Главная > Йога > Материалы > Статьи по йоге др.авторов > Йоги в СССР

Йоги в СССР

Источник: цикл статей на сайте www.gyoga.ru

Оглавление

Йоги в СССР. Часть 1. Вицин Г.М.

Вицин Г.М.
Вицин Георгий Михайлович
(1917-2001)
В этом цикле статей речь пойдёт об известных и малоизвестных личностях, живших в России в те времена, когда она ещё была частью Советского Союза. Объединяет их одно — увлечение йогой. Ну какие могли быть йоги в СССР?  Однако же вот, были. И за «железный занавес» просачивались какие-никакие веяния из-за границы, где полным ходом шла экспансия транснациональной йоги (об этом ещё напишу). И в СССР в 60-е годы приезжали с официальными визитами известные всему миру учителя йоги — Индра Деви, а потом — Дхирендра Брахмачари.

Русские люди, которых йога увлекла всерьёз и на всю жизнь, о своём увлечении особо не распространялись, денег на этом не зарабатывали и никого учить не пытались. О методах их занятий известно очень мало, но это и не важно. Достойны восхищения и уважения их скромность, постоянство и упорство в практике, несмотря на тотальный дефицит информации и насмешки окружающих…

Знаменитый актёр театра и кино, снявшийся более чем в сотне кинофильмов, озвучивший великое множество мультфильмов и детских пластинок, выступавший до последних лет в Театре киноактёра.

Талантливо играл разновозрастные роли — в 37 лет сыграл в кино 18-летнего парня, в 40 — на сцене театра играл старшеклассника, в 46 — снова роль молодого жениха. Он всегда был в хорошей физической форме, никогда не полнел, не худел, всегда был одного веса. По словам знакомых и друзей, выглядел Георгий Михайлович до самых преклонных лет весьма молодо, не имел ни одного седого волоса, сохранил способность ясно и чётко мыслить.

Как и когда увлёкся йогой — точно неизвестно. Говорят, что ещё в 50-х годах. Вначале компанию составлял ему Савелий Крамаров, тоже известный актёр, эмигрировавший затем в Америку.  По словам Вицина, интересовался он йогой всерьёз, собирал литературу. Каждый день стоял на голове минут по 15, практиковал дыхательные упражнения. Занимался регулярно, а если время занятий приходилось на съёмки — они прерывались, объявлялся перекур, а «виновник» отходил в сторонку и делал свои упражнения. (По другим сведениям, он был настолько деликатен, даже в пик своей популярности, что никогда не позволял себе прерывать работу целого коллектива из-за своих личных нужд.)

«Если бы я не занимался йогой, то многие мои роли в кино не были столь успешными. Ведь процесс съёмок — очень тяжёлая муторная вещь. В ожидании, когда тебя снимут, можно просидеть целый день, притом утомиться так, что весь юмор из тебя сам собой выдохнется. Как тогда играть? Но я во время съёмок, несмотря на шум, крик, часто засыпал ровно на десять-пятнадцать минут, тем самым давая организму отдохнуть, расслабиться.»

Знакомые и родственники Вицина отмечали его удивительную гармонию с природой. Он очень любил гулять в лесу, любил свободу и тишину. На море, когда съёмки прервала непогода, и все сидели по номерам, он под дождём гулял по пляжу и разговаривал с чайками. Ну а уж в Москве-то его знала каждая собака в районе проживания и, говорят, даже голуби сопровождали его в прогулках по улицам, перелетая вслед за ним через крыши домов.

Памятник Вицину на Ваганьковском кладбище в Москве
Ваганьковское кладбище в Москве

Возможно, благодаря именно увлечению йогой, у Вицина было философски-мудрое отношение к жизни.  Он часто шутил, что мог бы жить в бочке, как Диоген.

«Я много лет проработал, но не воспитал в себе чувства зависти. Меня не волновало, дали мне роль или нет, заплатили на двадцать рублей больше или меньше. Я инстинктивно понимал, что мои коллеги, которые портят себе из-за этого нервы, заблуждаются. Я знал многих людей, которые из последних сил строили дачи, а вскоре после этого умирали в расцвете лет. Нельзя стараться сделать всё.»

