакции возникают редко, однако инструктор-йогатерапевт должен быть готов к ним; чаще это происходит с людьми, впервые выполняющими данные техники, определённая склонность к подобным реакциям есть у людей вата-типа (хотя это не абсолютное правило). При возникновении головокружения и обморочного состояния пациента следует аккуратно положить на спину и поднять его ноги. Как правило, при регулярной и корректно подобранной практике упражнений происходит адаптация вегетативной системы, и склонность к гипотоническим реакциям проходит.
В зависимости от клинической ситуации изложенный ниже комплекс вьяям может вводиться либо в полном объёме за короткий промежуток времени (иногда сразу на одном занятии) – как правило, это актуально для лиц без существенной патологии шейного отдела, нуждающихся в практике с профилактической целью. В тех случаях, когда имеются патологические изменения шейного отдела позвоночника (грыжи дисков), пациент недавно перенёс обострение либо имеет место хронический болевой синдром со склонностью к обострениям, комплекс осваивается поэтапно. Практика начинается с наиболее простых элементов (1, 2 и 3 пункты комплекса), далее перечень упражнений расширяется постепенно, с введением нового элемента в среднем с частотой раз в неделю.
Комплекс динамических вьяям для шейного отдела позвоночника выполняется в положении стоя или сидя.
1. И. п. – стоя или сидя, голова прямо, макушка направлена вверх. Плечи и руки расслаблены. Начиная с минимальной амплитуды, слегка наклоняем голову вперёд, потом также с минимальной амплитудой отводим её назад. Продолжаем, постепенно увеличивая диапазон движения. До предельной амплитуды не доходим (помним, что при грыжах и протрузиях шейного отдела противопоказаны глубокие наклоны головы вперёд и глубокие запрокидывания головы). Достигаем диапазона движений 60–90 % от максимального. Если появляется боль или дискомфорт – уменьшаем диапазон. Движения плавные, в умеренном темпе. Дыхание свободное. Количество повторений – 10–20 в каждую сторону (рис. 60, 61).
Рис. 60 Рис. 61
2. И. п. прежнее. Выполняем наклоны головы вправо и влево (то есть наклоняемся правым ухом к правому плечу, затем левым ухом к левому плечу). Затылок, плечи и спина сохраняются в одной плоскости, голова не наклоняется назад-вперёд и не скручивается. Поочерёдно сокращаются и растягиваются боковые мышцы шеи. Дыхание свободное. Движения плавные, в комфортном темпе. Количество повторений – 10–20 в каждую сторону (рис. 62, 63).
3. И. п. прежнее. Вытягиваемся макушкой вверх, сохраняя данное положение головы и шеи, поворачиваем подбородок к левому, а затем к правому плечу. Таким образом, выполняется одновременно два движения: вытяжение макушки вверх и скручивание шейного отдела позвоночника вокруг вертикальной оси. Дыхание свободное. Количество повторений – 10–20 в каждую сторону (рис. 64, 65).
4. И. п. прежнее. Подбородок лежит на воображаемой горизонтальной плоскости. Во время выполнения упражнения подбородок не отрываем от этой плоскости и не опускаем ниже неё. Начиная с минимальной амплитуды, подбородком рисуем на горизонтальной плоскости маленький кружок (диаметром около 3 см); продолжая движение, постепенно увеличиваем диаметр круга (рис. 66–69). Выполняем 10–20 движений в каждую сторону. Внимание! При наличии спондилолистеза (смещений позвонков относительно друг друга) данный элемент исключается из практики.
Рис. 62 Рис. 63 Рис. 64 Рис. 65
Рис. 66 Рис. 67 Рис. 68 Рис. 69
5. И. п. прежнее. Подбородок совершает круговые движения в воображаемой вертикальной плоскости, которая делит тело на правую и левую половины (рис. 70–73). Движения выполняются из исходного положения, а также с поворотом головы вправо и влево примерно на 45 градусов. Таким образом, элемент выполняется в одну и в другую сторону в трёх положениях головы: прямо, а также с поворотами вправо и влево. Внимание! При наличии спондилолистеза (смещений позвонков относительно друг друга) данный элемент исключается из практики.
Рис. 70 Рис. 71 Рис. 72 Рис. 73
6. И. п. прежнее. Макушка постоянно вытягивается вверх; при этом макушкой описываем круговое движение с минимальной амплитудой (словно стремимся дотянуться макушкой до потолка и нарисовать на нём маленький кружок). Диаметр описываемого макушкой круга постепенно увеличивается, но не доходит до максимально возможной амплитуды. Глубокие наклоны головы в любых направлениях должны быть исключены! Выполняется 10–20 вращений в каждую сторону (рис. 74–77).
Рис. 74 Рис. 75 Рис. 76 Рис. 77
7. Элементы постизометрической релаксации на основные группы мышц шейного отдела. Позволяют укрепить мускулатуру шеи, а также за счёт последующих растяжений снять локальные мышечные закрепощения. Правые боковые мышцы: основанием правой ладони упираемся над правым ухом, голову слегка наклоняем вправо и надавливаем на ладонь; ладонью создаём ответное сопротивление (рис. 78).
Уровень сопротивления и нагрузки на мышцы пациент может дозировать самостоятельно, выбирая комфортный уровень. Левое плечо и левая рука расслаблены, дыхание свободное; статическое напряжение мышц шеи сохраняется 10–12 секунд, после чего на выдохе плавно расслабляем и опускаем правую руку и мягко наклоняем голову влево, тем самым растягивая и расслабляя мышцы правой стороны шеи (которые до этого были напряжены). Для увеличения растягивающего воздействия можно аккуратно положить пальцы или всю левую ладонь поверх головы, крайне аккуратно дозируя воздействие (рис. 79). Дышим свободно, сохраняем это положение 10–15 секунд, мысленно расслабляем правую боковую сторону шеи.
Рис. 78 Рис. 79
8. Аналогичную последовательность действий выполняем на левую боковую поверхность шеи – статическое напряжение с упором в левую ладонь с последующим расслаблением и растяжением.
9. Задняя поверхность шеи: руки сцепляем в замок и располагаем на затылке; слегка (на 1–2 см) отведя голову назад, надавливаем затылком на ладони и фиксируемся на 10–12 секунд (рис. 80), дышим свободно, после чего на выдохе плавно расслабляем руки и слегка опускаем голову вперёд (не слишком глубоко – помним о том, что при грыжах шейного отдела глубокие наклоны вперёд запрещены), дышим свободно, мысленно расслабляем затылок и заднюю поверхность шеи (рис. 81).
10. Передняя группа мышц: упираемся основаниями ладоней в лоб, слегка наклонив голову вперёд, надавливаем лбом на ладони, руками оказываем сопротивление (рис. 82); дышим свободно, сохраняем давление головы на ладони 10–12 секунд, после чего с выдохом плавно расслабляем и опускаем руки, голову отводим слегка назад, расслабляем переднюю поверхность шеи (рис. 83).
Рис. 80 Рис. 81 Рис. 82 Рис. 83
11. Мышцы-вращатели шеи: макушка направлена вверх, ладонью упираемся в подбородок, поворачиваем голову подбородком к правому плечу, рукой оказываем сопротивление (рис. 84).
Сохраняем это положение с самосопротивлением 10–12 секунд, дышим спокойно. На выдохе плавно опускаем руку и поворачиваем голову в противоположную сторону (в данном случае влево), фиксируемся в этом положении на 10–15 секунд (рис. 85).
Рис. 84 Рис. 85
12. Аналогичную последовательность (как в п. 11) повторяем в другую сторону.