Георгий Михайлович соблюдал свою систему питания, не употреблял алкоголь и современных лекарственных средств. В 84 года  попал в больницу в результате сердечного приступа после спектакля в театре. Врачи диагноз не разглашали до последнего. Лечили традиционно — «химией». А когда организм, отвыкший от неё, не выдержал, списали всё на больные печень, сердце и… на йогу. В газете «Вечерняя Москва» было написано:

«Актера, по мнению медиков, подвело… его серьезное увлечение йогой. По этой методике Георгий Вицин занимается едва ли не всю сознательную жизнь. В последнее время врачи предостерегали актера: задержки дыхания и излишняя концентрация сил всего организма могут пагубным образом сказаться на здоровье пожилого человека. Однако он не внял их советам.»

Одно из последних интервью Георгий Михайлович Вицин закончил так:

«Не суетитесь, люди. Жизнь отнимает страшно много времени!»

Йоги в СССР. Часть 2. Курилов С.В.

19 Ноя 2012

Курилов С.В.
Курилов Станислав Васильевич
(1936-1998)

«В 1974 году Станислав Курилов бежал с круизного лайнера «Советский Союз», проходящего мимо берегов Филиппин. С ластами, маской и трубкой без еды и питья в течение 3 суток проплыл до острова Сиаргао около 100 км.

После расследования, проведённого филиппинскими властями, и нахождения в заключении был депортирован в Канаду, получил канадское гражданство.
В СССР заочно приговорён к 10 годам лишения свободы за измену Родине.»

Не правда ли, цитата из энциклопедии похожа на концовку приключенческого романа? Между тем, это реальная история…

При жизни этот человек был практически неизвестен: в то время, пока жил в Стране Советов — рядовой её гражданин, каких миллионы; после побега — изгой, преступник на Родине и, по-прежнему, незаметный скромный труженик за рубежом.

Слава Курилов, как его обычно называли, с детства был страстно влюблён в море, хотя увидел его впервые только в пятнадцать лет. Первая книга о йоге попалась на глаза на первом курсе института:

 Это было то, что я так долго бессознательно искал. В йоге была какая-то тайна. Впервые я встретился с чем-то, что нельзя было понять с помощью чтения.

Слава Курилов "Один в океане"
Автобиографический роман

С этого момента жизнь его вошла в штопор. Автобиографическая книга, написанная им, в общем-то, для себя, не для публики, и изданная уже после его смерти, читается на одном дыхании, как захватывающий роман. Будучи человеком страстным и терпеливым, он отдавался своим увлечениям, морю и йоге, полностью, без остатка. Чего только стoят его занятия дыхательными упражнениями в промёрзшем насквозь танке или стойка на голове, привязанным к корабельной мачте, во время шторма! Это увлечение, граничащее с фанатизмом. Но какая сила воли!

Десять лет непрерывных занятий йогой привели его к такому опыту самопознания, о котором многие современные практики могут только мечтать. Без наставников, руководствуясь только скудными книжными источниками и своим безграничным терпением, он прошёл длинный путь от асан:

«Первые пять лет ничего примечательного со мной не случалось. Я жил своей внутренней жизнью и все свободное время посвящал упражнениям. В течение нескольких лет я выполнял асаны — статические позы…

Тогда я не понимал смысла упражнений. Я принимал очередную позу и оставался в ней, пока не чувствовал неудобства… Я обладал безграничным терпением, не ожидал никаких результатов в ближайшем будущем и получал от упражнений только великолепное самочувствие…»

до пранаямы:

«Все, что я делал до этого, можно назвать гимнастикой, акробатикой, диетой, но только не йогой. С этого момента начинается самая трудная, самая опасная, с точки зрения учителей, но и самая интересная часть…»

а потом и дальше — к высшим ступеням йоги, вплоть до самадхи (в его представлении).