Вьяямы на шейно-грудной отдел

Шейный и грудной отделы позвоночника, а также плечевой пояс и воротниковая зона представляют собой единый функциональный комплекс, структурные элементы которого – мышечные, нервные, связочные и суставные – взаимосвязаны друг с другом множеством рефлекторных путей. Поэтому при патологии шейного отдела клиническая симптоматика нередко распространяется на весь плечевой пояс: болевые ощущения и расстройства чувствительности могут наблюдаться как непосредственно в области шеи, так и в воротниковой зоне, области плечевого сустава и в разных участках верхней конечности.
Пример тесной взаимосвязи шейного отдела и всего пояса верхних конечностей – такой распространённый диагноз, как плечелопаточный периартрит. Исторически сложившееся название подразумевает наличие воспалительного процесса в тканях, окружающих плечевой сустав ("пери" – вокруг, "артрит" – воспаление сустава). Долгое время боли в области плечевого сустава и ограничение подвижности верхней конечности расценивались как следствие воспалительного процесса либо в самом суставе, либо в тканях, его окружающих. Действительно, зачастую боли в области плечевого сустава связаны с воспалительно-дегенеративными изменениями его суставной сумки, а также связочного, сухожильного и мышечного аппарата данной зоны; провоцироваться эти изменения могут травмами, производственными и спортивными факторами. Однако значительная часть случаев плечелопаточного периартрита связана с патологией шейного отдела позвоночника, и боли в плечевом поясе являются следствием патологической импульсации из поражённых структур шейного отдела. Поэтому правильнее было бы называть данное состояние не "периартрит" (то есть имеющее первично воспалительную природу), а "периартроз" – более широкое понятие, включающее различный спектр причин.
Плечелопаточный периартроз часто (в 26 % случаев) выступает как симптом шейного остеохондроза. Наиболее частым источником рефлекторного патологического воздействия на мышцы плеча и причиной, ведущей к их тоническому напряжению, является поражённый межпозвонковый диск шейного отдела. Клинические и экспериментальные наблюдения подтверждают это (например, исследование А. П. Долгуна, 1970): внутридисковая новокаиновая блокада вызывает уменьшение проявлений плечелопаточного периартроза через 4–5 минут после процедуры. Синдром плечелопаточного периартроза встречается при грыжах шейного отдела любой локализации. Более того, этот синдром связан с патологией и верхне-грудного отдела позвоночника, а также рёберно-позвоночных суставов этого уровня [Steinrucken, 1981]; V. Jnman с коллегами также указывают, что прослеживается связь и с патологией расположенных непосредственно на грудной клетке мышц, в частности грудных, подлопаточной и др.
Следует также отметить, что источником патологической импульсации, помимо вертебральных очагов, могут быть другие поражённые органы или ткани: любой источник импульсации из верхнего квадранта тела при определённых условиях может вызвать напряжение мышц плечевой зоны, а также боли и местные вегетативно-сосудистые расстройства [Попелянский, 2011].
При патологии шейного и грудного отделов происходит вовлечение в процесс нервно-мышечного аппарата плечевой зоны с формированием стойких рефлекторных закрепощений, в свою очередь приводящих к болевому синдрому и ограничениям подвижности верхней конечности. Существенным звеном этого патологического комплекса является ненормальное распределение мышечного тонуса и так называемые "триггерные зоны" – участки локального напряжения мышечной ткани, которые сами по себе являются источниками болевой импульсации.
Поэтому при грыжах шейного и грудного отделов, в том числе сопровождающихся синдромом плечело-паточного периартроза, следует осуществлять подробную проработку мышечного, связочного и суставного аппаратов пояса верхних конечностей. Используемые динамические вьяямы и техники постизометрической релаксации позволяют оптимизировать мышечный тонус, ликвидировать локальные закрепощения и патологические рефлекторные связи. Это способствует нормализации тонуса "мышечной плечевой манжеты", улучшению кровообращения шейно-плечевой зоны и устранению болевого синдрома.
Изложенный ниже комплекс включает детальную проработку плечевого пояса начиная с кистей рук (что позволяет создать потоки афферентной импульсации в ЦНС), плечевой и воротниковой зоны. Комплекс следует использовать при грыжах шейно-грудного отдела позвоночника, плечелопаточном периартрозе и миотонических синдромах, связанных с хроническим перенапряжением мышц данной зоны.
Комплекс вьяям на плечевой пояс
1. Кара-тала-шакти-викасака. И. п. – стоя, руки вытянуты вперёд параллельно друг другу. Пальцы рук разводим в стороны как можно дальше друг от друга, растягивая кожу между пальцами, сохраняем это положение пальцев с максимальным напряжением. Совершаем движения в лучезапястных суставах вверх-вниз, медленно, словно преодолевая сопротивление, и стараясь достать кончиками пальцев предплечья. Дышим свободно, лицо расслабляем. Во время выполнения должно ощущаться максимальное мышечное напряжение в кистях, запястьях, предплечьях (рис. 86, 87).
Рис. 86 Рис. 87
2. Ангули-шакти-викасака. Продолжение предыдущего упражнения – пальцы сгибаем, натягиваем кончики пальцев на себя, как крючья, разводим пальцы в стороны как можно шире непрерывным усилием и медленно сгибаем и разгибаем запястья (рис. 88, 89). Дышим свободно, лицо расслабляем. Этот и предыдущий элементы выполняются до ощущения сильной усталости мышц кистей и предплечий.
3. И. п. стоя. Скрещиваем предплечья, большие пальцы рук направлены вниз, сплетаем пальцы в замок и выворачиваем руки, поворачивая большие пальцы к себе, вверх, вперёд и вниз; потом возвращаемся в исходное положение (рис. 90, 91). Повторяем 10 раз, затем, поменяв руки, ещё 10 раз. Диапазон движения комфортный, в рамках доступной подвижности.
Рис. 88 Рис. 89
Рис. 90 Рис. 91
4. И. п. стоя. Руки в кулаки, большие пальцы рук внутрь. Вытягиваем руки в стороны, локти выпрямляем, кулаки поднимаем и натягиваем на себя; запястья вытягиваем как можно дальше в стороны, словно расталкивая пространство. Лицо расслабляем, дышим свободно. Выпрямляем указательный палец (остальные пальцы по-прежнему сжаты в кулак) и натягиваем его вверх и на себя. Фиксируемся в этом положении на 10 секунд. Затем выпрямляем средний палец, разводим указательный и средний пальцы как можно шире и натягиваем их на себя. Продолжаем выпрямлять локти, вытягивать запястья в стороны. Это положение тоже сохраняем 10 секунд. В дальнейшем продолжаем добавлять по одному пальцу, выпрямляя их поочерёдно, фиксируясь в очередном положении на 10 секунд. Когда все пальцы выпрямлены, максимальным усилием разводим их в стороны и совершаем несколько движений кистями вверх и вниз. После этого руки опускаем, кисти расслабляем (рис. 92–98).
>
Рис. 92 Рис. 93 Рис. 94 Рис. 95
Рис. 96 Рис. 97 Рис. 98
5. Динамическая работа трапециевидными мышцами. И. п. – стоя или сидя. На вдохе плечи поднимаем и подтягиваем их к ушам, руки при этом висят свободно, кисти расслаблены. На выдохе плавно опускаем плечи, максимально расслабляя воротниковую зону. Осознаём самопроизвольную паузу после выдоха, сохраняя естественный ритм дыхания. Повторяем 10–15 раз (рис. 99, 100).
6. Статическая работа трапециевидных мышц. И. п. – стоя или сидя. Подтягиваем плечи вверх, фиксируемся в этом положении на 10–15 секунд, дышим свободно (рис. 99). Затем опускаем плечи и расслабляем воротниковую зону, вытягиваем пальцы рук вниз к полу, стараясь растянуть и расслабить области надплечий в течение 10–15 секунд (рис. 101). Повторяем 5–7 раз.
Рис. 99 Рис. 100 Рис. 101
7. И. п. то же. На вдохе плечи подтягиваем вверх (рис. 102) и, продолжая вдох, отводим их назад, стягивая к центру лопатки (рис. 103); на выдохе опускаем руки, тянем кончики пальцев к полу (рис. 104), продолжая выдох, выводим плечи вперёд, слегка наклоняем голову, скругляя грудной отдел позвоночника, растягивая межлопаточную зону, расслабляя заднюю поверхность шеи и затылок (рис. 105). Таким образом, движение выполняется в четыре этапа: два на вдохе (плечи вверх и назад) и два – на выдохе (плечи вниз и вперёд). Повторяем 10 раз.
Рис. 102 Рис. 103 Рис. 114 Рис. 115
8. И. п. стоя, руки вытянуты вперёд. Разворачиваем руки ладонями вверх, стараясь сделать это движение не в запястье, а в плечевом суставе. Затем, также выполняя движение "от плеча", разворачиваем руки ладонями вниз (рис. 106, 107). Повторяем 10–15 раз.
Рис. 106 Рис. 107
9. И. п. стоя, руки вытянуты вперёд, развёрнуты ладонями вверх "от плеча". На вдохе поднимаем руки вверх и, продолжая вдох, отводим их назад, сводим лопатки, при этом голова располагается ровно, во избежание лордозирования поясницы ягодицы сжаты. На выдохе руки опускаются и выводятся вперёд, в конце выдоха спина скругляется, голова слегка опускается, шея и затылок расслабляются (рис. 17, 18, 19). Вдох стараемся равномерно распределять на движение рук "вверх и назад", задержку дыхания на высоте вдоха не делаем. Повторяем 10 раз.
Рис. 17 Рис. 18 Рис. 19
10. И. п. стоя, руки свободно опущены. Выполняем вращения плечами вперёд. Плечи движутся синхронно, описывая полный круг; руки при этом висят свободно и расслабленно, голова располагается ровно, макушка вверх (рис. 108–111). Дыхание свободное. Выполняем 20 вращений вперёд и 20 вращений назад.
Рис. 108 Рис. 109 Рис. 110 Рис. 111
11. Вращения выполняются аналогично п. 5, но плечи находятся одно напротив другого (правое внизу, левое вверху, правое вперёд, левое назад). Оба плеча двигаются одновременно. Руки расслаблены. Голова и поясничный отдел зафиксированы и неподвижны, движение происходит только в плечевом поясе (рис. 112–115). Выполняется 20 движений вперёд и 20 движений назад.
Рис. 112 Рис. 113 Рис. 114 Рис. 115
12. И. п. стоя, руки вытянуты вперёд, ладони повёрнуты друг на друга. Вдох – отводим руки в стороны и назад, сводим лопатки. При этом соблюдаем два правила: во-первых, ладони находятся на 10–20 см выше уровня плечевых суставов и не должны опускаться ниже (таким положением обеспечивается оптимальное растяжение больших грудных мышц), во-вторых, на высоте вдоха (когда руки отведены назад) следует сжимать ягодицы и подавать копчик вперёд во избежание лордозирования поясницы (особенно при наличии поясничных грыж). Выдох – прямые руки уводим вперёд, скрещиваем их перед собой так, чтобы перекрест был как можно ближе к плечевым суставам, после чего сгибаем руки в локтях, обхватываем себя руками, голову слегка опускаем, скругляем и растягиваем межлопаточную зону, шею и затылок расслабляем (рис. 4, 5). Повторяем 10 раз.
Рис. 4 Рис. 5
13. "Динамическая гомукхасана для рук". И. п. стоя. Вдох – вытягиваем правую руку вверх, выдох – сгибаем обе руки в локтях и уводим их за спину, правый локоть направлен вверх, левое плечо по возможности отводится назад. Здесь следует двигаться в рамках комфортной доступной подвижности, не стараться обязательно дотянуться руками друг до друга; кисти уходят в направлении межлопаточной зоны настолько глубоко, насколько позволяет естественная комфортная подвижность. Следующий вдох – руки выпрямляются, круговым движением меняются местами, левая рука вытягивается вверх, правая вытягивается вниз, выдох – руки снова уходят за спину и так далее (рис. 116–120). Повторяем по 10 раз на каждую сторону.
Рис. 116 Рис. 117 Рис. 118 Рис. 119 Рис. 120
14. И. п. – ноги на ширине плеч, слегка согнуты в коленных и тазобедренных суставах. Корпус наклонён вперёд примерно на 45 градусов. Спина прямая. Правая рука умеренно согнута в локте и располагается тыльной стороной запястья на талии. Правая кисть расслаблена. Левая рука аккуратно захватывает правый локоть. Вдох – правый локоть отводим назад на несколько сантиметров, левая рука оказывает сопротивление, за счёт чего напрягаются задняя группа мышечной манжеты плечевого сустава. Выдох – расслабляем область правого плеча, левой рукой мягко (!) тянем правый локоть к центру. Правый локоть движется с амплитудой 2–3 см на вдохе назад и на выдохе – к центру тела. Движение аккуратное, в области правого плечевого сустава ощущение растяжения, но не боль! Сокращение задней группы мышц плечевого сустава на вдохе чередуется с их растяжением на выдохе (рис. 121). Повторяем на каждую сторону 5–10 раз.
Рис. 121
15. И. п. стоя, пальцы рук сплетены в замок, руки подняты, ладони развёрнуты к потолку. Макушка направлена вверх (голова не наклоняется вперёд), ягодицы сжаты. Дыхание свободное. Слегка сгибая руки в локтях, отводим кисти рук назад за плоскость туловища, медленно перемещаем сцепленные кисти из стороны в сторону, при этом непрерывным и мягким (!) усилием тянем кисти рук назад. Продолжая это движение, смещаем кисти вниз и вверх, увеличивая и уменьшая степень сгибания локтей (рис. 122–123). Продолжаем 30–60 секунд.
16. Пратинада-виньяса: статическая связка с фиксациями по принципам ПИР. И. п. стоя. Ноги на ширине таза, стопы параллельны. 1-е звено: намаскар-мудра. На выдохе вдавливаем ладони друг в друга, фиксируемся на 7–10 секунд. Продолжаем дышать свободно, давим основаниями ладоней друг на друга, чем обеспечиваем изометрическое сокращение грудных мышц. 2-е звено: на выдохе опускаем руки, сплетаем пальцы в замок. 3-е звено: на вдохе руки, сплетённые в замок, поднимаем над головой, разворачивая ладони вверх (грудные мышцы при этом вытягиваются вверх). 4-е звено: на выдохе опускаем ладони на уровень головы; руки согнуты в локтях, локти подняты выше уровня плечевых суставов. Ягодицы сжаты, копчик подан вперёд, голова расположена ровно, не запрокидывается и не наклоняется вперёд. Дышим свободно, растягиваем грудные мышцы, сводим лопатки, включаем межлопаточные мышцы. Фиксация 15 секунд, дыхание свободное. 5-е звено: на выдохе медленно вытягиваем руки вперёд, опускаем голову, скругляем грудной отдел, растягиваем межлопаточную зону, шею и затылок расслабляем.
Рис. 122 Рис. 123
Данная связка построена по принципам ПИР: 1-е звено – изометрическое напряжение грудных мышц, 4-е звено – их растяжение, 5-е звено – короткое компенсаторное растяжение межлопаточных мышц; 2-е и 3-е звенья переходные (рис. 6–10). Вся связка повторяется 3–5 раз.
Рис. 7 Рис. 6 Рис. 8
Рис. 9 Рис. 10