Памятник Курилову на темплиерском кладбище в Иерусалиме
Кладбище ордена темплиеров
в Иерусалиме (Израиль)

Подобная практика не проходит бесследно. Человека, испытавшего контакт с Непознаваемым, уже невозможно удержать в жёстких рамках государственных границ. По профессии — океанограф, Слава Курилов был признан невыездным за пределы СССР. Он мечтал работать в тропических морях, была договорённость о совместных подводных исследованиях с Жаком Кусто, но Особый отдел перечеркнул все надежды:

«… мне пришел ответ с предельно ясной формулировкой: «Посещение капиталистических стран считаем нецелесообразным.»

И тогда — такой шаг, который любому обычному человеку показался бы безумством. Побег  за железный занавес. Ночной прыжок с 15-метровой высоты палубы в штормовой океан. Если до этого момента книга читается как детективный роман «один против общества», то теперь она становится захватывающим дух приключенческим романом «наедине с океаном»:

«С точки зрения здравого смысла мои шансы добраться до берега живым выглядели так: если во время прыжка я не разобьюсь от удара о воду, если меня не сожрут акулы, если я не утону, захлебнувшись или от усталости, если меня не разобьет о рифы, если хватит сил и дыхания выбраться на берег и если к этому времени я все еще буду жив — то только тогда я, может быть, смогу поблагодарить судьбу за небывалое чудо спасения.»

Впрочем, и после того, как благополучно завершилась эта авантюра, жизнь у Славы Курилова была не скучной. Почитайте сами его книгу «Один в океане» (она включает роман»Побег» и несколько не менее интересных автобиографических рассказов). Погиб Станислав Васильевич во время водолазных работ на Тивериадском озере в Израиле.

Интервью Славы Курилова для израильского телевидения (на английском языке):

Йоги в СССР. Часть 3. Катков А.Ю.

25 Дек 2012

Катков А.Ю. (1949-1987)
Катков Алексей Юрьевич
(1949-1987)

Имя этого человека сегодня практически забыто. Всю свою недолгую жизнь он проработал в «закрытых» институтах военного ведомства. Если бы не его научно-популярные статьи в журналах, изданная в соавторстве книга да воспоминания встречавшегося с ним В.С.Бойко (одного из основателей московской школы классической йоги), возможно, никто бы так и не узнал об этом энтузиасте йоги, жившем и работавшем в Советском Союзе.

Йогой Алексей заинтересовался во время учёбы во 2-м Московском государственном медицинском институте им. Пирогова. По окончании института поступил в аспирантуру и начал работу в Институте медико-биологических проблем. Это учреждение было тогда секретным, работало на нужды космонавтики и авиации и подчинялось Министерству Обороны. Подобные условия позволяли молодому учёному заниматься йогой, невзирая на её официальный запрет.

Катков занимался исследованиями предельных возможностей человеческого организма, условиями его адаптации к экстремальным воздействиям. Работа учёного проходила не только в лабораториях, но и в горах, где он на себе проверял возможности и резервы человеческой выносливости. В частности, его очень интересовали дыхательные техники йогов, различные режимы дыхания — в условиях высокогорья, голодания, сильного охлаждения и т.д. Мечтал попасть в космос для продолжения своих опытов в условиях невесомости. Но не прошёл строгий медицинский отбор…

Работа Алексея заключалась не только в засекреченных исследованиях. В 70-х годах в журнале «Химия и жизнь» публиковались его статьи: «Йоги владеют анабиозом?», «Боль побеждают не только йоги», «Где ключ к анабиозу йогов?», «Сон йогов глазами физиолога». Он был известен как первый исследователь и популяризатор получившего впоследствии немалую известность Порфирия Корнеевича Иванова (ратовавшего за лечение природными силами, в частности, ледяной водой) и даже снял о нём фильм. А ещё в 1979 году вышла в свет написанная в соавторстве с Н.А Агаджаняном книга «Резервы нашего организма»:

«Нам представляется, что людей условно можно разделить на две категории. К первой, весьма многочисленной следует отнести тех «нехотяев», которые воспринимают себя, свой организм как нечто раз и навсегда данное, завершенное. Они не хотят и не могут переделать, улучшить свою собственную природу. Ко второй же категории относятся люди, которые рассматривают себя как материал для неустанной работы, они как бы заново формируют свое тело, закаляют свою волю. И это дает положительные, подчас неожиданные результаты.»