Цикл марджариасаны

Построение корректной практики йоги при дисковых грыжах пояснично-крестцового отдела должно включать в себя несколько направлений: травмобезопасная работа с мышечным корсетом позвоночного столба в динамическом и статическом режимах, снятие патологических мышечных закрепощений в области поясницы (также за счёт динамической и статической работы, в том числе методами ПИР), коррекция поясничного лордоза (при необходимости), тракционные воздействия на поясничный отдел и работа с периферическими отделами опорно-двигательного аппарата. Большое значение имеет приведение в оптимальное состояние мышц брюшного пресса, обеспечивающих должную фиксацию поясничного отдела.
Одно из базовых положений, дающих возможность корректной работы с мышцами позвоночника, плечевой и ягодичной зоны, и широко используемое в йогатерапии поясничных грыж, – ладонно-коленное положение, или марджариасана.
Ладонно-коленное положение издавна использовалось и используется в различных медицинских системах физической реабилитации. В первой половине XX века немецкий врач-реабилитолог A. Klapp применял различные варианты ладонно-коленных положений в разработке упражнений для больных с патологией позвоночного столба; широко эта позиция используется и в отечественной лечебной физкультуре. В йоге данная позиция именуется марджариасана (поза кошки).
В марджариасане позвоночный столб располагается горизонтально, в положении осевой разгрузки, при этом снимается давление с межпозвонковых дисков. Одновременно сохраняется возможность мягко и безопасно работать с позвоночным столбом в разных плоскостях, вовлекая в процесс движения паравертебральную мускулатуру, связочный и суставной аппарат позвоночника.
Элементы, используемые в положении марджариасаны, довольно разнообразны и способны обеспечить практически полный спектр физиологических движений позвонков относительно друг друга: флексия (сгибание), экстензия (разгибание), ротация (скручивание позвонков относительно друг друга), латерофлексия (боковые наклоны). Поэтому цикл марджариасаны является краеугольным камнем любого йогатерапевтического комплекса – как при патологии позвоночника, так и в случае работы с пожилыми, начинающими, больными с неврологической, кардиологической и другой патологией.
Большинство элементов выполняется в динамическом режиме. При этом вдох выполняется в положении прогиба – то есть при сокращении мышц – выпрямителей позвоночника, межостистых мышц и других, уменьшающих расстояние между крестцом и затылком; движение, как правило, сопровождается уменьшением грудного кифоза и увеличением поясничного лордоза. На выдохе происходит растяжение упомянутых мышечных групп, кифозирование поясничного отдела и увеличение грудного кифоза. Во избежание гипервентиляции, а также для гармонизации основных физиологических биоритмов сохраняется естественный ритм дыхания, сохраняется спонтанная пауза после выдоха, движение следует за дыханием (а не наоборот); об этом – подробнее в разделе "Принципы работы с дыханием в йогатерапии".
Исходное положение для выполнения вариаций марджариасаны – стоя на четвереньках. Ладони располагаются на ширине плеч, колени – на ширине таза. Каждое запястье располагается под плечевым суставом, колено под тазобедренным. Данный вариант постановки рук будет именоваться "первая позиция". Вариант "вторая позиция" будет изложен далее.
Ниже излагаются вариации марджариасаны по мере усложнения – в том порядке, в котором они могут выполняться во время занятия.
1. И. п. – первая позиция. Во время вдоха таз на "оси" тазобедренных суставов поворачивается копчиком вверх. Голова также поднимается, но не запрокидывается далеко; макушка направляется вперёд и вверх. Плечи отводятся назад, дальше от ушей. На выдохе таз доворачивается копчиком вниз, голова опускается, паравертебральные мышцы расслабляются и растягиваются, шея и затылок расслабляются (рис. 24–25). Элемент повторяется 15–20 раз.
Рис. 24 Рис. 25
2. И. п. – первая позиция, но ноги располагаются асимметрично: опорное колено стоит по центру относительно таза, вторая нога на вдохе отводится назад, при этом голова поднимается, мышцы спины сокращаются (аналогично п. 1). Для отведения ноги назад на вдохе есть три варианта: первый используется как наиболее щадящий, как правило, у пациентов, недавно перенёсших обострение болевого поясничного синдрома, – выпрямленная в колене нога отводится назад и пальцами ставится на пол (рис. 124).
Второй вариант чуть увеличивает нагрузку на поясничный отдел – нога, согнутая в колене под прямым углом, поднимается над полом, бедро при этом параллельно полу, стопа и область голеностопного сустава расслаблены (рис. 125).
Третий вариант чуть больше увеличивает рычаг воздействия на ягодичную и поясничную зону: нога, выпрямленная в колене, вытягивается назад параллельно полу (рис. 126).
Во всех трёх вариантах таз остаётся в прежнем, "закрытом" положении. На выдохе нога сгибается в коленном суставе и колено подтягивается "под себя" по направлению к носу (рис. 127).
Рис. 124 Рис. 125
Рис. 126 Рис. 127
Таким образом, за счёт движения ноги создаётся дополнительное воздействие: на вдохе больше нагружаются мышцы пояснично-ягодичной области, на выдохе эта же область глубже растягивается. Движение поочерёдно выполняется по 10–15 раз на каждую ногу.
3. И. п. – первая позиция. На вдохе поднимаются правая рука и левая нога (рис. 128).
Нога поднимается в одном из вариантов, описанных в п. 2. На выдохе конечности опускаются в исходное положение, таз доворачивается копчиком вниз, голова опускается, шея и затылок расслаблены (рис. 25).
Рис. 128 Рис. 25
Следующий вдох – поднимаются левая рука и правая нога. Поднятые конечности вытягиваются горизонтально, параллельно полу. Стопа и лодыжка поднятой ноги расслаблены. На вдохе асимметрично включаются мышцы плечевого пояса, пояснично-ягодичной зоны, на выдохе расслабляются паравертебральные мышцы. Выполняется 10 раз на каждую сторону.
4. И. п. – вторая позиция: руки расставлены широко, расстояние между ладонями – примерно две ширины плеч. Пальцы рук направлены вперёд. На вдохе руки сгибаются в локтях, грудная клетка при этом опускается. В этом положении локти направлены в стороны и чуть вперёд, каждый локоть должен располагаться над запястьем. Таз во время этого движения на вдохе не сдвигается вперёд и остаётся над коленями. На выдохе грудная клетка поднимается, таз доворачивается копчиком вниз, голова опускается, межлопаточная зона растягивается, шея и затылок расслабляются (рис. 12, 13). Элемент повторяется 10–15 раз.
Рис. 12 Рис. 13
5. "Кошка заглядывает под забор". И. п. – шашан-касана (рис. 16), руки во второй позиции (то есть широко). На вдохе грудная клетка проносится вперёд как можно ниже над полом; локти с самого начала движения направлены в стороны (рис. 12). Таз не уходит вперёд дальше линии коленей! На выдохе – пронося грудную клетку так же низко над полом, возвращаемся в исходное положение. Выполняется 7–10 раз.
Рис. 16
6. "Кошка пролезает под забором".
И. п. – шашанкасана, руки во второй позиции. На вдохе грудная клетка проносится вперёд как можно ниже над полом; локти с самого начала движения направлены в стороны. Продолжая вдох, следует выпрямить руки в локтях и поднять корпус; завершая вдох, таз доворачиваем копчиком вверх, поднимаем голову. Выдох – скругляем спину, копчик и подбородок под себя, шея расслаблена; продолжая выдох, опускаем таз на пятки и переходим в шашанкасану (рис. 129–132). Таким образом, элемент выполняется на 4 счёта: два – на вдохе и два – на выдохе, на вдохе – движение корпуса вперёд (один) и вверх (два), на выдохе – скругление спины (три) и переход в шашанкасану (четыре). Повторяется 7–10 раз.
Рис. 129 Рис. 130
Рис. 131 Рис. 132
7. Элемент № 6, но в обратной последовательности.
И. п. – ладонно-коленное, руки во второй позиции (широко). Вдох – включение мышц спины, копчик и макушка поднимаются (один), после этого, продолжая вдох, опускаем грудную клетку, локти в стороны (два), выдох – перемещаем таз и корпус назад в шашанкасану (три), поднимаем корпус, скругляя спину, копчик и подбородок под себя (четыре). Повторяется 7–10 раз.
8. И. п. – коленно-локтевое. Локти расположены под плечевыми, колени – под тазобедренными суставами. На вдохе сокращаются мышцы спины, копчик и макушка поднимаются, правая рука поднимается и вытягивается вперёд вдоль пола, плечевой пояс не меняет своего положения и остаётся в плоскости потолка. На выдохе рука опускается в исходное положение, голова опускается, таз доворачивается копчиком вниз, шея и затылок расслабляются. На следующем вдохе поднимается левая рука и т. д. Элемент повторяется 7–10 раз на каждую руку (рис. 133, 134).
Рис. 133 Рис. 134
9. И. п. – как в п. 8, но локти сдвигаются ближе к коленям (расстояние между локтями и коленями уменьшается в два раза). На вдохе таз доворачивается копчиком вверх, голова поднимается, на выдохе спина скругляется, копчик и макушка опускаются (рис. 135, 136). Элемент повторяется 7–10 раз.
Рис. 135 Рис. 136
10. И. п. – как в п. 8, но локти располагаются вплотную к коленям. На вдохе таз доворачивается копчиком вверх, голова поднимается, на выдохе спина скругляется, копчик и макушка опускаются (рис. 137, 138). Элемент повторяется 7–10 раз.
Рис. 137 Рис. 138
11. Тракционная техника. И. п. – как в п. 10. Позвоночник прямой, спина не скругляется и не прогибается. Голова не запрокидывается и не опускается, шея и голова – продолжение линии позвоночного столба. Из этого положения выполняем мягкие медленные движения, напоминающие перетягивание каната, – поочерёдно смещаем корпус то вперёд, то назад; тянемся макушкой вперёд, потом копчиком назад; руки и ноги находятся в постоянном напряжении, позвоночник растягивается между плечевым поясом и тазом. Движение выполняется медленно, почти незаметно, с постоянным самосопротивлением (рис. 44 а, б).
Рис. 44 а Рис. 44 б
12. Скручивающие элементы. И. п. – колени под тазобедренными суставами, опорная ладонь (правая) под плечами, по центру. На вдохе левая рука поднимается и вытягивается вверх, подбородок поворачивается к верхнему плечу (рис. 139); на выдохе левая рука опускается, ладони меняются местами, следующий вдох – правая рука поднимается и т. д. По возможности руки и плечевой пояс вытягиваются в одну прямую, но данное движение (как и все остальные) выполняются в доступном, комфортном диапазоне движений. Элемент выполняется 7–10 раз на каждую руку. Данная техника также может выполняться с опорой на локти (рис. 140)
Рис. 139 Рис. 140
13. И. п. – ладонно-коленное, руки во второй позиции (широко), ладони развёрнуты пальцами внутрь; если это положение будет некомфортным для лучезапястных суставов, то следует выбрать другое положение кистей. Вверху (руки прямые) грудная клетка смещается вправо, после чего руки сгибаются в локтях, корпус опускается и перемещается влево, после чего руки выпрямляются и корпус поднимается (рис. 141–145). Таким образом, корпус вращается по кругу относительно таза и движется наверху в правую сторону, а внизу – в левую. Внизу выполняется вдох, локти направляются в стороны; вверху выполняется выдох, спина скругляется, межлопаточная зона растягивается, шея и затылок расслабляются.
Рис. 141 Рис. 142 Рис. 144
Рис. 144 Рис. 145

"Простые последовательности"

Перечисленные ниже блоки-последовательности используются в йогатерапии позвоночника для работы с основными группами мышц (для их укрепления, а также снятия более или менее распространённых мышечных закрепощений методами ПИР). Чаще всего при построении последовательности используется следующий принцип: первым этапом идёт серия динамических движений (вход в положение – выход из него; как правило, динамические движения связаны с дыханием), в начальном периоде построения йогатерапии пациент может выполнять только динамическую последовательность (особенно при наличии хронического болевого синдрома). Вторым этапом следует фиксация (статическое выполнение, длительность его может быть различна в зависимости от состояния пациента и обычно составляет 10–40 секунд), и третий этап – компенсаторное растяжение той группы мышц, которая работала на предварительных этапах, путём перемещения тела в соответствующее положение.
Ардха-шалабхасана
И. п. – лёжа на животе. Руки лежат вдоль тела, ноги на ширине плеч. На вдохе правая нога поднимается (рис. 26), на выдохе опускается. Следующий вдох – поднимается левая нога, на выдохе она плавно опускается на пол. Важно! – поднимать ногу, но при этом не отрывать таз от пола; при выполнении этого условия работает в большей степени ягодичная мышца и лордозирования поясничного отдела не происходит. Элемент выполняется 10–40 раз в динамическом режиме на каждую ногу поочерёдно (вдох – нога поднимается, выдох – опускается); затем выполняется статический вариант с фиксацией длительностью от 10 до 60 секунд (нога поднята, колено прямое, стопа расслаблена, таз полностью прижат к полу, дыхание свободно).
Рис. 26 Рис. 28 Рис. 29
После этого выполняется компенсаторное растяжение ягодичной зоны в течение 10–15 секунд – нога сгибается в тазобедренном и коленном суставах, колено подтягивается к корпусу, руки расположены под головой; при согнутой правой ноге можно чуть повернуться на левый бок, и наоборот (рис. 28).
В качестве компенсации может выполняться также ардха-паванамуктасана (рис. 29).
Сарпасана И. п. – лёжа на животе, руки за спиной сцеплены в замок или (если не позволяет подвижность плечевых суставов) вытянуты вдоль тела. На вдохе поднимаем голову, плечи, руки вытягиваем назад, тазовое дно втягиваем, лопатки сводим; голову не запрокидываем, макушка направлена вперёд и вверх (рис. 14).
Рис. 14 Рис. 16 Рис. 146
На выдохе возвращаемся в исходное положение, спину расслабляем. Повторяем 10–50 раз. Вторая фаза (статическая) – входим в асану и фиксируемся, дышим свободно, лицо расслабляем, время фиксации 10–60 секунд. После этого переходим в третью, компенсаторную фазу – шашанкасана (рис. 16) или пурнапа-ванамуктасана (рис. 146).
Ардха-навасана И. п. – лёжа на спине, ноги согнуты, стопы стоят на полу на ширине таза параллельно друг другу; выпрямленные руки расположены за головой. На выдохе руки перемещаются вперёд и вверх, от пола отрывается голова и лопатки (движение происходит за счёт сокращения прямых мышц живота), грудной отдел максимально скругляется, поясница остаётся прижатой к полу (рис. 31).
Рис. 31 Рис. 30 Рис. 147
На вдохе на пол последовательно опускаются лопатки, затылок и руки (возврат в исходное положение, рис. 30).
При грыжах шейного отдела возможен вариант с поддержкой ладонями затылка (не наклонять голову вперёд!). Динамическая последовательность повторяется 10–30 раз, затем выполняется фиксация после входа в асану (10–60 секунд), а затем – двипадапит-хасана (плечевой полумост, рис. 147) в сочетании с диафрагмальным дыханием в качестве компенсации (при грыжах шейного отдела – не прижимать грудину к подбородку!).
Васиштхасана (терапевтический вариант)
И. п. – лёжа на правом боку, правая рука из-под головы вытянута вдоль пола, голова свободно лежит на руке. Левой рукой упираемся в пол перед собой, создавая опору для тела. Спина, таз и ноги располагаются в одной плоскости (следить за тем, чтобы не увеличивался поясничный лордоз, – для этого ноги можно слегка вывести вперёд). На вдохе ноги приподнимаем над полом, на выдохе опускаем; повторить 10–30 раз. Потом выполняется фиксация 10–30 секунд: ноги приподняты, стопы и лицо расслаблены, дыхание свободно (рис. 148).
Рис. 148 Рис. 149
Компенсирующее положение: встаём в марджариасану и обеими руками уходим влево, растягивая мышцы правой боковой поверхности туловища (рис. 149).