Обложка книги "Резервы нашего организма"
Обложка книги

В книге в научно-популярной форме разобрано множество аспектов жизнедеятельности человека: питание, дыхание, физическая нагрузка и т.д. Приведено множество интересных фактов и свидетельств о необычайных возможностях человеческого организма, в т.ч. о «чудесах», демонстрируемых индийскими йогами. Много внимания уделено вопросам адаптации организма к условиям высокогорья. Эта тема, собственно, и сблизила будущего профессора Агаджаняна и его аспиранта Каткова — экспериментальные доказательства того, что высокогорная адаптация повышает сопротивляемость организма к экстремальным нагрузкам: недостатку кислорода, перегрузкам, высоким температурам и т.д. Недаром в программу подготовки всех советских космонавтов включались тренировки в горах.  Н.А.Агаджанян защитил свою докторскую диссертацию по теме «Физиологическое обоснование общего дав­ления и кислородного режима в обитаемых ка­бинах летательных аппаратов» ещё в 1967 году. А вот А.Ю.Катков только планировал защищать докторскую в конце 80-х на основе своей научной монографии «Адаптация к гипоксии и биоэкономика внешнего дыхания», вышедшей в издательстве аккурат в день гибели автора…

19 апреля 1987 года Алексей замёрз на Эльбрусе во время очередной холодовой ночёвки, выполняя специальное задание Института биофизики при Минздраве СССР. Это тоже было засекреченное учреждение, и потому обстоятельства смерти учёного  до сих пор точно неизвестны. В послесловии к третьему изданию книги «Резервы нашего организма» вряд ли была сказана вся правда:

«… во время зимнего восхождения на Эльбрус погиб Алексей Катков. В штормовую погоду он решил не отступать, преодолеть разбушевавшуюся стихию и покорить очередной пик горного исполина. Но силы оказались неравными.»

Маршрут на вершину Эльбруса по юго-восточному склону. Кто катался там на лыжах, знает, что с помощью техники подняться можно чуть выше «Приюта одиннадцати», до высоты 4200 м. Выше — уже только пешком.

«О научной деятельности на Эльбрусе» (из книги Н.А.Агаджаняна и А.Ю.Каткова):

«Интересно что еще в 30-е гг. была построена высокогорная хижина на седловине Эльбруса (высота 5300 м), где на протяжении нескольких лет проводилась обширная научно-исследовательская работа. В 1966 г. по инициативе академика Н. Н. Сиротинина на восточной вершине Эльбруса (высота 5621 м) с помощью вертолета была установлена медико-биологическая лаборатория. Правда, эти сооружения, к сожалению, не выдержали единоборства с суровыми зимними эльбрусскими ветрами. Позднее сотрудниками Н. Н. Сиротинина был сооружен пенопластовый домик на южном склоне Эльбруса в районе Камней Пастухова, расположенных на высоте 4700 м. Но и он через несколько лет оказался целиком во власти льдов. Летом 1974 г. во время эльбрусской экспедиции, в которой участвовали авторы этих строк, домик был освобожден ото льда и отремонтирован. В нем мы провели интересные исследования по изучению эффекта гиповентиляторной тренировки в условиях высокогорья.