Скручивающие элементы

Одной из физиологических плоскостей движения позвоночного столба является ротация – повороты позвонков относительно друг друга. Это эволюционно необходимое движение, в шейном отделе усиленное атланто-аксиальным сочленением, может выполняться как мышцами самого позвоночника (поперечно-остистые мышцы), так и с участием внешних мышечных и рычаговых воздействий.
В разных отделах позвоночника доступный объём ротации различается: осевая ротация поясничного отдела очень мала – только 5 градусов, что связано со строением суставных отростков; ротация в грудном отделе уже значительно больше, несмотря на соединения грудного отдела с рёбрами и всей грудной клеткой: 35 градусов, и в шейном этот показатель достигает 50 градусов; суммарно вся осевая ротация позвоночника от таза до основания черепа достигает или превышает 90 градусов в одну сторону [Капанджи, 2009].
Для ротации в этом диапазоне особым образом организованы мышечный, связочный и суставной аппарат позвоночника. Скручивания в физиологическом диапазоне создают адекватную тонизирующую нагрузку на суставы, мышцы и связки позвоночного столба, стимулируя микроциркуляцию и обмен внутрисуставной жидкости в межпозвонковых суставах, задействуя те мышечные элементы, которые отвечают за процессы ротации, и активируя в них тканевый кровоток. Скручивающие движения воздействуют на соединительную ткань межпозвонковых дисков в той плоскости, в которой на нее не могут воздействовать движения в других направлениях. Поэтому скручивающие элементы – важнейший пункт йогатерапии позвоночника.
Кроме благотворного влияния на позвоночный столб, скручивающие техники оказывают позитивное влияние на внутренние органы. Чередуя процессы сжатия и мягкого растягивания самих органов, данная категория воздействий улучшает органный кровоток, способствует ликвидации венозных и лимфатических застойных явлений. Воздействуя на связочный аппарат внутренних органов и на их нервно-вегетативные центры, скручивающие элементы стимулируют рефлекторные взаимодействия систем пищеварения, репродукции, мочевыделения.
Поэтому в хатха-йоге арсенал скручивающих техник весьма разнообразен – от мягких терапевтических воздействий до более жёстких асан, в которых конечности используются в качестве внешних рычагов, увеличивающих глубину скручивания позвоночного столба и всего тела.
Отдельные современные школы хатха-йоги провозглашают вред от любых скручивающих воздействий, не приводя, однако, сколько-нибудь убедительных фактических или логических доказательств данной концепции. Наш практический опыт йогатерапии межпозвонковых грыж свидетельствует об обратном: адекватно подобранные скручивания помогают добиваться нужного результата и поэтому должны использоваться – разумеется, с учётом текущих обстоятельств.
В йогатерапии межпозвонковых грыж оптимальными для использования являются скручивания в положении лёжа или в положении марджариасана (то есть в положениях, в которых позвоночник располагается горизонтально) – это позволяет снять осевую нагрузку с межпозвонковых дисков и в то же время обеспечить необходимые терапевтические воздействия.
В приведённом ниже комплексе ротационные воздействия постепенно углубляются от одного элемента к другому – по мере того, как увеличивается рычаг воздействия. Освоение его тоже может происходить поэтапно, особенно у лиц с хроническим болевым синдромом и у тех, кто недавно перенёс обострение, – в этом случае раз в одну или две недели вводится очередной элемент, в добавление в предыдущему. Очерёдность освоения – в порядке изложения. Комплекс динамический, выполняется в ритме дыхания. На выдохе происходит скручивание, на выдохе – раскручивание. Темп дыхания естественный, выдох неторопливый, плавный, и скручивающее движение такое же плавное и неторопливое. Весь комплекс выполняют в режиме комфорта, не допуская боли и неприятных ощущений; в случае их появления следует уменьшить диапазон движений либо на время убрать данный элемент из программы занятий.
1. И. п. – лёжа на спине, руки в стороны ладонями вверх. Ноги на ширине таза. На выдохе стопы поворачиваем вправо, по возможности укладывая их на пол, при этом левая ягодица отрывается от пола, а голова поворачивается подбородком к левому плечу. Вдох – раскручиваемся, стопы и лицо поворачиваются к потолку. Повторяем 10–20 раз в каждую сторону (рис. 150, 151).
Рис. 150 Рис. 151
2. И. п. – лёжа на спине, руки в стороны ладонями вверх. Прямые ноги скрещены в области лодыжек, опорная нога лежит по центру относительно таза. На выдохе ноги и таз поворачиваем вправо, при этом левая ягодица отрывается от пола, а голова поворачивается подбородком к левому плечу. Вдох – раскручиваемся, стопы и лицо поворачиваются к потолку. Повторяем 10–20 раз в каждую сторону (рис. 152, 153). Потом меняем ноги местами (теперь другая нога сверху) и повторяем последовательность.
Рис. 152 Рис. 153
3. И. п. – лёжа на спине, руки в стороны ладонями вверх. Ноги согнуты в коленях, стопы стоят на полу параллельно друг другу на расстоянии примерно 1,5 длины стопы от таза и достаточно широко (на таком расстоянии, чтобы между ними была длина голени). На выдохе колени поворачиваем вправо (стопы отрываются от пола), голени по возможности укладываем на пол, голова поворачивается подбородком к левому плечу. Вдох – раскручиваемся, колени и лицо поворачиваются к потолку. Повторяем 10–20 раз в каждую сторону (рис. 154, 155).
Рис. 154 Рис. 155
4. И. п. – лёжа на спине, руки в стороны ладонями вверх. Правая нога согнута в колене, правая стопа стоит на полу по центру относительно таза. Стопа располагается не слишком близко к тазу, на расстоянии примерно 1,5 длины стопы от таза. Левая пятка устанавливается сверху на правое колено, или (если это удобнее) цепляемся левой щиколоткой за верхнюю часть правого бедра. На выдохе ноги поворачиваем вправо, если это комфортно – укладываем ноги на пол, голова поворачивается подбородком к левому плечу. Вдох – раскручиваемся, ноги и лицо направляются к потолку. Выполняем последовательность 10–15 раз в каждую сторону, затем меняем ноги и повторяем последовательность (рис. 156, 157).
Рис. 156 Рис. 157
5. Вариант выполнения при наличии поясничного гиперлордоза. И. п. – лёжа на спине, руки в стороны ладонями вверх. Ноги соединить вместе, согнуть в тазобедренных и коленных суставах, скругляя поясничный отдел, и далее на выдохе плавно опустить справа от тела, подбородок одновременно повернуть к левому плечу. На вдохе вернуться в исходное положение (колени и лицо вверх). Повторить 5–10 раз в каждую сторону (рис. 158, 159). Возможен вариант статического выполнения с фиксацией.
Рис. 158 Рис. 159
6. Терапевтический статический вариант джат-хара-паривартанасаны. И. п. – лёжа на спине, руки в стороны, развёрнуты ладонями вверх. Ноги вместе, выпрямлены в коленях. Сгибаем правую ногу, пятку ставим на левое колено. Левой рукой захватываем правое колено, таз слегка сдвигаем в сторону свободной (правой) руки. Левой рукой мягко тянем правое колено к полу, не допуская болевых и дискомфортных ощущений. Расслабляем правую кисть, мышцы лица, живот. Дышим свободно. Фиксация 10–60 секунд (рис. 160). Плавно раскручиваемся, меняем ноги, захватываем правой рукой левое колено, сдвигаем таз в сторону свободной (левой) руки и повторяем фиксацию в другую сторону.
Рис. 160

Йогатерапия плоскостопия

В любой системе, выполняющей опорные и двигательные функции, должны присутствовать элементы, выполняющие роль амортизаторов, предохраняющие всю систему от неизбежных сотрясений и связанного с этим износа.
В опорно-двигательном аппарате человека есть множество таких систем амортизации: к примеру, пульпозные ядра межпозвонковых дисков, физиологические изгибы позвоночника, мениски коленных суставов. Важнейшей амортизационной системой являются и наши стопы.
Стопа – очень сложное образование, которое было эволюционно сформировано в результате перехода к прямохождению. Здоровая стопа должна отвечать множеству требований – для того чтобы качественно выполнять свои функции.
Как уже говорилось выше, одна из важнейших функций стоп – амортизирующая. Скелет стопы, его сложный связочный и мышечный аппарат, пространственная организация сводов обеспечивает гашение сотрясений от прыжков, бега и ходьбы и предохранение от этих сотрясений позвоночника, спинного и головного мозга. Кроме того, на подошве стопы подкожная жировая ткань с помощью пластинок соединительной ткани подразделяется на мелкие ячейки, каждая из которых действует как маленькая подушка, – в результате возникает буфер, равномерно распределяющий давление на всю опорную поверхность [Вайнек, 2008].
Опорная функция включает в себя, с одной стороны, функции стабильности (связки, мышцы и сухожилия должны обеспечить устойчивость и стабильность во всех плоскостях при сложнокоординированных движениях – например при беге по неровному рельефу). С другой, эффективное выполнение опорных функций возможно только при условии достаточной эластичности: уникальное упорядочение костей стопы, характер их суставного взаимодействия, способность стопы к деформации и скручиванию даёт ей возможность оптимально приспосабливаться к рельефу почвы.
Пожалуй, не функцией, но важной особенностью стопы нужно назвать обильную концентрацию рефлекторных зон на её поверхности. Подошва представляет собой своеобразный дисплей, на который спроецированы все системы и органы нашего тела – на этом базируются многие методики массажа и рефлексотерапии. Только подошвенная поверхность стопы имеет более 70 тысяч нервных окончаний. С помощью массажа тех или иных зон стопы можно инициировать стимуляцию определённых органов и тканей, активировать кровоток и обмен веществ. Так, при массаже подошвенных зон почек и мочеточников усиливается фильтрационная функция капилляров в клубочках почек.
Имеются данные, согласно которым в 90 % случаев мигрень возникает у женщин, носящих обувь на высоком каблуке и с узкими носами [Masfrest, 1975].
Основные отделы опорно-двигательного аппарата также имеют своё "представительство" на поверхности стопы, поэтому в курсе лечения какого-либо отдела позвоночника или сустава можно применять массаж связанной с ними рефлекторной зоны. К примеру, зона позвоночника располагается вдоль внутреннего ребра стопы: у внутреннего края основной фаланги 1-го (большого) пальца лежит зона шейного отдела. Далее по направлению к пятке, на протяжении внутреннего края 1-й плюсневой кости до проекции самой глубокой выемки свода подошвы – зона грудного; от этой выемки до уровня переднего края внутренней лодыжки располагается зона поясничного отдела. От переднего края внутренней лодыжки до переднего бугра пяточной кости располагается зона крестцово-копчикового отдела [Гольдблат, 2007].
Стопа, являясь фундаментом всего опорно-двигательного аппарата, может влиять на состояние всей системы: боли в пояснице легче провоцируются у тех пациентов с остеохондрозом, у которых имеется статическая недостаточность стопы в виде плоскостопия (данныеГ. А. Иванова). По наблюдениям Я. Ю. Попелянского, приступы поясничных болей могут начинаться после ушибов стопы, при разнашивании тесной обуви.
Плоскостопием называется состояние, при котором в результате нарушений нормального взаимодействия мышечного и костно-суставного аппарата стоп утрачивается их нормальная конфигурация и уменьшается выраженность продольного и поперечного сводов стоп.
У людей с плоскостопием отмечена склонность к формированию поясничного гиперлордоза (который является наименее благоприятной установкой для поясничного отдела и процессов остеохондроза). При сочетании плоскостопия с поясничным остеохондрозом гиперлордоз встречается в три раза чаще, чем сглаженность лордоза или кифоз [Иваничев, 1978]. У больных без плоскостопия гиперлордоз – нечастая деформация, она наблюдается в 6 раз реже, чем сглаженность лордоза или поясничный кифоз [Попелянский, 2011].
При опускании внутреннего свода стопы перерастягиваются внутренние коллатеральные связки колена, нарушается нормальная геометрия коленного сустава, нормальное положение таза и всего позвоночника.
Разнообразными функциями стоп определяется их сложное строение. Основой является скелет – 28 костей, взаимодействующих между собой суставными поверхностями сложной конфигурации. Большинство костей стопы имеют малую свободу движений относительно друг друга. Однако в совокупности эта конструкция и обеспечивает сочетание стабильности и эластичности, подвижности и устойчивости одновременно.
Соединения костей обеспечиваются в первую очередь мощным связочным аппаратом, который делает скелет стопы единым целым.
Связующую и двигательную функцию выполняют мышцы и их сухожилия. На самой стопе имеется несколько слоёв мышц (обычно выделяют четыре), обеспечивающие многие движения, выполняемые стопой и пальцами ног. Не меньшее значение имеют мышцы, которые берут своё начало на костях голени и бедра, своими сухожилиями спускаются на стопу и обеспечивают многие важные двигательные акты: например, сгибание-разгибание пальцев и всей стопы, её супинацию и пронацию, активно участвуют в поддержании равновесия, формировании сложнокоординированных движений. Таким образом, в работе со стопами огромное значение имеет участие всех мышц нижних конечностей.
Плоскостопие может иметь разные причины. Самым частым вариантом является статическое плоскостопие (многие авторы считают, что его причина – слабость мышечно-связочного корсета стопы). Кроме того, выделяют паралитическую форму (развивается в силу паралича мышц нижних конечностей при заболеваниях нервной системы), травматическую, врождённую и рахитическую.
При статическом плоскостопии в результате постепенного ослабления мышц, поддерживающих нормальную конструкцию стоп, происходит проседание сводов, растяжение связочного аппарата и в конечном итоге изменение конфигурации суставов. Стартовое ослабление мышц может происходить по разным причинам: отсутствие адекватных нагрузок на мышцы стопы и голени (то есть ходьба исключительно по ровным поверхностям при отсутствии стимулирующих стопу рельефов), ходьба на высоких каблуках (приводящая к выключению большей части мускулатуры свода), избыточный вес, конституциональная склонность.
Порой приходится наблюдать случаи плоскостопия, быстро развивающиеся в период полового созревания и бурного роста скелета по не совсем понятным причинам и резистентные к самым разным методам лечения.
По мнению многих исследователей и специалистов, при статических формах плоскостопия необходимым элементом лечения являются упражнения, преследующие различные цели: укрепление мышечного корсета стоп и голеней, поддержание эластичности связочного аппарата, активизация кровообращения, лимфооттока и обмена синовиальной жидкости в суставах стопы, стимуляция рефлексогенных зон.
Основой йогатерапевтического алгоритма, позволяющего достигать перечисленных целей, будет практика стоячих асан; детальная отстройка по Айенгару в данном случае обеспечивает воздействие на мышечный, связочный и суставной аппарат стоп и голеней. Многие люди со статической формой плоскостопия отмечают улучшение самочувствия после нескольких месяцев регулярной практики стоячих асан.
Однако более специфическим воздействием будет перечень упражнений, детально прорабатывающих все анатомические структуры стопы и мышцы голеней.
Комплекс выполняется в положении стоя.
1. И. п. – стопы на одной линии (правая впереди, левая сзади). Вдох – приподнимаемся на носочки как можно выше (рис. 161), выдох – опускаемся как можно медленнее, пятки касаются пола в самом конце выдоха (рис. 162).
Можно присоединять дыхание уджайи и движение рук (вдох – руки вверх, выдох – руки вниз). 15–20 раз на каждую ногу. Компенсация: фиксируемся в положении – стопы параллельны, пятки на полу, носки на кирпиче, 10 секунд (рис. 163).
Рис. 161 Рис. 162 Рис. 163
2. И. п. – носки вместе, пятки разведены врозь, стопы примерно под углом 90 градусов по отношению друг к другу. Вдох – приподняться на носки, выдох – опуститься на пятки (рис. 164, 165). Аналогично упражнению № 1 можно присоединять движения рук и дыхание уджайи. Компенсация – как в п. 1.
Рис. 164 Рис. 165
3. И. п. – как в п. 2. Приподняться на носки, медленно присесть, сгибая ноги в коленях. Выпрямить колени, опустить пятки на пол. Повторить 3–5 раз.
4. И. п. – стопы параллельно, невысоко приподняться на носки (пятки приподняты над полом на 4–5 см). После этого несколько раз "скручиваем стопы", приподнимая внутренний свод стопы и поворачивая пятки навстречу друг другу; при этом пальцы и подушечки стоп остаются неподвижны, не смещаясь по полу. Повторяем 10–15 раз (рис. 166, 167).
Рис. 166 Рис. 167
5. И. п. – шаг вперёд правой ногой: позиция ног примерно как в уттхита-триконасане. Упираемся в пол носком (пальцами и подушечкой стопы) передней (правой) ноги, пятку приподнимаем над полом как можно выше; колено максимально выпрямляем, подтягивая коленную чашечку. Фиксируемся на 5 секунд, дышим свободно, после чего опускаем пятку на пол и приподнимаем носок, натягивая его на себя; фиксируемся на 7–10 секунд, растягивая задние мышцы голени. Повторяем 3 раза на каждую ногу (рис. 168, 169).
Рис. 168 Рис. 169
6. И. п. – стопы параллельны, стоим на наружном крае стопы, пальцы максимально напряжены и подогнуты; перемещаем вес тела в область мизинцев и обратно, 5–7 раз (рис. 170, 171).
Рис. 170 Рис. 171
7. И. п. – стопы параллельно, на небольшой ширине. Как можно выше поднимаем пальцы ног, "задирая" их к потолку. Опускаем пальцы как можно дальше вперёд, зацепляемся ими за пол и подтягиваем стопы вперёд при помощи пальцев; таким образом "ползём" вперёд. Не перекатываемся с пятки на носок, не отрываем от пола пятки и подушечки стоп; таким образом, отрываются только пальцы, оставшаяся часть стопы ползёт по полу (рис. 172, 173). Стремимся за один раз "проползать" 1 метр.
Рис. 172 Рис. 173
8. И. п. – правая нога опорная, левая приподнята вперёд и вверх, выпрямлена в колене. Вращаем стопой; движение только в голеностопном суставе, голень и бедро неподвижны. 10 вращений влево и вправо для каждой ноги (рис. 174).
Рис. 174
9. И. п. – как в п. 7. Большой палец левой ноги поднимаем, остальные пальцы опускаем – фиксация 3–4 секунды. Далее большой палец вниз, остальные вверх – фиксация 3–4 секунды. Повторяем по 5–7 раз для каждой ноги (рис. 175, 176).
Рис. 174 Рис. 175
При статическом плоскостопии, связанном со слабостью мышц стопы и вторичными изменениями в суставах, данный комплекс следует выполнять регулярно, по возможности ежедневно. Это можно делать в рамках общего комплекса сукшма-вьяям, предваряющего практику асан. В практике асан следует уделять большое внимание стоячему блоку с детальной отстройкой положения нижних конечностей. Следует также чередовать сокращение и растяжение передней и задней групп мышц голени (к примеру: тадасана стоя на носках (сокращение икроножной и камбаловидной мышц) – адхо-мукха-шванасана (растяжение этой группы мышц)). Впрочем, именно эти алгоритмы и применяются во многих традициях хатха-йоги; именно поэтому общая сбалансированная практика асан уже сама по себе даёт положительный эффект.
Однако йогатерапия может играть роль важного, но не единственного фактора. Существенное значение нередко имеют индивидуально подобранные стельки.
В практике приходится наблюдать случаи, когда хирургическая коррекция даёт очевидный позитивный результат и улучшение самочувствия пациента. В данном случае всё очень индивидуально, но регулярная практика йогатерапии всегда вносит свой вклад в успешное разрешение этой проблемы.
Вариант построения комплекса по программе "Йогатерапия позвоночника"
1. Предварительная настройка внимания в положении стоя. Глаза закрыты, расслабляем лицо, плечи, руки, осознаём дыхание.
2. Похлопывания, растирания ладоней, вьяямы на кисти рук.
3. Вьяямы на шейный отдел.
4. Вьяямы на плечевой пояс.
5. Комплекс на стопы.
6. Цикл марджариасаны.
7. "Простые последовательности" на основные группы мышц.
8. Скручивания в положении лёжа на спине. 9. Тракционные техники с использованием шведской стенки.
10. Базовые дыхательные техники в положении лёжа на спине.
11. Шавасана.