Раз уж мы заговорили о Камнях Пастухова, то не лишне рассказать и об их истории, наглядно демонстрирующей резервы человеческого организма в преодолении горной болезни. 31 июля 1890 г. на восточную вершину Эльбруса вышел с казаками военный топограф Андрей Васильевич Пастухов. Выше тех самых камней, которые теперь носят его имя, Пастухова не пускали сильнейшие приступы горной болезни (общая слабость, невозможность самостоятельно передвигаться, тошнота). Четыре раза казаки на бурках сносили его без сознания к этим камням, однако, придя в себя и сделав передышку, Пастухов снова шел на штурм высоты! И снова приступ горной болезни валил его с ног, и снова казаки стаскивали его вниз… Наконец на шестые сутки штурма Пастухов выбрался на восточную вершину Эльбруса и проработал там 3.5 ч, производя топографическую съемку.

Говоря о приспособлении организма человека к высокогорному климату, нельзя не отдать должного огромной 50-летней работе в этой области, проделанной Н. Н. Сиротининым. Мы вправе считать его «отцом» советской высокогорной физиологии и медицины. Им был впервые выдвинут, экспериментально обоснован и разработан принцип так называемой ступенчатой акклиматизации, т. е. постепенной адаптации к горному климату на все возрастающих высотах, предложена кислотная профилактика горной болезни, которая возникает из-за недостатка кислорода и вымывания из организма углекислоты во время одышки. Н. Н. Сиротининым были разработаны методы лечения горным климатом бронхиальной астмы, малокровия, некоторых психических заболеваний. Логика исследований Н. Н. Сиротинина высокогорной адаптации привела к постановке и решению новых задач: использовать компенсаторно-приспособительные реакции организма, выработанные при тренировке по преодолению кислородного голодания, для повышения его устойчивости к действию различных экстремальных факторов.»

Йоги в СССР. Часть 4. Бродов В.В.

1 Сен 2013

Бродов В.В.
Бродов Василий Васильевич
(1912-1996)

Вряд ли вы сможете найти в интернете разнообразные фотографии этого человека и биографические подробности его жизни. Информация о нём предельна скупа и лаконична. Между тем, он имел непосредственное отношение к легализации йоги в Советском Союзе, его имя связано с выходом на экраны в 1970 году научно-популярного фильма «Индийские йоги — кто они?» и с организацией в 1989 году «Ассоциации йоги СССР».

Бродов Василий Васильевич «(1912-1996) — спец. по истории инд. филос.; д-р филос. наук, проф. Род. в Москве. Окончил филос. ф-т МИФЛИ (1938). Участник Великой Отеч. войны.»

За этими короткими строками из биографического справочника скрывается далеко не безоблачная довоенная жизнь. Теперь только доверчивых детишек в школе можно обмануть тем, что мирный созидающий труд советского народа был внезапно прерван в 1941 году агрессивным нападением коварного врага. Сталинский СССР в те годы с не меньшими агрессивностью и коварством, чем гитлеровская Германия, готовился к ведению захватнической войны в Европе с целью окончательной победы пролетариата во всём мире. (Почему мощнейшая Красная Армия оказалась совершенно не готовой к войне оборонительной, читайте в книге Виктора Суворова «Ледокол».)

Но вернёмся к 26-летнему Василию Бродову, только что окончившему институт и направленному работать по специальности, т.е. читать лекции по философии. Конечно же, по марксистско-ленинской философии — единственно верному материалистическому способу описания мира. Но, как вскоре выяснилось, Бродов допустил непростительные перекосы в своей работе: цитаты мировых классиков составляли в его речах 82%, основоположников марксизма-ленинизма — 17.87%, любимого вождя и лучшего друга всех философов — всего 0.13%. Итог — пять лет лагерей. Куда из лагерей отправляли на фронт тоже известно — в штрафные батальоны. Немногим москвичам-философам удавалось выжить на Соловках и на переднем крае фронта. Ему повезло.