Приложение

Демонстратор: Антон Лисицкий
Фотограф: Саги Ермолаева
Вьяямы для шейного отдела позвоночника




Вьяямы на шейно-грудной отдел позвоночника и плечевой пояс









http://kiselevav-test.ru/yoga/yoga_materials/yoga_book_inet/frolov-yogaterapiya/255.jpg
Цикл марджариасаны



Простые последовательности
Ардха-шалабхасана

Сарпасана

Ардха-навасана
Скотч

Васиштхасана (терапевтический вариант)

Скручивающие элементы

Тракционные техники

Йогатерапия плоскостопия

Список литературы


1. Айенгар, 1992 – Айенгар Г. С. Йога для женщин. М.: Наука, 1992.
2. Айенгар, 1993 – Айенгар Б. К.С. Прояснение йоги. М.: МЕДСИ, 1993.
3. Айенгар, 2007 – Айенгар Б. К.С. Йога – путь к здоровью. М.: Флинта, 2007.
4. Акимов, Коваленко, 1985 – Акимов Г. А., Коваленко П. А. Диагностика и основные направления лечения спондилогенных пояснично-крестцовых радикулитов // Журнал невропатологии и психиатрии. 1985. № 4.
5. Белый, 2010 – Белый Л. Е. Патогенетические аспекты острой обструкции верхних мочевых путей // Бюллетень сибирской медицины. 2010. № 6.
6. Брахмачари, 2007 – Брахмачари Д. Йога-Сукш-ма-Вьяяма. М.: Ритамбхара, 2007.
7. Бродская, 1966 – Бродская З. Л. Возможности анализа состава межпозвонковых дисков при шейном остеохондрозе посредством рентгенографического исследования с контрастированием // Процессы естественного и патологического старения. Л., 1966.
8. Булдакова, Тихонова-Гапон, 1973 – Булдакова Г. Е., Тихонова-Гапон А. Я. Лечебная гимнастика в сочетании с вытяжением у больных с межпозвонковым остеохондрозом // Остеохондроз позвоночника. Новокузнецк, 1973. Ч. 2. 9. Вайнек, 2008 – Вайнек Ю. Спортивная анатомия. М.: Академия, 2008.
10. Веселовский, Строков, 1971 – Веселовский В. П., Строков Е. С. О лечении неврологических обострений у больных поясничным остеохондрозом инъекциями унитиола // Вертеброгенная пояснично-крестцовая патология нервной системы. Казань, 1971. В. 1.
11. Волков, Цикулин, 1989 – Волков В. С., Цикулин А. Е. Лечение и реабилитация больных гипертонической болезнью в условиях поликлиники. М.: Медицина, 1989.
12. Гарднер, Шобек, 2013 – Гарднер Д., Шобек Д. Базисная и клиническая эндокринология. М.: Бином, 2013.
13. Гольдблат, 2007 – Гольдблат Ю. В. Эндиклопедия рефлекторного массажа в клинической практике. М.: Наука и техника, 2007.
14. Гресь, Тарендь, 2008 – Гресь А. А., Тарендь Д. Т. Урологические аспекты инфекции мочевых путей // Материалы X Белорусско-Польского урологического симпозиума (г. Минск, 9–10 октября 2008 г.).
__URL__.
15. Дубнов, 1967 – Дубнов П. Л., Поясничный дискоз. Киев: Здоровье, 1967.
16. Епифанов, Епифанов, 2008а – Епифанов В. А., Епифанов А. В. Восстановительное лечение при заболеваниях и повреждениях позвоночника. М.: МЕД-пресс-информ, 2008.
17. Епифанов, Епифанов, 2008б – Епифанов В. А., Епифанов А. В. Остеохондроз позвоночника. М.: МЕД-пресс-информ, 2008.
18. Есин и др., 2003 – Есин Р. Г., Файзуллин Р. И., Рогожин А. А., Девликамова Ф. И. Клиническая миология. М.: ФЭН, 2003.
19. Зильбер, 1996 – Зильбер А. П., Респираторная медицина // Этюды критической медицины. Петрозаводск: издательство ПГУ, 1996. Т. 2.
20. Иваничев, 1978 – Иваничев Г. А., Функциональное состояние мышц у больных поясничным остеохондрозом // Ортопедия и травматология. 1978. № 6.
21. Капанджи, 2009 – Капанджи А. И. Позвоночник. Физиология суставов. М.: Эксмо, 2009.
22. Красноярова, Сабинин, 2007 – Красноярова Н. А., Сабинин С. Л. Биомеханика шейного отдела позвоночника и коррекция её нарушений. Алматы, 2007.
23. Краснянский, 1967 – Краснянский Ю. И. К методике вытяжения поясничного отдела позвоночника при дискогенных радикулитах // Советская медицина. 1967. № 30.
24. Кузнецов, 2004 – Кузнецов В. Ф. Вертебронев-рология. М.: Книжный дом, 2004.
25. Кушаковский, 1995 – Кушаковский М. А. Гипертоническая болезнь. М., Сотис, 1995.
26. Ловейко, Фонарёв, 1988 – Ловейко И. Д., Фонарёв М. И. Лечебная физкультура при заболеваниях позвоночника у детей. Л.: Медицина, 1988.
27. Лоскутова и др., 2012 – Лоскутова С. А., Краснова Е. И., Пекарева Н. А. Острый гломерулонефрит у детей – причины возникновения, течение и возможности профилактики. М., 2012.
28. Лукаш, 2008 – Лукаш А. 500 упражнений для позвоночника. М.: Наука и техника, 2008.
29. Медицинская реабилитация, 2008 – Медицинская реабилитация / под ред. В. А. Епифанова. М.: МЕД-пресс-информ, 2008.
30. Минвалеев и др., 1999 – Минвалеев Р. С., Ноздрачёв А. Д., Кирьянова В. В., Иванов А. И. Бхуд-жангасана изменяет уровень стероидных гормонов у здоровых людей // Адаптивная физическая культура. 1999. № 2 (10).
31. Михайлов, 2010 – Михайлов A. M. Неспецифические рефлекторно-мышечные синдромы висцерального генеза / Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей. Опубликовано онлайн в 2010. __URL__ .
32. Мозес, Ушакова, 2006 – Мозес В. Г., Ушакова Г. А. Варикозное расширение вен малого таза у женщин в основные возрастно-биологические периоды жизни. Клиника, диагностика, лечение, профилактика. М.: ЭликсКом, 2006.
33. Насонов, Чичасова, 2002 – Насонов Е. Л., Чича-сова Н. В. Системное применение глюкокортикоидов при ревматических заболеваниях // Русский медицинский журнал. 1999. Том 7. № 8.
34. Патанджали, 2007 – Патанджали. Йога-Сутра. М.: Азбука-классика, 2007.
35. Попелянский, 2011 – Попелянский Я. Ю. Ортопедическая неврология. М.: МЕДпресс-информ, 2011.
36. Потапчук и др., 2007 – Потапчук А. А., Матвеев С. В., Дидур М. Д. Лечебная физическая культура в детском возрасте. М.: Речь, 2007.
37. Привес и др., 1974 – Привес М. Г., Лысенков Н. К., Бушкович В. И. Анатомия человека. М.: Медицина, 1974.
38. Продан и др., 1992 – Продан А. И., Пащук А. Ю., Радченко В. А., Чудновский Г. Х., Поясничный спондилоартроз. Харьков: Основа, 1992.
39. Свами, 2003 – Свами Сатьянанда Сарасвати. Древние тантрические техники йоги и крийи. М.: изд-во Кравчука, 2003.
40. Серов и др., 2008 – Серов В. Н., Прилепская В. Н., Овсянникова Т. В. Гинекологическая эндокринология. М.: МЕДпресс-информ, 2008.
41. Фарбер, 1975 – Фарбер М. А. Пояснично-крестцовый радикулит. Алма-Ата, 1975.
42. Федосеев, Трофимов, 2006 – Федосеев Г. Б., Трофимов В. И. Бронхиальная астма. СПб.: Нордмедиздат, 2006.
43. Физиология человека, 2007 – Физиология человека / под ред. Р. Шмидта и Г. Тевса. М.: Мир, 2007.
44. Физическая реабилитация, 2008 – Физическая реабилитация / под ред. С. Н. Попова. М.: Феникс, 2008.
45. Хасанова, 2011 – Хасанова М. И. Трансплантация почек: азы реабилитации. М.: издательский дом "Практика", 2011.
46. Ходарев и др., 2002 – Ходарев С. В., Гавришев С. В., Молчановский В. В., Агасаров Л. Г. Основы тракционной терапии / Методическое учебное пособие для системы послевузовской подготовки врачей. М., 2002.
47. Цивьян, 1971 – Повреждения позвоночника. М., 1971.
48. Чернякова, Сементовская, 2008 – Чернякова Ю. М., Сементовская Е. А. Синовиальная жидкость: состав, свойства, лабораторные методы исследования / Гомельский государственный медицинский университет, Институт механики металлополимерных систем им. В. А. Белого НАН РБ. Гомель, 2008.
49. Чудновский, Зайцева, 1986 – Чудновский Н. А., Зайцева Р. Л. Микроскопическое строение менискоидов // Мануальная терапия при вертеброгенных заболеваниях. Новокузнецк, 1986.
50. Шри Йогендра, 1997 – Шри Йогендра. Личная гигиена йога. Киев: София, 1997.
51. Шулутко, 2001 – Шулутко Б. И. Артериальная гипертензия. М.: Ренко, 2001.
52. Эберт, 1999 – Эберт Д. Физиологические аспекты йоги / пер. Р. С. Минвалеева. М., 1999.
53. Banasik et al., 2011 – Banasik, J., Williams, H., Haberman, M., Blank, S., Bendel, R. Effect of Iyengar yoga practice on fatigue and diurnal salivary cortisol concentration in breast cancer survivors // J Am Acad Nurse Pract. 2011. March.
54. Barbor, Camb, 1954 – Barbor, R., Camb, M.B.. Spinal Traction // Lancet. 1954. 266. 6809.
55. Bosch et al., 2009 – Bosch, P.R., Traustadottir, T., Howard, P., Matt, K. S. Functional and physiological effects of yoga in women with rheumatoid arthritis: a pilot study // Altern Ther Health Med. 2009. July– August.
56. Curtis et al., 2011 – Curtis, K., Osadchuk, A., Katz, J. An eight-week yoga intervention is associated with improvements in pain, psychological functioning and mindfulness, and changes in cortisol levels in women with fibromyalgia // J Pain Res. 2011. № 4.
57. Diab, Moustafa, 2013 – Diab, A.A., Moustafa, I. M. Th e e? cacy of lumbar extension traction for sagitt al alignment in mechanical low back pain: a randomized trial // J Back Musculoskelet Rehabil. 2013. January, 1. № 26 (2).
58. Duus, Hadley, 1951 – Duus, P., Hadley, L. Pathologische Bedeutung hat d. Bandscheibenverfall im Bereich d. Lendevirbelsaule // Bruns Beitr. Klin. Chir. 1951. № 180.
59. Gopal et al., 2011 – Gopal, A., Mondal, S., Gandhi, A., Arora, S., Bhatt acharjee, J. Effect of integrated yoga practices on immune responses in examination stress // Int J Yoga. 2011. January.
60. Gordon et al., 2013 – Gordon, L., McGrowder, D.A., Pena, Y.T., Cabrera, E., Lawrence-Wright, M. B. Effect of yoga exercise therapy on oxidative stress indicators with end-stage renal disease on hemodialysis // Int J Yoga. 2013. № 6.
61. Gore, 2006 – Gore, M. M. Immediate effect of asanas on urinary pH, acid excretion and creatinine // Yoga Mimamsa. 2006. April – July.
62. Guntz, 1958 – Guntz, F. Wirbelsaule und Becken in Ruhe und Bewegung // In: Handb. d. Orthopadie. 1958. № 2.
63. Gupta, Ramarad, 1978 – Gupta, R., Ramarad, S. Epidurography in reduction of lumbar disc prolapse by traction // Arch. Phys. Med. 1978. № 59.
64. Hadley, Duus et al., 1951 – Hadley L., Duus, P., et al. Intervertebral joints subluxation, bony impingement and foramen enroachment with nerve root changes // Amer. J. Roentg. 1951. № 65.
65. Jevning et al., 1978 – Jevning, R., Wilson, A.F., Davidson, J. M. Adrenocortical activity during meditation // Horm Behav. 1978. February.
66. Kamei et al., 2000 – Kamei, T., Toriumi, Y., Kimura,
H., Ohno, S., Kumano, H., Kimura, K. Decrease in serum cortisol during yoga exercise is correlated with alpha wave activation // Percept Mot Skills. 2000. June.
67. Kasamatsu, Hirai, 1966 – Kasamatsu, A., Hirai, T. An electroencephalographic study on the Zen meditation (Zazen) // Folia Psychiat. Neurol. Jap. 1966. № 20.
68. Kesari et al., 2006 – Kesari, M.G., Vaishvanar, P.S., Deshkar, B. V. Effect of yoga-asanas and pranayama on urea clearance and creatinin clearence value // Yoga Mimamsa. 2006. April-July.
69. Kos, 1968 – Kos J. Contribution a l‘etude de l‘anatomic et de la vascularisation des articulations intervertebrales // Bull. De l‘ass. Anat. 1968. № 53.
70. Lewit, 1973 – Lewit K. Manuelle Th erapie. Leipzig: J. A. Barth, 1973.
71. Lewit, 1980 – Lewit K. Postizometricka relaxace // Gaz. Lek. Ces. 1980. № 119.
72. Lindblome, 1957 – Lindblome K. Intervertebral disc degeneration considered as a pressure atrophy //J. Bone Jt. Surg. 1957. № 39A.
73. Masfrest, 1975 – Masfrest H. Gesund in die Zukunft. Munchen, 1975.
74. Mizawa et al., 2013 – Mizawa, M., Yamaguchi, M., Ueda, C., Makino, T. Shimizu. Stress evaluation in adult patients with atopic dermatitis using salivary cortisol // TBiomed Res Int. 2013. 2013:138027. doi: 10.1155/2013/138027. Epub: 2013, July 23.
75. Nelson et al., 1986 – Nelson, L., Jennings, G., Esler, M., Korner, P. Effect of changing level of physical activity on blood pressure and haemodinamics in essential hypertension // Lancet. 1986. Vol. 2.
76. Okuma et al., 1957 – Okuma, T., Koou, E., Ikeda, K., Sugiyana, H. Th e EEG of Yoga and Zen practitioners // EEG, clin. Neurophysiol. 1957. Suppl. 9.
77. Riva et al., 2010 – Riva, R., Mork, P.J., Westgaard, R.H., Ro, M., Lundberg, U. Fibromyalgia syndrome is associated with hypocortisolism // Int J Behav Med. 2010. September.
78. Steinrucken, 1981 – Steinrucken, H. Beitrag zur Diagnostik, Klinik und Th erapie am Th orax ans der Sicht des Manualtherareuten // Man. Med. 1981. № 19.
79. Troisier, 1962 – Troisier, O. Traitement non chirurgical des lesions des disques. Paris, 1962.
80. Turner, Oppenheimer, 1936 – Turner, L., Oppenheimer, A. A common lesions of the cervical spine responsible for segmental neuritis // Ann. Intern. Med. 1936. Vol. 10.
81. Vadiraja et al., 2009 – Vadiraja, H.S., Raghavdra, R.M., Nagarathna, R., Nagaendra, H.R., et al. Effects of a yoga program on cortisol rhythm and mood states in early breast cancer patients undergoing adjuvant radiotherapy: a randomized controlled trial // Integr Cancer Th er. 2009. March.
82. Vera et al., 2009 – Vera, F.M., Manzaneque, J.M., Maldonado, E.F., Carranque, G.A., Rodriguez, F.M., Blanca, M.J., Morell, M. Subjective sleep quality and hormonal modulation in long-term yoga practitioners // Biol Psychol. 2009. July.
83. West et al., 2004 – West, J., Ott e, C., Geher, K., Johnson, J., Mohr, D. C. Effects of Hatha yoga and African dance on perceived stress, affect, and salivary cortisol // Ann Behav Med. 2004. October.
84. Wyke, 1975 – Wyke, B. D. Morphological and functional features of the innervation of the costo-vertebral joints // Folia Morphol. Prague, 1975. № 23.
85. Yadav et al., 2012 – Yadav, R.K., Magan, D., Mehta, N., Sharma, R., Mahapatra, S. C. E? cacy of a short-term yoga-based lifestyle intervention in reducing stress and inflammation: preliminary results // J Altern Complement Med. 2012. July.
86. Yurtkuran et al., 2007 – Yurtkuran, M., Alp, A., Dilek, K. A Modified Yoga-based Exercise Program in Hemodialysis Patients: A Randomized Controlled Study // Complement Th er Med. 2007. September. № 15 (3). Epub: 2006, August 22.Примечания

1

Уджайи – базовая дыхательная техника хатха-йоги, при выполнении которой воздух с шипением движется через слегка сжатую голосовую щель.

2

От греч. ganglion – узел.

3

Рефлюкс – обратный заброс.