Когда и как Василий Васильевич познакомился с йогой — доподлинно неизвестно. Индийскую философию наверняка изучал ещё в институте, а практической стороной вопроса пришлось заняться, должно быть, после войны, чтобы восстановить подорванное пережитыми лишениями здоровье и поддерживать высокую работоспособность в дальнейшие годы учёбы и работы: аспирантура, профессорская работа, защита докторской. В 1962 г. Джавахарлал Неру, находясь в нашей стране с дружественным визитом, посетил МГУ, где В.В. Бродов к тому времени работал профессором кафедры. Глава индийского правительства отметил вклад Бродова в укрепление связей между народами Индии и России и даже пригласил его с ответным визитом в Дели, что для ученого-индолога было весьма почётно. В 1967 году, на исходе хрущёвской оттепели, в издательстве МГУ вышла монография В.В.Бродова «Индийская философия нового времени». И пусть читателя не смущает предисловие к изданию:

Задача настоящего исследования — осветить с позиции марксистско-ленинской методологии основные моменты истории индийской философской и социологической мысли нового времени (1850-1917). Само собой разумеется, что в поле нашего зрения будет находиться прежде всего прогрессивная мысль, способствующая поступательному ходу исторического развития как отдельного народа, так и человеческого общества в целом.

Индийские йоги — кто они?
В.В.Бродов в фильме
«Индийские йоги — кто они?»,
1970 г.

Во-первых, без того, чтобы отдать должное генеральной линии партии, не могла увидеть свет ни одна публикация. Во-вторых, надо понимать, что практически вся жизнь В.В.Бродова прошла в условиях «социалистического строительства», что не могло не наложить отпечаток на его методологический подход к философским и организационным проблемам. В 1970 году вышел в кинопрокат и вызвал огромный интерес у публики фильм «Индийские йоги — кто они?», в создании которого Василий Васильевич принял участие как главный консультант. Но распространению йоги в России фильм не способствовал. Напротив, с этого времени она окончательно попала под официальный запрет, как чуждый советской идеологии «осколок религиозно-культовых учений».

Ситуация начала меняться только к концу 80-х, на закате истории СССР. В газетах и журналах вновь начали проскальзывать статьи об оздоровительном эффекте занятий йогой. Но беда была в том, что многие из тех теоретиков, кто учил как правильно делать, сами на деле не были практиками, а те, кто умел что-то делать, не обладали широтой взглядов и глубиной знаний в обсуждаемом предмете. В.В.Бродов был едва ли не единственным исключением. В частности, в 1988 году на заседании «круглого стола» журнала «Физкультура и спорт» и Госкомспорта СССР он сказал несколько слов и о своём личном опыте:

У нас совершенно иной социальный ритм жизни, своя эстетика, свои климатические условия. Конечно, хатха-йога должна быть приспособлена к этим условиям. Мне уже 76 лет, но я чувствую себя отлично, во всяком случае — гораздо лучше, чем 40 лет назад, когда пришел с фронта. Почему? Потому что приспособил занятия йогой к ритму своей жизни, вписал ее в этот ритм. И сейчас мне не составляет никакого труда жить в системе, включающей хатха-йогу, что и обеспечило мне отменное состояние — как физическое, так и личностное.

Первая Всесоюзная научно-практическая конференция под названием «Йога, проблемы оздоровления и самосовершенствования человека»
Показательные выступления
Б.К.С.Айенгара на конференции
в Москве, 1989 г.

В 1989 году произошло долгожданное грандиозное событие — состоялась Первая Всесоюзная научно-практическая конференция под названием «Йога: проблемы оздоровления и самосовершенствования человека». На ней присутствовали несколько сотен энтузиастов йоги со всех концов страны, первый секретарь посольства Индии в СССР, и даже сам Б.К.С.Айенгар приехал на это мероприятие со своей свитой. На второй день работы конференции была учреждена «Ассоциация йоги СССР» во главе с В.В.Бродовым, призванная объединить усилия по развитию йоги в нашей стране. Но все грандиозные планы и начинания рухнули очень скоро. Не прошло и полугода, как Бродов вынужден был констатировать:

За период формального существования (организационного становления) обнаружилось, что:
1) создание «Ассоциации йоги СССР» не имеет под собой жизненных оснований, так как в Советском Союзе нет достаточного количества квалифицированных кадров по йоге;
2) большинство членов созданной Ассоциации имеют искаженные и подчас превратные представления о йоге, как об оздоровительной системе;
3) в большинстве Ассоциацию составляют лица, усматривающие в йоге, прежде всего, источник наживы.
Кроме того, известно: специфика йоги такова, что ее преподавание требует не только высокой квалификации, малейшие неточности в методике преподавания могут оказаться роковыми для здоровья человека.
Население проявляет массовый интерес к физической культуре йогов и обращается за помощью, но данная Ассоциация не может в силу изложенных выше причин обеспечить выполнение первой заповеди медицины: «Не навреди».
Я как ученый-индолог и специалист, член ФО СССР, предлагаю Философскому обществу СССР отказаться от учреждения «Ассоциации йоги СССР» как оказавшейся неспособной к выполнению поставленных перед ней задач.

Кто эти упомянутые в п.3 лица — секрета не составляет. Самые известные из них: Белоус Ю.В., чиновник Госкомспорта — организации, курировавшей йогу в СССР; Федотова Е.О., бизнесвумен, благодаря которой корпорация айенгар-йоги заполонила всю территорию экс-СССР; Тетерников Л.И., неуловимый руководитель второй Ассоциации йоги СССР и неповторимый фальсификатор йоги в своих собственных интересах. С тех пор йога в России стала предметом бизнеса. В 1990 году В.В.Бродов в соавторстве опубликовал статью, одноимённую с фильмом 20-летней давности, в которой с горечью писал о запрете йоги тогда и разгуле лже-йоги сейчас:

Напомним лишь о том, что у создателей фильма, в том числе и у главного консультанта (одного из авторов этой статьи), был замысел: во-первых, на киноматериале, каким располагал режиссер, познакомить советских людей с уникальным явлением древней индийской культуры; во-вторых, вызвать у нашего мыслящего естествознания (ученых, в первую очередь представителей медико-биологических наук) размышления на тему «твои возможности, человек»; в-третьих, побудить специалистов к извлечению из йоги того рационального зерна, которое могло бы послужить нашим людям дополнительным резервом здоровья. К сожалению, по идеологическим причинам застойного периода, замысел не получил ожидаемого понимания и оценки. У наиболее влиятельных чиновников из Минздрава и Госкомспорта была однозначная реакция на содержание фильма: «пропаганда идеализма и религии».

и далее:

У нас нет намерения критиковать отечественных йогов, к каким бы школам или группам они не относились. Будем терпимы друг к другу. Идет сложный процесс теоретического осмысления и практического применения в тысячелетиях накопленного многосложного опыта самовоспитания и самосовершенствования человеческой личности. Конечно, следует считаться с тем, что возможны ошибочные, неадекватные толкования текстов древнего учения. В практических занятиях такие ошибки также возможны. Однако, у компетентного Учителя (Гуруджи) при внимательном отношении к делу, если и возможны ошибки, то небольшие, легко поправимые. Непоправимые ошибки (порой с трагическим исходом) происходят лишь в том случае, когда в роли Учителя выступает невежда, дилетант, лжейог. Речь идет об искажении учения и практики йоги, когда они подменяются тем, чему йога никогда не учила.

Федерация йоги России
Увы. Не поддаются инструктора
йоги стандартизации, как их ни сертифицируй.

За прошедшие двадцать с лишним лет в России мало что изменилось вокруг йоги, хотя сегодня не преподают йогу в многочисленных фитнес-центрах и клубах только ленивые инструкторы. Много в России было и ещё будет различных ассоциаций и федераций от йоги. В одну из них и меня однажды занесла нелёгкая. Но кончаются они одинаково — внутренние раздоры, борьба за клиентов, безответственная самореклама и некомпетентность собственно в йоге. Думается, В.В.Бродов к концу своей жизни ясно понимал отнюдь не радужные перспективы развития йоги в современном мире, в том числе и в России. Но он всегда агитировал за подлинную йогу, не подверженную влияниям ни бизнеса, ни времени. Веру давали знания и личный опыт.



FaceBook
ВКонтакте